Территория безумцев

В процессе общения в интернете, постоянно ловишь себя на мысли, что попал в дурдом. При этом в реальной жизни нас, как правило, окружают адекватные люди, и встреча с безумцем – событие нечастое. Почему так получается?

Когда-то в доинтернетную эпоху сумасшедшему жилось несладко. Его игнорировали. Окружающие всячески пытались заткнуть ему рот, а если это не удавалось, затыкали свои уши. Сумасшедший был одинок и несчастен, он жил в вакууме. Единственным человеком, который мог его выслушать, был психиатр. Когда он пытался заговорить со случайными прохожими на улице, те только ускоряли шаг, а встретить собрата по безумию было событием маловероятным. Но появление интернета изменило всё.

Безумец обрёл то, о чём раньше не мог и мечтать. У него появилась аудитория в сотни, тысячи, десятки тысяч человек. Он получил возможность вещать, общаться на равных с известными личностями и самому стать известной личностью. Он получил право хамить, оскорблять, злорадствовать. То, что раньше он мог позволить себе только с близкими родственниками, теперь стало можно с кем угодно. Он почувствовал себя судьёй, прокурором и палачом в одном лице. Он стал воином, он смог найти себе врагов и биться с ними в кровавых виртуальных холиварах. Но он нашёл и единомышленников, собратьев по безумию. Да, он был неудачником по жизни, безумие не позволяло ему добиться успеха хоть в чём-нибудь, но теперь он мог найти таких же неудачников, и, совместно расчёсывая свои обиды и раны, получать от этого удовольствие. Он смог придумывать теории, основывать новые течения в истории, психологии, философии, ниспровергая и втаптывая в грязь любого авторитета. Даже точные науки не стали для армии безумцев неприступной крепостью. Они ворвались туда, полные решимости отменить и пересмотреть законы природы, а с природой у них особые счёты.

Хорошо или плохо для общества, что его безумцы (а это несколько процентов от численности общества, не так уж и мало) обосновались в виртуальной реальности? С одной стороны это хорошо. Лучше пусть сумасшедший сидит дни и ночи напролёт за монитором, чем досаждает своим родственникам или болтается по улицам в поисках приключений. Вреда он него стало объективно меньше. Но с другой стороны, его болезнь окончательно стала неизлечимой. Если раньше существовала гипотетическая возможность поправиться, то её больше не существует. Он ушёл в виртуальный мир навсегда.