6267 subscribers

Самозванец поневоле

259 full reads

По-человечески обидно, когда твой труд получает широкое распространение только из-за того, что его автором "назначили" другого композитора. Более известного, удачливого и именитого.

И теперь твоё произведение, твоё детище, плод твоей фантазии числится в каталоге чужих работ, а бурные аплодисменты и возгласы восхищения адресованы не тебе, нет ... твоё имя никто не знает. Кроме учёных-музыковедов.

Сегодня в рубрике Композитор одного хита я представляю вам немецкого органиста 17-18 века Кристиана Петцольда. Запомните, может блеснёте где-нибудь эрудицией.

Предполагаемый портрет композитора
Предполагаемый портрет композитора

В 1965 году песня "A Lover's Concerto" в исполнении девичьей поп-группы The Toys стала главным хитом во многих странах мира, составив достойную конкуренцию душно-романтичной "Yesterday" ансамбля The Beatles и невнятно-разухабистой "Get Off of My Cloud" их конкурентов-близнецов Rolling Stones.

Успех сингла ознаменовался двумя миллионами проданных копий и золотым сертификатом RIAA.

Авторы композиции - Сэнди Линзер и Денни Рэнделл - выловили из океана общественного достояния мотив соль-мажорного менуэта (BWV Anh. 114) Иоганна Себастьяна Баха, изменили размер, придумали coпливo-розовый текст и получили хорошую прибыль.

Долгое время авторство Менуэта № 4 из знаменитой "Нотной тетради Анны Магдалены Бах" приписывалось её мужу - Иоганну Себастьяну.

Самозванец поневоле

В сентябре 1725 года композитор с концертами посетил Дрезден, где, предположительно, пересёкся с Кристианом Петцольдом, служившим в то время органистом в кирхе Святой Софии. Вполне возможно, что именно тогда Бах и подарил жене два Менуэта (мажорный и минорный), которые она аккуратно переписала в свою тетрадь.

У Петцольда менуэты были частью большой сюиты и исполнялись в традиционной форме da capo. Сначала на нижней клавиатуре клавесина играли мажорный менуэт, потом на верхней в качестве контраста - минорный. Затем мажорный менуэт повторялся.

Копия сюиты была найдена ещё в 1904 году немецким музыковедом Максом Зейфертом. Однако, полная идентичность входящих в её состав менуэтов с пьесами из книжки жены Баха осталась незамеченной.

Справедливости ради, стоит отметить, что в первом издании 1950 года Bach-Werke-Verzeichnis (Каталога работ Баха) оба сочинения попали в раздел Ahn II ("произведения сомнительной подлинности").

Авторство было раскрыто в 1979 году баховедом Хансом-Йохимом Шульце, поэтому в издании BWV 1990 года менуэты Петцольда атрибутируются как "произведения, которые когда-то приписывались Баху, но для которых установлено, что они не были им написаны".

А может их стоит исключить из каталога? Какой смысл в их упоминании, когда определён настоящий композитор?

Баху "просто неописуемо свезло" ... его музыку для широкой общественности возродил Феликс Мендельсон-Бартольди.

Антонио Вивальди также "вытащил счастливый билет", его концерты отряхнул от архивной пыли неутомимый Альберто Джентили.

У Томазо Альбинони свой ангел - Ремо Джадзотто.

Кристиан Петцольд так и остался во тьме неизвестности. Только два его сочинения, благодаря непреднамеренному "самозванству" Баха и "плагиату" современных эстрадных исполнителей, сумели пробить толщу времени и приобрести хоть какую-то популярность.

C'est la vie ...

В аналогичной ситуации, кстати, находится и Корнелиус Генрих Дретцель. Про него на канале выходила статья - Кто написал Токкату и Фугу Ре минор Баха? Нажимай, кому интересно!

А раздел Композитор одного хита КАТАЛОГА публикаций несомненно будет пополняться:

В качестве традиционной несмешная байки приведу весьма показательный диалог из мемуаров композитора Николая Николаевича Каретникова. Однажды пианист Самуил Евгеньевич Фейнберг его спросил:
- Интересно, как бы вы разрешили такую задачу … Представьте себе: Бах, Вагнер и вы плывёте в одной лодке и лодка вдруг начинает тонуть. Чтобы спастись, кто-то должен быть выброшен в воду. Кого бы выбросили вы?
Ни секунды не раздумывая, говорю:
- Я бы выбросился сам.
- А по правде, вы по правде скажите.
- Я бы выбросился сам.
- Нет-нет! Я вас серьезно спрашиваю!
- Я бы выбросился сам!
- По условиям задачи самому прыгать нельзя!
- Я бы выбросился сам!!
Самуил Евгеньевич некоторое время грустит, а затем, вновь почесывая эспаньолку, задумчиво произносит:
- А вот я бы выбросил … Баха. - И в ответ на мой изумленно-вопрошающий взор продолжает:
- А есть ли у вас гарантия, что в соседней кирхе не сидел такой же гениальный органист?