6293 subscribers

Лунная связь: Бетховен, Леннон, Шостакович.

1,3k full reads

Мистификация Джона Леннона об истории создания песни Because из альбома Abbey Road 1969 года до сих пор будоражит интернет-сообщество, выливаясь в обвинительное "украл и сам сознался". Якобы жена музыканта Йоко Оно играла на фортепиано Лунную сонату Людвига ван Бетховена, Леннон попросил сыграть её наоборот и вуаля - песня готова.

Джон Леннон и Йоко Оно
Джон Леннон и Йоко Оно

На самом деле написать жизнеспособное музыкальное сочинение, перевернув существующее, вполне возможно. Об этом будет отдельная статья. Пока вспомним первоисточник этой истории.

Соната для фортепиано № 14, до-диез минор, opus 27, № 2 "quasi una Fantasia" в трёх частях сочинена Бетховеном в 1800 - 1801 годах, издана в марте 1802 года. Подробности сочинения и посвящения, анализ музыки, влияние на живопись и поэзию: про всё это уже было написано. Повторяться не буду. И музыки не будет, потому что её знают все.

Впервые аккорды похожие на аккорды Because были исполнены Ленноном в марте 1969 года для композиции Amsterdam из авангардистского Wedding Album. Это так называемый фрагмент "Оставайтесь в постели". Джон играет на гитаре арпеджио в до миноре, а Йоко Оно поёт:

Stay in bed,
for bed-in,
for peace of the world,
stay in bed,
grow your hair.

На последней фразе к ней присоединяется Леннон: Grow your hair.

Исследователь Ян Хаммонд (Ian Hammond) предполагает, что изначально этот фрагмент был придуман Ленноном под влиянием до-минорной прелюдии Иоганна Себастьяна Баха. К сожалению, Хаммонд не указал номер сочинения, но по фигурациям больше всего подходит прелюдия для лютни соло BWV 999:

Далее Леннон заметил (тут, скорее всего, не обошлось без Йоко Оно), что аккорды "Оставайтесь в постели" похожи на аккорды первой части сонаты Бетховена сыгранных арпеджио в обратную сторону. После этого "Оставайтесь в постели" превращается в Because, а мы получаем легендарную байку. В общем, дискуссии продолжаются, но вступление на клавесине голосует за чистое барокко (Бах):

Скерцо Седьмой симфонии Дмитрия Дмитриевича Шостаковича после оглушительной первой части с "эпизодом нашествия" звучит необычно: лирически-интимно, не быстро. В нём всё настраивает на воспоминания о довоенной жизни. Музыка подаётся как бы вполголоса, в ней слышатся то отзвуки какого-то танца, то трогательно-нежной песни. Это воспоминания советских людей, солдат и жителей блокадного города. И вдруг мы слышим воспоминания врага - немецких солдат, сидящих в окопах вокруг Ленинграда: гротескно, даже карикатурно возникает аллюзия на "Лунную сонату" Бетховена.

Чувствуя скорое окончание своего земного существования, Шостакович создаёт последний шедевр - Альтовую сонату (соч. 147), финал которой назван "Адажио памяти великого композитора". Великий композитор это Бетховен и именно его фортепианную сонату цитирует Шостакович:

И по традиции несмешная байка:

На экзамене по политграмоте в консерватории молодому Дмитрию Шостаковичу был задан вопрос:
- Вы даёте фортепианный концерт. Кто должен получить большее вознаграждение: вы или портной, который сшил вам брюки?
- Конечно, я - ответил Шостакович, - моя работа требует специальных знаний, подготовительной и упорной работы. Кроме того, пианист должен обладать природными данными.
На этом экзамен закончился. Шостакович направился к выходу, но неожиданно вернулся:
- Я ошибся. Портной должен получить большее вознаграждение, чем я, потому что, как бы я хорошо ни играл, всё-таки невозможно выйти на сцену без штанов. Нет, вознаграждение портного должно быть выше.

Дорогие читатели канала, чтобы не затеряться в Океане Нот - сохраните себе постоянно пополняющийся каталог статей, нарративов и видео.