6252 subscribers

Реаниматоры

267 full reads

Все знают композитора Вольфганга Амадея Моцарта и практически никто не знает композитора Франца Зюсмайера. Между тем, они оба являются авторами Реквиема, моцартовского Реквиема. Вполне возможно руку к этому сочинению приложили и другие музыканты, в частности под подозрением Йозеф Эйблер.

Дело в том, что вдова композитора Констанция Моцарт, справедливо опасаясь, что заказчик Реквиема потребует обратно задаток, сделала всё возможное, чтобы неоконченное сочинение было сдано в срок. Музыковеды до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно авторства его частей. И это проблема не только Реквиема.

Самым оптимальным вариантом было бы оставлять незавершённые композиторами произведения в состоянии "как есть". Вот что успел сочинить, то и исполнять. И точка. Так нет же. Всегда найдутся энтузиасты дописать за умершим, вставить свои пять копеек, произвести ритуал музыкального воскрешения. И, по большому счёту, исказить первоначальную мысль, сделать из произведения нечто "живое", но с чужой душой.

Констанция Моцарт
Констанция Моцарт

Вот Николай Андреевич Римский-Корсаков. Талантливый композитор, плодовитый автор и перфекционист, никогда не мог пройти мимо недописанных сочинений своих менее дисциплинированных товарищей. После смерти Александра Сергеевича Даргомыжского, он вместе с Цезарем Антоновичем Кюи заканчивает оперу "Каменный гость". Ну ладно, на то была воля автора и Николай Андреевич ограничился в этом случае только оркестровкой и небольшой добавкой в виде увертюры.

Девятнадцать лет работал над оперой "Князь Игорь" Александр Порфирьевич Бородин. Видимо сидел над нотами только по большим праздникам. Как итог, опера осталась незаконченной. Завершали сочинение Римский-Корсаков и Александр Константинович Глазунов. Есть мнение, что на самом деле у Бородина была практически законченная партитура, а Римский и Глазунов сочиняли всё заново, ибо были не согласны с музыкальным языком химика-композитора. Чтобы скрыть следы "преступления", единоличным автором оперы был назначен Бородин.

Глазунов Римскому-Корсакову: Андреич, а мы точно не спалимся?
Глазунов Римскому-Корсакову: Андреич, а мы точно не спалимся?

При завершении за Модестом Петровичем Мусоргским оперы "Хованщина" Римский не только оркестровал готовый клавир, но и дописал необходимые по его мнению фрагменты, а часть партитуры исключил. Всё это делалось с благой целью - добиться разрешения на постановку. При этом истинный замысел Мусоргского был безусловно потерян. В 1913 году для парижской постановки "Хованщины" финальную сцену пишет Игорь Фёдорович Стравинский. В 1958 году Дмитрий Дмитриевич Шостакович оркеструет оперу заново. Получается, что у "Хованщины" уже три соавтора.

Другая опера Мусоргского - "Борис Годунов" - существует в двух авторских редакциях, в двух редакциях Римского-Корсакова и в редакции Шостаковича. И как ни странно, наибольшее распространение нашли варианты Римского-Корсакова, в которых были исправлены многие "шероховатости" первоначального музыкального текста Мусоргского, то есть искажена авторская идея.

Джакомо Пуччини
Джакомо Пуччини

Считается, что под влиянием "Бориса Годунова" Джакомо Пуччини намеренно отошёл от интимной камерности в своих операх, чтобы создать грандиозную "Турандот". Тяжёлая болезнь не дала ему закончить сочинение. Заключительные сцены по черновикам дописывал друг композитора Франко Альфано, поэтому финал оперы получился скомканным и несуразным. Вот реально, лучше всего было бы после самоубийства Лиу, когда Турандот остаётся один на один с Калафом, опускать занавес. И всё!

На премьере оперы дирижёр Артуро Тосканини неожиданно остановил представление и, повернувшись к публике, сказал: "Здесь перо выпало из рук композитора". Сама жизнь (вернее - смерть) подсказала какой должен быть идеальный оперный финал, а не это вот всё:

От опер перехожу к симфониям.

Дописывать за великими симфонистами это такое занятие, которое позволяет после смерти композитора погреться в лучах его славы.

По следам черновиков и набросков Людвига ван Бетховена британский музыковед Барри Купер реконструировал сочинение, названное им "Десятой симфонией". Пять лет ушло на восстановление пятнадцатиминутного отрывка. В 1988 году его исполнил Ливерпульский симфонический оркестр. Насколько это творение близко к истинным замыслам композитора сказать невозможно. Вторая часть для примера:

Из рукописного наследия Петра Ильича Чайковского в 2006 году композитором Петром Александровичем Климовым была составлена и исполнена так называемая симфония "Жизнь" в трёх частях. До этого восстановлением "Седьмой симфонии" в 50-х годах прошлого века занимался профессор консерватории Семён Богатырёв.

Девятую симфонию Антона Брукнера исполняют в трёх вариантах. Первый - только три части, которые успел дописать автор, с финальным "смертельным" adagio. Во втором варианте четвёртой частью по распоряжению композитора ставят его же гимн Te Deum. Третий вариант - полные четыре части с реконструированным по эскизам Брукнера финалом.

Альма Мария Шиндлер-Малер-Гропиус-Верфель
Альма Мария Шиндлер-Малер-Гропиус-Верфель

Наибольшую известность приобрела реконструкция Десятой симфонии Густава Малера. Как и в случае с Моцартом здесь оказалась замешана женщина - вдова композитора Альма Мария. Именно она не уничтожила рукописи симфонии, как того желал перед смертью автор, а опубликовала их в 1924 году. Говорят, что до этого Альма обращалась к знаменитым композиторам с просьбой о реконструкции, но получила отказ от Арнольда Шёнберга и Дмитрия Шостаковича. Одни отказались, а английский музыковед Дерик Кук в 60-х годах взял и "реанимировал" посмертное сочинение Малера. И теперь оно исполняется ведущими дирижёрами и записывается на компакт-диски. Десятая симфония Малера, как Ленин в Мавзолее - безжизненная мумия, созданная по конъюнктурным соображениям.

На этом всё.

Традиционная несмешная байка:

Эта история произошла с Игорем Стравинским в Барселоне, куда он прибыл, чтобы дирижировать концертами на фестивале, посвящённом его творчеству.

- По приезде в город, - рассказывал композитор, - меня ожидал приятный сюрприз, который я никогда не забуду. Среди людей, встретивших меня на вокзале, находился маленький пресимпатичный журналист. Когда он меня интервьюировал, ему захотелось чем-нибудь мне польстить, и он сказал: "Барселона ждет Вас с нетерпением. Ах, если бы Вы знали, как здесь любят Вашу "Шехерезаду" и Ваши пляски из "Князя Игоря"!

А у меня не хватило мужества его разочаровать.

Дорогие читатели и авторы, чтобы не утонуть в Океане Нот - сохраните себе постоянно пополняющийся каталог публикаций канала.