6259 subscribers

Элитарность классической музыки препятствует её распространению. И это хорошо

824 full reads

Всегда выступаю против неуклюжих попыток популяризации академической классики, стремления примитивными методами упростить музыку, превратив гениальные произведения в удобоваримую жвачку.

В первую очередь это неуважение самого слушателя. Вместо полноценного продукта ему предлагают суррогаты, заранее сомневаясь в его интеллектуальных способностях. Это аналогично тому, как у читателя отобрать книгу и подсунуть буклетик с кратким пересказом или комикс.

Подобное явление в сфере "распространения сложных научных теорий" получило название Dumbing down (буквально "отупение").

Во-вторых, это почти всегда грубое искажение авторской идеи. Композитор сочинял мелодические ходы, продумывал гармонию, сочетал тембры инструментов, применял "расширенные" техники игры, творил. Для чего? Чтобы потом какой-нибудь прощелыга изуродовал его детище очередной аранжировкой для детишек?

Здесь музыка подаётся в самом наихудшем виде: преднамеренно просто, снисходительно, свысока. Это и есть - оголтелый снобизм.

Подлинная элитарность классической музыки заключается в том, что она своим существованием помогает людям достигнуть определённого уровня развития и вступить в ряды элиты. Но для этого необходимо приложить умственные усилия.

У неофита не должно возникать иллюзий, что классика это легко, забавно и весело. Понимать академическую музыку - архисложный труд. Поверхностная подача ставит её в один ряд с односложными песенками рока, рэпа и прочего шансона.

Часто в комментариях встречаю мнение, что якобы использование эстрадными исполнителями музыкального материала из произведений академических композиторов способствует популяризации и продвижению классики в широкие массы. Это заблуждение, ибо карикатура всегда обесценивает оригинал.

Не менее смешными выглядят опыты привлечения больших симфонических оркестров или профессиональных оперных артистов для исполнения эстрадных композиций. Организаторы подобных перфомансов думают поднять низкопробное музыкальное содержание с помощью элитарной формы, выработать у слушателей ассоциации с "классикой".

Вот что происходит, когда из пушки палят по воробьям - много шума ... и ничего.

Академическая музыка - элитарна, на это у неё есть все резоны: многовековые традиции, стройная теоретическая основа, глубокий профессионализм композиторов.

Нет никакой необходимости в угоду конъюнктуре снижать планку, опускаться на позиции эстрады. У слушателя должна быть возможность насладиться аутентичным звучанием.

Нет беды в том, что большинство предпочитает слушать коммерциализированный фольклор. Никого не надо заставлять, призывать и агитировать. Тем более, наделять классическую музыку несуществующими свойствами.

Сказано давно и мудро: много позванных, да мало избранных.

Дверь всегда открыта.

Элитарность классической музыки препятствует её распространению. И это хорошо

Мой постоянно пополняющийся КАТАЛОГ публикаций канала. Нажимай, не думая!

Традиционная несмешная байка в заключении:

Однажды Вольфганг Амадей Моцарт инкогнито отправился в оперу, чтобы послушать исполнение одного из своих произведений. Всё шло хорошо, пока в одном месте, из-за ошибки переписчика, оркестр сыграл "ре" там, где у композитора была "ре диез". Изменение даже одной ноты внесло решительное противоречие в гармонию и превратило задуманный превосходный гармонический эффект в заурядное звучание.

Как только это произошло, Моцарт не выдержал, вскочил со своего места и закричал:
- Играйте "ре диез", пожалуйста, играйте "ре диез", негодяи!
Можно себе представить, что такое поведение произвело настоящую сенсацию. Оркестр и певцы прекратили своё выступление, а зрители начали шикать на него и требовать выдворить из зала. Пришлось Моцарту признаться кто он такой. Шум в зале стих. Композитор прошёл в оркестр и оперу начали заново.

В этот раз отсутствующая "ре диез" была сыгран на своём месте и произвела желаемый результат. По окончании оперы композитору устроили настоящую овацию, и публика не успокоилась, пока с триумфом не проводила его в отель.