6267 subscribers

История любвеобильной блондинки в сочинении Чайковского

356 full reads

Абсолютно случайно попалось на глаза видео на YouТube.

Белозубый красавчик в аляповатом концертном костюме гипертрофированно эмоционально исполняет песню с до боли знакомыми мотивами.

Первая мысль: ещё одно заимствование у мэтра классической музыки. Ведь Пётр Ильич Чайковский своё "Итальянское каприччио" написал в 1880 году, а немецкий певец Фредди Брек песню "Bianca" выпустил 93 года спустя.

Однако, не всё так просто. Вступление - да, взято из произведения Чайковского. Есть, правда, одно но. Но о нём позже.

История любвеобильной блондинки в сочинении Чайковского

Сама же мелодия не принадлежит Чайковскому стопроцентно. Полное название его сочинения "Итальянского каприччио на темы народных песен для оркестра". Считается, что композитор использовал в нём четыре итальянские народные мелодии.

Мелодический материал из песни Брека появляется дважды.

С отметки 4:50 тема интонируется двумя гобоями и поддакивающей им флейтой, а затем её проводят два корнета и труба. Обрастая подголосками, мелодия приобретает поистине гимническое звучание, подготавливая слушателя к появлению подвижного танца, скорее испанского, чем итальянского.

С не меньшим эффектом эта мелодия вклинивается в искромётную тарантеллу на отметке 13:35, перед фееричной кодой.

И Чайковский, и Брек обращаются к одной и той же народной песне под названием "Bella ragazza dalle trecce bionde" ("Красивая блондинка с косой"). Девушка очень популярна среди молодых людей и, видимо, отвечает им взаимностью, но держит это в строжайшей тайне от родителей. Папа и мама не в курсе, что их дочь занимается любовью:

Babbo non vuole, mamma nemmeno, come faremo a fare l'amor.

В книге музыковеда Геннадия Алексеевича Пожидаева "Чайковский в Риме" отмечается, что эта песня была напета композитору уличным музыкантом. В качестве контраста к ней Пётр Ильич выбрал песню венецианских гондольеров из купленного в нотном магазине сборника народных итальянских песен.

Однако, песня о любвеобильной блондинке, а тем более печальные мотивы лодочников, не подходили для вступления. Выход нашёлся неожиданно. По соседству с гостиницей "Констанци", где остановился композитор, разместились казармы королевских кирасир:

Внизу, по небольшому плацу рядом с двором гостиницы, под громкие команды офицеров вышагивали шеренги солдат. Ладно бы солдаты только шагали, но они ещё и стреляли, и самое ужасное - кто-то терпеливо, монотонно упражнялся в игре на трубе. Видно, это был молодой полковой горнист, потому что он играл разные сигналы. Правда, сами по себе сигналы были даже интересны. Особенно вот этот - наверное, сигнал отбоя.

Торжественные фанфары, открывающие "Итальянское каприччио" Чайковского (и песню Брека тоже) и есть этот надоедавший композитору сигнал неугомонного горниста.

Получается, что в "Итальянском каприччио" нет ни одной оригинальной мелодии, только аранжировки.

В этом произведении Чайковский проявляется себя как искусный флорист. Он берёт несколько разных цветов и составляет из них композицию, где неповторимость отдельного цветка изящно вписывается в общую красоту букета.

Художник Альберт Генри Коллингс
Художник Альберт Генри Коллингс

По традиции несмешная байка:

Однажды во время выступления баритон Владимир Аркадьевич Канделаки серьёзно разошёлся в темпе с оркестром, за дирижёрским пультом которого стоял Самуил Абрамович Самосуд. После нескольких гневных взглядов в сторону певца, дирижёр что-то шепнул концертмейстеру струнных.
После выступления Канделаки подошёл к концертмейстеру с вопросом:
- Что? Что сказал Самосуд?
- Это всё бесполезно ... пусть поёт как хочет.

Каталог статей, нарративов и видео.

Благодарю всех за лайки, интересные комментарии и репосты в социальных сетях.

При комментировании, пожалуйста, будьте вежливы!