6252 subscribers

Почему в Израиле запрет музыки не считают нарушением свободы и демократии?

951 full read

Классическое ЭДПН (Это Другое - Понимать Надо).

Гонения в СССР на авторов не отвечающим "высокому званию советского композитора" считается уродливой формой тоталитаризма и насилием над свободой творчества. Запрет на исполнение сочинений Дмитрия Дмитриевича Шостаковича в 1936 году, табуирование произведений опальных композиторов в 1948-ом, "Хрениковская семёрка" 1979-го - всё это осталось позади.

Трагической страницей истории стало массовое выдавливание инакомыслящих композиторов из Германии в тридцатых годах прошлого века, когда из-за опасения за собственную жизнь страну вынуждены были покинуть Курт Вайль, Арнольд Шёнберг, Пауль Хиндемит, Эрнст Кшенек. Рискнувшие остаться были перемолоты нацисткой машиной уничтожения. Эрвин Шульхоф скончался от туберкулёза в Вюльцбурге, погибли в Освенциме Павел Хаас и Виктор Ульман, умер при невыясненных обстоятельствах в Фюрстенгрубе Гидеон Кляйн.

Это всё история. Было и прошло.

В современном Израиле под негласным запретом до сих пор находится исполнение произведений композитора умершего за полвека до прихода Гитлера к власти. Это Рихард Вагнер.

Почему в Израиле запрет музыки не считают нарушением свободы и демократии?

Почему-то именно Вагнера считают самым любимым композитором фюрера и идейным вдохновителем всего нацизма. Однако, в Германии тех лет звучала и пропагандировалась совершенно разная музыка.

Вот послушайте что играют на день рождения Гитлера - 19 апреля 1942 года - Берлинские филармоники под руководством крупнейшего дирижёра ХХ века Вильгельма Фуртвенглера.

Это финал Девятой симфонии Людвига ван Бетховена - знаменитая "Ода к радости":

Обнимитесь, миллионы!
Слейтесь в радости одной!

Эта запись есть на компакт-диске 2005 года французского лейбла "Archipel".

Почему в Израиле запрет музыки не считают нарушением свободы и демократии?

А что пошло в эфир немецкого радио 1 мая 1945 года после смерти Гитлера? Нет, не "Похоронный марш Зигфрида" из "Гибели богов" Вагнера, а тягучее Адажио из Седьмой симфонии австрийского композитора Антона Брукнера. Вот кого обожал фюрер! Это единственный человек за всё время правления нацистов попавший в "Вальхаллу" - зал славы исторических личностей, принадлежащих к германской культуре. Единственный!

На фото тот самый момент 1937 года. Рейсхканцлер восторженно разглядывает своего кумира.

Почему в Израиле запрет музыки не считают нарушением свободы и демократии?

Кантата "Кармина Бурана" Карла Орфа была невероятно популярной в Германии. В 1944 году Геббельс писал в своём дневнике об её "изысканной красоте".

Никуда не уехал, а продолжил сочинять музыку Рихард Штраус. Более того, он легко подменял отказавшихся сотрудничать с новой властью дирижёров - Артуро Тосканини и Бруно Вальтера. В 1936 году Штраус дирижировал помпезным "Олимпийским гимном" на открытии летней Олимпиады в Берлине. Рукопись партитуры он подарил Гитлеру.

Австрийский композитор Антон Веберн - один из отцов Новой Венской школы - был горячим поклонником национал-социализма, приветствуя агрессию Германии против соседей:

Это Германия сегодня! Но национал-социалистическая, конечно же! Не любая! Это именно новое государство, зародившееся 20 лет назад. Да, это новое государство, такое, какого раньше не существовало! Это нечто новое! Созданное этим уникальным человеком! Каждый день становится все более увлекательным. Я вижу такое прекрасное будущее. И для меня оно тоже будет другим.

Между тем, насколько мне известно, ни один из вышеуказанных композиторов сейчас не запрещён в Израиле. Кроме Рихарда Вагнера.

Почему свободная страна не разрешает музыкантам играть музыку, которая им нравится?

На самом деле, еврейские музыканты и дирижёры охотно исполняют музыку Вагнера, но только за пределами своего государства.

Например, в 2011 году Израильский камерный оркестр под руководством Роберто Патерностро исполнил "Идиллию Зигфрида" на вагнеровском фестивале в Байройте. При чём, чтобы не расстраивать никого в Израиле, репетиции начались только на немецкой земле.

В 2001 году в Иерусалиме израильско-аргентинский дирижёр Даниэль Баренбойм планировал сыграть отрывок из "Валькирии". Однако, под давлением общественности вынужден был изменить программу на произведения Игоря Стравинского.

В конце концерта Баренбойм заявил зрителям на иврите, что на бис оркестр сыграет отрывок из оперы "Тристан и Изольда":

Я не хочу никого обидеть, и если есть люди, которые не хотят слушать, пожалуйста, покиньте зал.

Часть аудитории ушла из зала с криками "Фашист" и "Домой". Другие аплодировали и подходили к сцене, чтобы пожать маэстро руку. Любительские записи этого противостояния есть на YouTube.

Мэр Иерусалима Эхуд Ольмерт в интервью на радио заявил, что поведение Баренбойма было "наглым, высокомерным, нецивилизованным и бесчувственным", и что городу придётся пересмотреть свои будущие отношения с ним.

Это чем-то напоминает историю с гастролями 1953 года по Израилю скрипача Яши Хейфеца, который включил в программу скрипичную сонату Штрауса. Министр образования Израиля намекнул на недопустимость подобного, на что музыкант дерзко ответил:

Музыка выше этих факторов ... Я не буду менять свою программу. У меня есть право определиться с моим репертуаром.

После одного из концертов на Яшу возле отеля напал неизвестный с железным прутом, нанося удары по футляру. Защищая скрипку, Хейфец подставил правую руку. Угрозы продолжали поступать. Скрипач больше не стал играть Штрауса, а последний концерт и вовсе был отменён из-за опухшей руки.

В 1981 году была попытка Израильского филармонического оркестра исполнить отрывок из "Тристана и Изольды", но дирижёр Зубин Мета остановил выступление, когда на сцену вышел человек, расстегнул рубашку и показал шрамы, нанесённые в нацистском концентрационном лагере.

Антисемитские настроение в европейских странах и России в XIX веке не были чем-то из ряда вон выходящими. В письмах того же Чайковского нелицеприятные эпитеты в отношении евреев появляются регулярно, но никому не придёт в голову запрещать его музыку.

Да, публично Вагнер недолюбливал евреев, что даже выпустил в 1850 году жёсткую статью "Еврейство в музыке". Однако, выступая против Джакомо Мейербера и Феликса Мендельсона, на самом деле подражал первому и исполнял увертюры второго в четыре руки в домашней обстановке со своей женой Козимой, дочерью Ференца Листа.

Лист, кстати, тоже плохо отзывался о Мендельсоне, за что и был выгнан со званного обеда Робертом Шуманом в 1848 году в Дрездене.

Монстром Вагнера сделали после смерти. Во многом виной тому стала его невероятная музыка. Именно она выделила его из болота бытового антисемитизма. Вагнер стал больше чем композитор. По словам Алекса Росса:

Вагнер превратился в колосса, чьё влияние чувствовалось не только в музыке, но и в литературе, театре и изобразительном искусстве ... при этом композитор дал импульс едва ли не всем важным политическим и эстетическим движениям своего времени.

Поэтому теперь некоторым очень трудно отделить Вагнера-композитора от Вагнера-националиста, высокое от низкого, гениальность от злодейства.

На месте традиционной несмешной байки несколько коротких отзывов:

Музыка Вагнера лучше, чем кажется. Эдгар Уилсон Най.

Прекрасный закат, который по ошибке приняли за рассвет. Клод Дебюсси.

В этот вечер давали "Парсифаля". Первый из трёх актов длился два часа, и я, даже несмотря на пение, получил удовольствие. Марк Твен.

Я не могу слишком много слушать Вагнера. У меня возникает желание напасть на Польшу. Вуди Аллен.

Каталог статей, нарративов и видео. Все ссылки на публикации канала в одном месте.

Благодарю за ваши лайки, репосты в социальных сетях и комментарии.