6260 subscribers

Злой

2,5k full reads

Чтобы сочинять гениальную музыку олицетворяющую ЗЛО, нужно самому быть в какой-то мере злым. Иначе шедевра не получится.

Модест Ильич Чайковский в своих воспоминаниях приводит случаи из жизни старшего брата,

как характеризующие ту склонность к злым шуткам, которая всю жизнь странным образом уживалась с необычайной добротой и великодушием у Петра Ильича. Поставить в неловкое положение, довольно жестоко подтрунить, а иногда отважиться на совершенно мальчишески дурную выходку, - до последних лет жизни доставляло ему непостижимое удовольствие. ... К "сердитым" господам и госпожам он особенно бывал безжалостен и в зрелом возрасте проделывал над ними вещи совершенно ребяческие.

Свидетельство младшего брата может быть не совсем корректным. Чего только не напишешь про более успешного родственника. Поэтому надо дать слово самому композитору, например, его письмам.

Но и с эпистолярным наследием Чайковского не всё гладко. Есть основания думать, что в них он был недостаточно откровенен, а играл на публику.

Мне кажется, что письма никогда не бывают вполне искренни. Сужу по крайней мере по себе. К кому-бы, и для чего-бы я ни писал, я всегда забочусь том, какое впечатление произведёт письмо и не только на корреспондента, а и на какого нибудь случайного читателя. Следовательно я рисуюсь. ... Когда я читаю письма знаменитых людей, печатаемые после их смерти, меня всегда коробит неопределенное ощущение фальши и лживости.

Это запись из дневника композитора. Пожалуй, именно в них Чайковский-человек раскрывается по-настоящему, не притворяется и не стесняется в выражениях, описывая отношение:

к музыке Антона Григорьевича Рубинштейна

Всё ещё не могу достаточно надивиться наглой бесцеремонности автора. Ах ты шут гороховый! Ей-Богу злость берёт смотря на эту партитуру. А впрочем ведь оттого я играю эту мерзость, что сознание превосходства, по крайней мере в смысле добросовестности, - поддерживает мою энергию. Думаешь что пишешь гадко, ан посмотришь на эту дребедень, которую однакож серьёзно исполняли, - и на душе легче. Мне стыдно, что я с такой злостью отношусь к подобному явлению, - но перед кем же в дневнике притворяться?

к супруге Антонине Ивановне Милюкове

Что может быть ужаснее, как лицезреть это омерзительное творение природы! И к чему родятся подобные гадины!

к влюблённой в композитора гувернантке

Эмма злит.
Эмма злит меня больше чем когда-либо.

к композитору Иоганнесу Брамсу

Играли подлеца Брамса. Экая бездарная с ***! Меня злит что эта самонадеянная посредственность признаётся гением.

к знакомым

Оржевская злила.
Новикова сегодня сумбурила и злила меня ужасно.
Почему-то я не в духе и на все шутки Алёши отвечал злостью и раздражением.

к случайным попутчикам

На меня нашло отвращение к обществу пассажиров; самый вид их злит и ужасает меня.

к окружающему миру

... вчера и сегодня я совершенно болен, всё мне противно, всё меня злит ...

к самому себе

Ничего не читаю, ничего не знаю. ... Сегодня я так злился, так раздражался, что кажется, ещё миг - и безобразную сцену ненависти и злобы готов сделать. Вообще сегодня я много злился ...
Весь день я был не в духе и зол. Ни с того, ни с сего.
Целый день был ужасно нервен, зол и сварлив. Если б можно, так напился бы пьян.
Я зол. Ужин. Не в духе.
... к чему скрывать, что и такой пустяк может злить меня. Потом винт и злость без конца.

Нахождение в состоянии нервного срыва и озлобленности толкали композитора к карточным играм и алкоголю:

... я каждый вечер перед сном выпиваю несколько рюмок коньяку; днём я тоже ужасно пью. Я не могу обойтись без этого. Я бываю спокоен только, когда немножко пьян. Я так пристрастился к этому тайному выпиванию, что один вид бутылки с коньяком, который я всегда держу при себе, меня радует. И письма писать я могу только выпивши.

Наставником Чайковского в Петербургской консерватории был дирижёр и композитор Антон Григорьевич Рубинштейн, которого Пётр Ильич, мягко говоря, недолюбливал (помните? - Ах ты шут гороховый!).

Летом 1864 года Рубинштейн дал Чайковскому задание написать увертюру. В результате родилась "Гроза" - "злая" манифестация несогласного ученика с музыкальным credo учителя. Как и следовало ожидать, Рубинштейну она абсолютно не понравилась.

Впервые "Грозу" исполнили после смерти Чайковского. В списке его сочинений она идёт под опусом 76, а на самом деле - это первое самостоятельное произведение композитора.

Обиженный непринятием свой музыки, на выпускной экзамен Чайковский представляет кантату "К Радости", написанную в сухой стилистике Рубинштейна, а по сути, зло пародируя её. По свидетельству Модеста Ильича на публичный экзамен, где в торжественной обстановке кантата была исполнена ученическими силами консерватории, Чайковский демонстративно не явился.

Поведение начинающего композитора разозлило Рубинштейна, и он даже хотел лишить "упрямого ученика" диплома об окончании учёбы.

На просьбу Чайковского исполнить кантату в концерте Русского музыкального общества Рубинштейн ответил согласием, но при условии внесения "многих изменений".

К несчастью, этот туз всегда относился ко мне с недоступным высокомерием, граничащим с презрением, и никто, как он, не умел наносить моему самолюбию глубоких ран.

напишет композитор в 1878 году.

Уничижительная критика его музыки не только раздражала и злила Чайковского. Она закаляла. В противостоянии с внешними недругами композитор формировал свой собственный музыкальный мир. Направление внутренней злости в творческую сферу позволило ему сочинить множество шедевральных композиций и занять высокое место в композиторской иерархии.

Злой

При подготовке публикации использованы материалы статьи Сергея Владимировича Фролова "Пьянство в контексте творческого процесса позднего Чайковского".

Полный каталог всех статей, нарративов и видео канала. Жми, если не боишься!

Традиционная несмешная байка:

Удивительно, но кантата Чайковского не понравилась обеим противоборствующим русским композиторским школам.

Александр Николаевич Серов разочаровано: "Нет, не хороша кантата; я от Чайковского ожидал гораздо большего".

Цезарь Антонович Кюи амикошонски: "Консерваторский композитор г. Чайковский - совсем слаб. ... если бы у него было дарование, то оно хоть где-нибудь прорвало консерваторские оковы".