Страх, Катастрофизация и Тренировки (Часть 1 - Теоретическая)

13 December 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Многие из вас, вероятно, знакомы с моим интересом к «биопсихосоциальному» подходу к тренировкам и травмам, и, в частности к изменяемым психологическим факторам, которые могут оказывать существенное влияние на спортивные показатели, восстановление и последующую адаптацию к стрессу. Одним из важных явлений, которое мы часто обсуждаем в контексте острых травм и постоянных болей, является катастрофизация.

Катастрофизация - это сложный психологический процесс (иногда описываемый как когнитивное искажение), при котором индивид оценивает ситуацию неадекватным, чрезмерно негативным образом - например, сразу же думая о «наихудшем сценарии».

Процесс состоит из трех основных компонентов:

1) Руминация (размышление о боли - прим перевод.), например:

«Я не могу перестать думать о том, как мне больно, и как сильно хочу, чтобы это прекратилось».

2) Преувеличение тяжести, например:

«Я беспокоюсь, что со мной случится что-то плохое или что моя боль усилится».

3) Беспомощность, например:

«Эта боль невыносима, и я ничего не могу с этим поделать».

Клинический инструмент, который применяется при оценки боли - Шкала Катастрофизации Боли (PCS) может помочь оценить эти основные факторы. Более высокие показатели катастрофизации предсказывают большую тяжесть и продолжительность боли, а также более широкое использование анальгетиков и медицинских услуг. Это также может быть связано с определенными чертами характера.

Таким образом, катастрофизация и страх являются объектом воздействия психологических методов лечения хронической боли, таких как когнитивно-поведенческая терапия (CBT), когнитивно-функциональная терапия (CFT) и общее обучение нейробиологии боли (PNE).

Именно поэтому я всегда спрашиваю пациентов: «Что, по вашему мнению, происходит?» и «Что вас больше всего беспокоит?», чтобы понять, как они интерпретируют свои симптомы - ответы на эти вопросы зачастую очень показательны.

Но как у нас появляются такие идеи вообще? Откуда они?

Социальное обучение

Существует существенная доказательная база, показывающая, как мы можем приобрести некоторые из упомянутых убеждений социально. В условиях неопределенности мы считываем подсказки из нашей окружающей среды и учимся распознавать, интерпретировать и реагировать на незнакомые события. Это начинается с раннего детстве и являет собой непрерывный процесс наблюдения и взаимодействия с другими людьми. И вы, вероятно, никогда не обращали на это особого внимания.

Например, дети, наблюдавшие за своими родителями, имеющими убеждения относительно боли, копировали стиль поведения родителей (включая катастрофизацию), и в дальнейшем были склонны демонстрировать сходные стили совладания с болью и реакции на боль, что и их родители [1,2]. Другими словами, чем больше ваши родители волновались из-за собственной боли, тем больше вероятность того, что вы позже проявите такую же реакцию на боль уже будучи взрослым. Вы узнали, как реагировать на боль от родителей.

Аналогично, среди детей с хронической болью, частым вниманием / заботой о боли от родителей, предоставлением разрешения избегать какой-либо деятельности из-за боли и имевшим меньшую самостоятельность в управлении симптомами боли - во всех этих случаях также прогнозируется более длительная нетрудоспособность [3] (речь, скорее, об ухудшении качества жизни в целом в связи с болью; используется термин “to be disabled from pain” - прим перевод). Другими словами, если в детстве вы испытывали болевые синдромы (например, связанные с раком, серповидно-клеточной анемией или каким-либо другим болевым синдромом), чем больше ваши родители волновались из-за вашей боли, были чрезмерно бдительны и постоянно внимательны к ней, и / или взяли под свой контроль ваши симптомы, тем больше у вас шансов стать нетрудоспособным от боли в долгосрочной перспективе.

Кроме того, активное наблюдение за другими людьми, испытывающими боль, также привлекает ваше внимание к боли и вызывает спонтанные неврологические и психологические реакции, включая рефлексивное расстройство, оценку и эмпатию [4,5]. Эти процессы меняют вашу будущую реакцию на неприятные раздражители, будучи поставленными в похожий контекст.

Например, наблюдения за тем как ваш партнер по тренировкам корчится в агонии при обострении боли в спине, или годами наблюдая за тем, как член семьи жалуется на «плохие колени» на протяжении всей своей жизни, приводит к изменениям в вашем собственном мозге, которые впоследствии могут повлиять на ваш опыт боли в спине или боли в колене. Точно так же ваш собственная реакция на боль - «положительная» или «отрицательная» - может повлиять на окружающих вас людей, заставляя их испытывать аналогичные ощущения в будущем.

Мы также с готовностью изучаем и пропускаем через себя эти идеи от тех, кто обладает авторитетом, например врачей или тренеров. Один опрос 130 человек с постоянными болями в спине показал, что они верят что постоянная боль в пояснице:

1) связана с тем что тело стало работать как «сломанный механизм,

2) постоянна / неизменна,

3) сложна и

4) очень негативна

Тем не менее, наиболее важным открытием этого исследования было то, что 89% участников этого исследования сообщили о том что такие сугубо негативные взгляды появились у них от медицинских работников [6]. Это представляет собой огромную проблему в области здравоохранения, которая должна быть исправлена, если мы надеемся уменьшить бремя постоянной боли в обществе.

Тренировки и Боль

До этого мы упоминали, как катастрофизация влечет за собой мысли о «наихудшем сценарии», возникающее в результате руминации, преувеличения тяжести и беспомощности перед лицом боли. Обычно это сопровождается моделью поведения избегания движений (“fear avoidance model” - нет аналогии в рус.яз. - прим перевод), и тем, как все эти идеи могут быть приобретены посредством социального наблюдения и взаимодействия, особенно в результате контакта с людьми, которые представляют для нас авторитет.

Тем не менее, этот феномен касается не только боли - почти каждый симптом или жалоба может быть связана или усугубляться катастрофизацией. И мы наблюдали, как многие люди делают это в повседневной жизни или на тренировках, даже не осознавая этого. Итак, как эти понятия связаны с тем, чем мы занимаемся в тренажерном зале?

Давайте начнем с рассмотрения «боли» в тренажерном зале - в частности, синдром отсроченной мышечной болезненности (Delayed-Onset Muscle Soreness - признанный в англ. спортивной литературе термин и соответствующая аббревиатура. DOMS включает болезненность, слабость и окоченелость скелетных мышц, испытываемую в течение 24-48 часов после интенсивной тренировки - прим перевод).

В одной группе здоровых испытуемых, у которых экспериментально вызывали синдром отсроченной мышечной болезненности (DOMS) в пояснице, их базовая боязнь боли прогнозировала снижение максимальных силовых показателей и усиливала влияние боли на повседневную деятельность. [7]. Другими словами, психологические факторы перед тренировкой были предиктором влияния на силовые показатели после тренировки и на то, насколько сильно испытуемые страдали от мышечной боли. Аналогичным образом, в другом исследовании, где у здоровых испытуемых вызывался синдром отсроченной мышечной болезненности в плечах, базовая боязнь боли также была предиктором нарушения трудоспособности после тренировки и боязни движения [8].

Результаты этих исследований показывают, что ваши мысли и убеждения относительно боли влияют на тяжесть боли и поражают вашу работоспособность после тренировочного стресса. И хотя формально это не изучалось так же, как постоянные боли в спине, основываясь на ранее упомянутых данных, кажется вероятным, что эти убеждения также усваиваются в социальном ключе, наблюдая и взаимодействуя с окружающими нас людьми и нашими тренерами.

Ваши мысли и убеждения относительно боли влияют на тяжесть боли

Аналогично, когда мы работаем с пожилыми пациентами или с пожилыми клиентами в зале, часто большое внимание уделяется общим болям и «скрипучим суставам», что свидетельствует о том, что процесс старения неизбежно «изнашивает тело», отражая ограниченную способность тренироваться и / или адаптироваться.

На самом деле, пателлофеморальная крепитация (“скрипучие колени”) никогда не была определенно связана с патологией суставов; исследование фактически показало, что субъекты, как правило, больше всего боятся значения слова “крепитация”, полагая, что оно представляет собой повреждение суставов, преждевременное старение или дистрофию - доказательство этих самих «плохих колен» [9]. Это заставляло людей чувствовать себя «старыми», взволнованными и напуганными, и поэтому они с неохотой занимались упражнениями, которые провоцировали крепитацию (например, приседания).

В свете упомянутого, нет ничего удивительного, что эти неправильные убеждения часто мы перенимаем от лечащих врачей и тренеров. Даже в условиях клинического остеоартроза имеется достаточно данных, свидетельствующих о том, что поведение по избеганию движений (“fear avoidance”) и катастрофизация связаны с более тяжелыми последующими симптомами и более выраженными функциональными нарушениями, в то время как «объективный» рентгеновский снимок дистрофии суставов обычно обеспечивает небольшую прогностическую ценность для этих случаев.

Продолжительное наблюдение за теми, кто испытывал проблемы с коленями или сообщал о наличии болей в коленях - будь то друг, родственник, тренер или медицинский работник приводит к предположению о наличии точно такого же процессе у себя, укрепляя страхи и приводя к снижению или избеганию активности. Например, услышав от тяжелоатлетов на шестом десятке лет, описывающих неизбежную деградацию и боль в стареющих суставах, молодой занимающийся неосознанно станет бояться, испытывать и сообщать о большем количестве этих симптомов по мере взросления. Это особенно распространено при общении с опытными атлетами и тренерами - все вы могли слышать, как вышедший на пенсию пауэрлифтер говорит младшему атлету: «Твоё тело ещё заплатит за поднятие тяжестей, когда станешь старше!»

Это явление отражает бесчисленные повседневные влияния на нас, как на социальный вид, которые побуждают нас делать выводы и интерпретировать наши собственные симптомы и опыт, которые часто бывают неправильными и / или вредными.

Усталость

Как уже упоминалось выше, значимость этих психосоциальных процессов не ограничивается только лишь болью. Рассмотрим явление усталости, которое определено следующим образом:

"Вызывающий ограничение функционирования симптом, при котором физическая и когнитивная функция ограничена взаимодействием между функциональной усталостью и воспринимаемой усталостью." [10]

Это сложный способ сказать, что усталость является симптомом, нарушающим:

1) Способность объективно оценивать результаты деятельности в течение определенного периода времени (функциональная усталость), И

2) Изменения в ощущениях, регулирующих функциональность человека, вследствие изменения гомеостаза и психологических факторов (воспринимаемая усталость).

Это говорит о том, что усталость имеет как физиологическую, так и психологическую составляющую. Большинство читателей хорошо знакомы с усталостью от физиологической составляющей после выполнения приседаний со штангой в определенном темпе. Но учитывая то, что мы узнали о психосоциальных факторах и их влиянии на боль, может быть стоит посмотреть, применимы ли аналогичные понятия и к усталости.

К счастью, у нас есть доказательства!

Продолжение здесь

Ссылка на оригинал статьи

Ссылка на источники:

  • Stone et al. Adolescents’ Observations of Parent Pain Behaviors: Preliminary Measure Validation and Test of Social Learning Theory in Pediatric Chronic Pain. J Ped Psych Jan 2017.
  • Kraljevic et al. Parents’ pain catastrophizing is related to pain catastrophizing of their adult children. Int. J. Behav. Med. 2012 March
  • Palermo et al. Family and Parent Influences on Pediatric Chronic Pain: A Developmental Perspective. Am Psychol. 2014 Feb-Mar.
  • Fan et al. The Neural Mechanisms of Social Learning from Fleeting Experience with Pain. Front Behav Neurosci. 2016 Feb
  • Kenneth C. Social Communication Model of Pain. PAIN July 2015.
  • Setchell J. Individuals’ explanations for their persistent or recurrent low back pain: a cross-sectional survey. BMC Musculoskelet Disord. 2017 Nov 17;18(1):466.
  • Bishop, Mark D, Maggie E Horn, and Steven Z George. “Exercise-Induced Pain Intensity Predicted by Pre-Exercise Fear of Pain and Pain Sensitivity.” The Clinical journal of pain 27.5 (2011): 398–404. PMC. Web. 8 June 2018.
  • George SZ1, Dover GC, Fillingim RB. Fear of pain influences outcomes after exercise-induced delayed onset muscle soreness at the shoulder. Clin J Pain. 2007 Jan;23(1):76-84.
  • Robertson CJ, Hurley M, Jones F. People’s beliefs about the meaning of crepitus in patellofemoral pain and the impact of these beliefs on their behaviour: A qualitative study. Musculoskelet Sci Pract. 2017 Apr;28:59-64.
  • Enoka RM, Duchateau J. Translating Fatigue to Human Performance. Medicine and science in sports and exercise. 2016;48(11):2228-2238. doi:10.1249/MSS.0000000000000929.