6267 subscribers

Композиторы в оппозиции

256 full reads

Знаете как композиторы своей музыкой "шатают режим"? Сейчас расскажу, кратенько.

W Polsce

В сентябре 1831 года русские войска взяли Варшаву, поставив жирно-кровавую точку в подавлении польского восстания против власти Российской империи.

В своём Штутгартском дневнике юный Фридерик Шопен в отчаянии пишет:

Я писал предыдущие страницы, ничего не зная о том, что враг в доме. Предместья разрушены - сожжены ...
О боже, и ты существуешь! - Существуешь и не мстишь! Или тебе мало московских злодеяний - или - или ты сам москаль! О, Отец, такова отрада твоей старости! - Мама, страдалица, нежная мать, ты пережила дочь, чтобы увидеть, как москаль по её костям ворвётся терзать вас.

Именно тогда в край расстроенный композитор создаёт до минорный Этюд для фортепиано, позже названный Ференцом Листом "Революционным".

Пьеса начинается артиллерийским залпом диссонирующего аккорда, после которого от середины клавиатуры низвергается бурный пассаж гнева и возмущения. Эти два элемента - страстная аккордовая фраза и рокочущий пассаж - пронизывают весь Этюд.

Боль композитора о поруганной Родине звучит ещё больше во Второй фортепианной сонате си-бемоль минор. В третьей части - знаменитом траурном марше - композитор отдаёт дань памяти всем полякам, погибшим в борьбе за независимость.

Необычен финал сонаты - стремительно быстрый, сумрачный. По мысли Антона Григорьевича Рубинштейна, это

... изображение ветра, бесконечными струями проносящегося одинаково над могилами героев и безвестно павших в бою воинов.

Другим символом борьбы польского народа стал Полонез № 13 "Прощание с Родиной" Михаила Огинского. Повстанцы аранжировали его в виде марша. Надо сказать, что написан полонез был после подавления более раннего восстания - Тадеуша Костюшко в 1794 году. Похоже бунтовать поляки не умеют.

Настоящим музыкальным символом инсургентов была "Варшавянка", музыку к которой написал польский композитор, дирижёр и директор варшавского оперного театра Кароль Курпиньский.

In Italia

Итальянский композитор Джузеппе Верди сочинял не только оперы, ему принадлежит авторство революционного гимна "Звучит труба", написанного для революции 1849 года.

В созданной в тоже время опере "Битва при Леньяно" огромную драматургическую роль играет другой гимн - "Славься, Италия". По сути он скрепляет всю оперу, появляясь в узловых моментах каждого акта.

Современники называли композитора "маэстро итальянской революции". Его музыка реально вдохновляла народ на борьбу, мелодии из опер ложились в основу революционных песен.

Итальянцы в середине XIX века постоянно бузили, выступая против гнёта Габсбургов. Карбонарии, "Молодая Италия", Рисорджименто и разные Гарибальди перманентно поднимали народ на борьбу. Да всё неудачно.

Может тогда вторым национальным гимном страны и стал хор пленённых иудеев из оперы Верди "Набукко" - "Va, pensiero, sull’ali dorate" ("Лети, мысль, на золотых крыльях"):

Пусть прозвучит твой стон,
столь же горький, как судьба Иерусалима,
пусть Господь внушит тебе мелодию,
которая даст нам силы страдать!

В России

Оперные произведения Николая Андреевича Римского-Корсакова всегда отличались яркостью музыкальных образов, глубиной проработки материала и смысловой насыщенностью.

Композитор не был революционером, но не любил самодержавие. Начиная со "Сказки о царе Салтане" в его операх появляются элементы сатиры на действующий строй. Царствующая особа изображена вздорной и одновременно безвольной, идущей на поводу завистливого окружения. Несколько карикатурной роли Салтана композитор противопоставляет светлый образ Лебедь-птицы, превращающейся в Царевну Лебедь.

Для оперы "Кащей Бессмертный" композитор сам пишет либретто, наполнив его аллюзиями на окружающую политическую обстановку, постепенно формирующуюся революционную ситуацию. Шёл 1902 год.

Образ Кащея может трактоваться очень широко: от олицетворения некоего абстрактного Вселенского Зла до вполне себе конкретного обер-прокурора Синода Константина Петровича Победоносцева.

Композиторы в оппозиции
Композиторы в оппозиции

Мир Кащеева царства вызывает представление о власти царя, сковывающей силы народа, пленная Царевна символизирует Русь, а Буря-Богатырь - грядущую революцию.

На волю, на волю!
Вам Буря ворота открыла!
На волю, на волю!
О, красное солнце,
свобода, весна и любовь!

Постановка оперы в театре Комиссаржевской 27 марта 1905 года переросла в политический митинг. Кто-то из зала на последних словах хора выкрикнул "Долой самодержавие!" и началось.

Власти отменили концертное отделение вечера, здание театра было оцеплено конной полицией. На какое-то время произведения композитора были запрещены цензурой.

Последняя опера Римского-Корсакова стала уже открытой сатирой на действующую власть. "Золотой петушок" - отклик композитора на подавленную революцию 1905 года. Удивительно, как вообще её разрешили ставить, даже в купированном виде. А говорили в России не было демократии. Впрочем, есть версия, что сам Николай II дал добро со словами:

Но ведь такие цари-идиоты возможны только в сказках!

Колючая музыка композитора и едкие вставки в пушкинский текст либреттиста Владимира Ивановича Бельского превратили "Золотого петушка" в гениальный музыкально-политический памфлет.

Композиторы в оппозиции
Композиторы в оппозиции

Только Николай Андреевич так и не увидел своё детище на сцене.
В эпилоге оперы на сцену выходит убитый ранее Звездочёт и окончательно запутывает публику:

Вот чем кончилася сказка.
Но кровавая развязка,
сколь ни тягостна она,
волновать вас не должна.
Разве я лишь да царица
были здесь живые лица,
остальные - бред, мечта,
призрак бледный, пустота ...

На самом деле, я не думаю, что инструментально-песенное творчество хоть как-то влияет на смену властных декораций. Композиторы и музыканты - это обычные люди, лучше других умеющих упорядочивать звуки. И как всем людям им свойственно рефлексировать.

Так что, ни "Время Менять Имена" Константина Евгеньевича Кинчева, ни "Хочу Перемен" Виктора Робертовича Цоя, ни "Wind of Change" Клауса Майне, ни даже "Ветер перемен" Максима Исааковича Дунаевского не принесут никаких кардинальных изменений. И как точно подметил режиссёр Сергей Александрович Соловьев:

Непростое дело - орать: "Перемен!", не зная, чего именно ты хочешь ...

В заключении по традиции несмешная байка:

На оперной постановке, которой дирижировал Рихард Штраус, бас-баритон Ханс Хоттер уверенно спел фальшивую ноту. В антракте певец подошёл к композитору с извинениями на что Штраус ответил:
- Вы так убедительно это сделали, я даже подумал, что сам так написал!

Каталог всех статей, нарративов и видео.

Благодарю всех за лайки, интересные комментарии и репосты в социальных сетях.