6267 subscribers

А давайте откопаем Бетховена и проверим его ДНК

307 full reads

И это вовсе не горячая тема для фрик-шоу "Пусть говорят".

Великий человек всегда отбрасывают огромную тень. Бескрайнее информационное поле, где можно встретить кого угодно: от маститых учёных-музыковедов, терпеливо анализирующих каждую ноту композитора до прытких "блогеров", выискивающих "блох" в его пышной шевелюре.

А ещё существуют люди, считающие, что Бетховен - это добродушный симпатяга-сенбернар из американской комедии. Или название магазина товаров для животных. Но таких ничтожное меньшинство, скорее всего.

Музыка Бетховена прочно вошла в культурный код человечества. Как утверждал композитор Дмитрий Борисович Кабалевский:

В каждом - частица Бетховена.

Запомните эти слова!

Бетховен является настолько доминирующей музыкальной величиной, что нет числа "моськам", желающим сбросить его с вершины ... ну или просто "лягнуть".

Некий Поль Скудо считал композитора

смутным источником из которого вышли все плохие музыканты современной Германии: Лист, Вагнер, Шуман, не говоря уже о Мендельсоне ...

Известный в узких кругах Анри Бланшар витийствовал, что

мысль Бетховена в финале Тринадцатого квартета похожа на бедную ласточку, которая беспрестанно порхает, напрягая глаз и ухо, в наглухо закрытой квартире.

Некто Александр Улыбычев высокомерно-снисходительно отзывался о Пятой симфонии:

Это музыка, да или нет? Если бы мне ответили утвердительно, я бы сказал … что это не относится к тому искусству, которое я привык считать музыкой.

Ему поддакивал лондонский "The Harmonicon", но уже о Третьей симфонии:

Трудно оставаться в восхищении три четверти часа. Эта симфония бесконечно длинна ... Если её не сократить тем или иным способом, никто не захочет её играть или слышать снова.

Какой-то Чак Берри самонадеянно просил его "посторониться", но так и остался музыкальным курьёзом.

Как ни странно, одни и те же бетховенские пьесы слушают и любят люди с диаметрально противоположными взглядами. И достоверно, хуже врагов могут быть только друзья.

Та-та-та-даааа ... Кто там стучится в дверь крышку гроба?

Да это немецкий поп-певец афрокубинского происхождения Роберто Бланко, ведомый неукротимым желанием пролить свет в якобы "тёмное" прошлое композитора, призывает мэра Вены Михаэля Людвига провести экcгyмaцию тела Бетховена для генетического исследования.

Фото певца с сайта merkur.de
Фото певца с сайта merkur.de

Автор некогда популярной песенки "Немного повеселиться - это всегда хорошо!" на полном серьёзе обращается к политику социал-демократической партии Австрии:

На кого он был больше похож? На вас или на меня?
Бьюсь об заклад, Бетховен был больше похож на меня, чем на вас, господин мэр.

И если власти австрийской столицы пойдут на поводу немецкого шансонье, то это будет третья по счёту экcгyмaция останков композитора.

Впервые его могилу потревожили 13 октября 1863 года. Сделано это было по инициативе Gesellschaft der Musikfreunde (Общества любителей музыки), пожелавших, чтобы Бетховен и, похороненный недалеко от него, Франц Шуберт покоились в более "комфортных условиях" - в металлических саркофагах.

Спустя двадцать пять лет, 22 июня 1888 года могилу Бетховена раскопали вновь, чтобы перенести останки на центральное кладбище Вены.

И если во время первого вскрытия с черепа Бетховена был выполнен гипсовый слепок, то во второй раз это не представлялось возможным из-за его крайне ветхого состояния. Более того, несколько фрагментов оказались "лишними".

Известно, что височные кости были изъяты сразу после смерти композитора для изучения причин его глухоты. Трепанацию проводил доктор Иоганн Вагнер. Больше этих костей никто не видел.

При вскрытии 1863 года доктор Герхард фон Брейнинг утаил от общественности два больших и восемь маленьких фрагментов черепа бедного Йорика Людвига. На тему их последующих передвижений по миру можно написать несколько статей.

Известный историк и генеалог доктор Ральф Гюнтер Ян сильно сомневается не только в целостности, но и подлинности останков из-за существовавшей практики по растаскиванию частей умершего человека на "сувениры".

На следующий день после кончины великого композитора его знаменитая шевелюра стала объектом самой циничной стрижки. Так, пятнадцатилетний студент Фердинанд Хиллер отрезал 582 волоса.

И в те дни он был не первым, и далеко не последним охотником за частицей гения. Различные государственные и частные коллекции гордятся локонами Бетховена до сих пор.

Интересно, что в 1999 году было проведено ДНК-тестирование волос, срезанных Хиллером. Для получения достоверных данных требуется анализировать не стержни волос, а волосяные фолликулы. Оказалось, что в образце они были, а это значит, что молодой студент не состригал, а вырывал волосы с головы умершего композитора.

В любом случае ядерные ДНК обнаружить не удалось, только митохондриальные. Аналогичный результат был получен при исследовании фрагментов черепа якобы принадлежащих Бетховену.

И какой тогда смысл требовать очередного вскрытия могилы для проведения тестов? Возьмите существующие образцы и тренируйтесь!

Тут другое.

"Чёрное" сообщество изо всех сил желает записать в свои этнические ряды какого-нибудь композитора-гения. Все понимают, что естественным путём это событие может никогда и не случится, именно поэтому выдумывается необходимость исследования ДНК.

Задача стоит одна: любыми способами доказать африканское происхождение Людвига ван Бетховена.

И, судя по накалу страстей и постоянно "подогреваемой" актуальности "повесточки", у них есть большой шанс добиться своего.

Ждите новостей, а пока почитайте другие статьи о том, как Политика лезет в Музыку:

Бетховен был чёрным - теория об африканском происхождении композитора.

Белые начинают и проигрывают. Как бороться с мнимым расизмом с помощью расизма настоящего.

В хоре только мальчики - немецкие музыкальные коллективы в эпоху воинствующего феминизма.

Классическая музыка несёт в себе семена расизма - новый полемический тренд, поднятый волной BLM со дна человеческой глупости.

Все ссылки собираются в КАТАЛОГ и никуда не теряются. Сохраняйте себе скорее!

По традиции несмешная байка:

В апреле 1813 года Бетховен одолжил у музыкального издателя Зигмунда Штайнера 1500 флоринов (большие деньги по тем временам), чтобы помочь младшему брату Касперу. Рассчитаться со Штайнером композитор не смог, и в сентябре 1814 года суд обязал его передать издателю "совершенно новую фортепианную сонату, прежде нигде не опубликованную".

Бетховен выбрал ми минорную сонату № 27. Деликатность вопроса заключалась в том, что он уже успел подарил её рукопись своему покровителю - эрцгерцогу Рудольфу Австрийскому.

Композитор самолично подготовил образец для гравировки. Однако, в некоторых местах, где темы или отрывки повторялись, он не стал утруждать себя их копированием, а ограничился максимально краткими инструкциями и непрерывными волнистыми линиями, указывающими на нужные фрагменты. Гравёр был в шоке.