6267 subscribers

Скрипач, композитор и музыковед - Шерлок Холмс

300 full reads

Ещё одна публикация о Шерлоке Холмсе, на этот раз не киношном, а самом что ни на есть оригинально-книжном.

Скрипач, композитор и музыковед - Шерлок Холмс

Как известно, кроме виртуозного владения методом дедукции, лондонский сыщик хорошо освоил игру на скрипке. Более того, он прекрасно разбирался в качественных инструментах. Взять к примеру эпизод из "Этюда в багровых тонах", когда Холмс и Ватсон едут в кэбе к месту очередного преступления:

Стояло пасмурное, туманное утро, над крышами повисла коричневатая дымка, казавшаяся отражением грязно-серых улиц внизу. Мой спутник был в отличном настроении, без умолку болтал о кремонских скрипках и о разнице между скрипками Страдивариуса и Амати. Я помалкивал; унылая погода и предстоявшее нам грустное зрелище угнетали меня.

В рассказе "Картонная коробка" прямо указывается, что Холмс владел не простым инструментом, а изготовленным именно в мастерской Антонио Страдивари.

Мы отлично позавтракали; за столом Холмс говорил только о скрипках и с большим воодушевлением рассказал, как он за пятьдесят пять шиллингов купил у одного еврея, торгующего подержанными вещами на Тоттенхем-Корт-роуд, скрипку Страдивариуса, которая стоила по меньшей мере пятьсот гиней.

Вероятность попадания настоящего "Страдивари" на прилавки Тоттенхем-Корт-роуд была ничтожно малой, там торговали в основном музыкальными инструментами более низкого уровня. Возможно Холмсу досталась скрипка с криминальным прошлым - продавец-перекупщик банально не знал её стоимость. Или это был ломбард, куда поиздержавшиеся люди в стрессе могли сдать что угодно.

О музыкальных способностях сыщика Ватсон свидетельствует в "Этюде в багровых тонах":

Я уже сказал, что Холмс прекрасно играл на скрипке. Однако и тут было нечто странное, как во всех его занятиях. Я знал, что он может исполнять скрипичные пьесы, и довольно трудные: не раз по моей просьбе он играл "Песни" Мендельсона и другие любимые мною вещи.

Под "Песнями", скорее всего, подразумеваются транскрипции фортепианных "Песен без слов" Феликса Мендельсона. Всего было создано сорок восемь пьес. Вполне вероятно, что Холмс исполнял и фантастически мелодичную партию ми минорного скрипичного концерта композитора.

В "Союзе рыжих" компаньоны посещают концерт испанского скрипача и композитора Пабло де Сарасате, а мы ещё немного узнаём о музыкальных пристрастиях Холмса:

Сегодня в Сент-Джеймс-Холле играет Сарасате ... В программе концерта много немецкой музыки, мне она гораздо более по сердцу, чем французская или итальянская. Немецкая музыка богата глубокими мыслями, а мне как раз необходимо кое о чём поразмыслить.

Дебют Сарасате в Лондоне состоялся в 1861 году в возрасте 8 лет, а ко времени действия рассказа (1890 года), скрипач исколесил с гастролями практически весь цивилизованный мир.

Изображение с сайта classicfm.com
Изображение с сайта classicfm.com

Музыкальные и дедуктивные способности Шерлока Холмса оказываются тесно переплетёнными между собой. Слово Ватсону:

Мой друг страстно увлекался музыкой и был не только очень способным исполнителем, но и незаурядным композитором. ... Он постоянно переходил от полнейшей расслабленности к необычайной энергии, и я хорошо знал, что он никогда не бывает более твёрдым, чем в те дни, когда с бездумным спокойствием отдаётся своим импровизациям и нотам. ... Наблюдая за ним на концерте в Сент-Джеймс-Холле, я видел, с какой полнотой он отдаётся музыке, и понял, что тем, за кем он охотится, будет плохо.

Помимо традиционных произведений в репертуаре Холмса было и нечто особенное. В "Этюде в багровых тонах" Ватсон упоминает о "скребущих по нервам концертах":

Вечерами, положив скрипку на колени, он откидывался на спинку кресла, закрывал глаза и небрежно водил смычком по струнам. Иногда раздавались звучные, печальные аккорды. Другой раз неслись звуки, в которых слышалось неистовое веселье.

В этом же рассказе Холмс в одиночестве направляется на концерт чешской скрипачки Вилмы Неруды:

А теперь пообедаем и поедем слушать Норман Неруду. Она великолепно владеет смычком, и тон у неё удивительно чистый. Как мотив этой шопеновской вещицы, которую она так прелестно играет? Тра-ля-ля, лира-ля!

Предположу, что речь идёт о ми мажорном этюде Фредерика Шопена. Красивее мелодии и придумать невозможно. Да ... она мне нравится!

Вернувшись домой, Холмс в восторге рассказывает:

Это было прекрасно ... Помните, что говорит Дарвин о музыке? Он утверждает, что человечество научилось создавать музыку и наслаждаться ею гораздо раньше, чем обрело способность говорить. Быть может, оттого-то нас так глубоко волнует музыка. В наших душах сохранилась смутная память о тех туманных веках, когда мир переживал своё раннее детство.

Свои глубокие умозаключения о музыке Холмс выражал не только на словах. В рассказе "Чертежи Брюса-Партингтона" упоминается о его работе над монографией "Полифонические мотеты Лассуса". Речь идёт о полифонических песнопениях композитора голландского Возрождения Орландо ди Лассо, одного из самых плодовитых композиторов во всей истории музыки - 1350 сочинений в разных жанрах.

Монография Холмса не осталась пылиться в столе

впоследствии она была напечатана для узкого круга читателей, и специалисты расценили её как последнее слово науки по данному вопросу.

Домашнее задание: ознакомиться с творчеством франко-фламандского композитора. Буду спрашивать!

Между тем, количество публикаций о Шерлоке Холмсе потребовало выделения этой темы отдельным разделом в каталоге всех статей, нарративов и видео. Ищите там, если интересно:

В два смычка

Дон Жуан и Шерлок Холмс

Песня профессора Мориарти

А с меня традиционная несмешная байка:

Многим нравится советская многосерийная версия историй о похождениях Шерлока Холмса и Джона Ватсона. Музыку к фильму написал композитор Владимир Сергеевич Дашкевич. Написал так, что озадачил именитых музыковедов. Вспоминает автор:

Я помню, как приехал в Репино, в Дом творчества композиторов, и там было два музыковеда – один, по-моему, Михаил Бялик, и ещё кто-то. И они поспорили, причём один говорил, что это музыка позднего Пёрселла, английского композитора конца XVII века, а другой – что это музыка раннего Бриттена, композитора начала ХХ века. И вот они увидели, что я приехал, тут же заключили пари на бутылку коньяка, и налетели на меня со своим вопросом. И когда я им сказал, что никогда не занимаюсь этнографией, чужих мотивов не использую, а пишу то, что мне приходит в голову, они очень обиделись, и наверно до сих пор убеждены, что правды я не сказал, что где-то в каком-то томе, который они не нашли, а я раскопал, эта музыка была.