6252 subscribers

Всякая женщина - зло

7,4k full reads
Но дважды бывает хорошей: 
Или на ложе любви, или на смертном одре. 

Этот афоризм позднегреческого поэта V века н.э. Паллада Александриийского стал эпиграфом к новелле Проспера Мериме "Кармен". Моё внимание привлекает одноимённая опера Жоржа Бизе, героиня которой стала олицетворением огненного темперамента, женской чувственности и неотразимой сексуальности. 

Первый же сольный номер Кармен - одновременно декларация свободной любви ("Любовь свободна, век кочуя, законов всех она сильней") и вызывающий танец с медленно покачиваемыми бёдрами и плавными движениями рук вдоль тела.

Партитура этой арии была заимствована Бизе из хабанеры El Arreglito испанского композитора Себастьяна Ирадьера. Бизе думал, что это мелодия народная, но когда ему стало известно о подлинном авторстве музыки, он добавил примечание к вокальной партии Кармен, где и указал источник.

Жорж Бизе умер вскоре после премьеры, не выдержав катастрофического провала и последующего оголтелого шельмования в газетах. Разного рода бездарности нещадно бранили оперу, упрекая в отсутствии мелодий и аморальности сюжета. Сам композитор считал "Кармен" своей лучшей музыкой и не любил в опере только куплеты тореадора. 

И только время расставило всё по своим местам. Высоко оценил оперу Чайковский: "это обаятельно-прелестно от начала и до конца. Пикантных гармоний, совершенство новых звуков, комбинаций множество ... через десять лет "Кармен" будет считаться абсолютным шедевром". 

Прошло сто лет и Кармен обрела новые обличья. Ослепительная оркестровка музыки Бизе, сделанная
Родионом Константиновичем Щедриным в балете "Кармен-сюита" открыла новую страницу в жизни бессмертного сюжета Проспера Мериме. Это именно тот случай, когда кавер не уступает оригиналу. Ни в чём.

Всякая женщина - зло
Всякая женщина - зло

20 апреля 1967 года в Большом театре состоялась мировая премьера "Кармен-сюиты" в постановке кубинского балетмейстера Альберто Алонсо. Главную партию танцевала Майя Плисецкая. Крайне страстный и не чуждый эротизма характер спектакля вызвал неприятие у советского руководства, поэтому в СССР балет Алонсо шёл в цензурированном виде. Министр культуры Екатерина Фурцева была шокирована: "Это большая неудача, товарищи. Спектакль сырой. Сплошная эротика. Музыка оперы изуродована ... У меня большие сомнения, можно ли балет доработать". И лишь после обещаний купировать эротические поддержки спектакль был разрешён.

Дорогой читатель, чтобы не затеряться в Океане Нот - сохраните себе постоянно пополняющийся каталог статей, нарративов и видео.

При комментировании, пожалуйста, будьте вежливы!