6252 subscribers

Как спойлеры раскрывают интригу и лишают нас эмоциональных открытий

12k full reads

Одни композиторы дают названия своим сочинениям, другие предпочитают традиционную систему присвоения номеров. Дело в том, что любой заголовок уже программирует слушателя. И если идёшь слушать "Поэму экстаза" Скрябина или "Дьявольские трели" Тартини, то определённый ассоциативный ряд возникнет в любом случае. После того, как музыка получает такие словесные костыли, она теряет своё очарование и некую таинственность. Сидишь и ждёшь, когда же прозвучит этот "экстаз" или эта "трель".

Ещё хуже, когда название даёт сама публика и оно закрепляется за произведением, как кличка за физруком. Навсегда. Ещё не родившиеся любители классики уже обречены перед прослушиванием узнать мнение из прошлого в виде глупого заголовка.

Как спойлеры раскрывают интригу и лишают нас эмоциональных открытий

Феликс Мендельсон-Бартольди сначала назвал сборник своих пьес "Оригинальные мелодии для фортепиано". Куда уж нейтральнее. Затем переименовал их в "Песни без слов". Тоже звучит приемлемо. Всего было опубликовано 48 пьес, и многие из них получили названия, но не от композитора, а от слушателей и исполнителей: "Охотничья песня", "Весенняя песня", "Колыбельная песня", "Траурный марш". И как теперь их слушать? Это же спойлер в чистом виде, создающий настрой.

Последняя из тридцати сонат, опубликованных Доменико Скарлатти, имела обычный заголовок - "Фуга". Но, по мнению фортепианного виртуоза Муцио Клементи, тема фуги звучит так, словно по клавиатуре пробежала кошка. С тех пор за этим этюдом закрепилось название "Кошачья фуга", а история о кошке стала как бы настоящей.

Антон Шиндлер придумал девиз для мотива открывающего Пятую симфонию Людвига ван Бетховена - "Так судьба стучится в дверь". И вот уже всё сочинение называют "Симфонией судьбы". А то, что на этот мотив Бетховен напевал "Leck mich am Arch" умалчивается, потому как миф о композиторе "схватившего судьбу за глотку" надо поддерживать и он красив сам по себе.

Тема бетховенской мифологии неисчерпаема.

После смерти композитора в его архиве находят ранее неизданную пьесу, присваивают ей номер 129 и публикуют. Название обычное: "Рондо в духе каприса для фортепиано соло". Действительно, в автографе есть пометка композитора "В венгерском стиле. Вроде каприса". Но далее кто-то другой вписывает своё название "Ярость по поводу потерянного гроша, разразившаяся в форме каприччио". Новая легенда готова. Теперь все считают, что композитор изображает в звуках фрагмент из своей нелёгкой жизни.

Противоположный случай. Струнный квартет № 11 фа минор был озаглавлен Бетховеным "Quartetto serioso" ("Серьёзный квартет"), но ни один издатель не опубликовал его с таким заглавием. А ведь за музыкой квартета стоит неудачное сватовство к Терезе Мальфати. Да! И знаменитое "К Элизе" вероятнее всего называется "К Терезе".

Фортепианные сонаты Бетховена это хоровод эпитетов, к которым композитор не имеет никакого отношения: "Аппасионата", "Вальдштейн-соната", "Лунная соната". Лишь две из 32 сонат получили свои имена от композитора - это Восьмая "Патетическая" соната до минор и ми-бемоль мажорная соната № 26 "Прощание".

Что общего между последней Симфонией № 41 Вольфганга Амадея Моцарта и древнеримским божеством? Ничего. Но уже поздно, кличка за симфонией закрепилась - "Юпитер". Или Двадцать первый фортепианный концерт. Получил название в 1967 году, когда был снят фильм "Эльвира Мадиган", в котором звучала музыка из его второй части - Andante.

Нельзя обойти вниманием третьего старовенца - Йозефа Гайдна, создателя 105-ти симфоний. Большинству симфоний любители музыки к скучному номеру добавили характерное имя. Вот некоторые из них:

№ 22 - получила название "Философ", вероятно из-за необычного звучания оркестра;

№ 31 - имеет два противоречащих друг другу названия "С сигналом рога" и "Начеку". Некий меломан установил, что мотив у валторны из первой части относится к старинным хорватским сигналам, исполняемых на роге животного;

№ 45 - хрестоматийная и легендарная "Прощальная", обросшая мифами и сказками;

№ 55 - из-за размерного движения музыки стала "Школьным учителем";

№ 73 - в финале звучит французский охотничий сигнал, следовательно, называем "Охота";

№ 83 - все мотивы и темы, основанные на повторении одного звука стаккато воспринимается как кудахтанье, поэтому - "Курица".

№ 94 - "Сюрприз" или "С ударом литавр". Та самая симфония, о которой композитор якобы говорил пророческим тоном:

Тут все бабы подпрыгнут!

Как в воду глядел. Лондонская пресса сообщала, что во время её исполнения одна дама упала в обморок и её пришлось вывести на свежий воздух;

№ 101 - двухголосная ритмическая фигура в среднем голосе во второй части напоминает тиканье часов, значит - "Часы".

Не меньше названий получили более восьмидесяти струнных квартетов композитора: "Солнечные", "Девичьи", "Прусские".

Музыка тем и прекрасна, что может вызывать у разных людей разные чувства. Конечно, маловероятно, что в одном и том же фрагменте один услышит шум битвы, а другой ласковую колыбельную. Но бурные пассажи могут вызвать ассоциации и с разгулом стихии, и с бурей чувств в душе человека, и с грозным гулом сражения. А если человеку заранее сообщают "про что" будет музыка? В чём собственно интрига?

Все факты взяты из книги Бруно Аулиха "Лунная соната, Кошачья фуга или любопытные истории о знаменитых музыкальных произведениях трёх столетий". Очень советую почитать.

Традиционная несмешная байка на своём месте:

Во время домашнего концерта дверь внезапно открылась, и на пороге появился полицейский. Хозяин подошёл к блюстителю порядка с вопросом: "Что вы хотите? Что-то случилось?"
"Да, - сказал полицейский, - некий джентльмен недавно выбежал из этого дома с криками, что не может вынести такого жестокого обращения с неким мистером Вагнером.

Каталог публикаций канала.