10 subscribers

Гном и дом. Часть 4

Гном и дом. Часть 4

7. Как дома

Утром Кролика и Гнома разбудила Крольчиха, когда вышла готовить завтрак на кухню.

- Эй, сони, просыпайтесь! Уже утро! – позвала она ласково.

Гном тут же вскочил и увидел перепуганное лицо Кролика. Он понял, что Кролик сейчас переживает, что проспал и не разбудил Гнома как обещал.

- Не волнуйся, - поспешил успокоить его Гном. Ему было всегда неловко, когда кто-то из-за него волновался или переживал. – Зато я отлично выспался, я не чувствовал себя таким бодрым с начала путешествия!

И это было правдой, и еще было правдой то, что ему не хотелось уходить. Казалось он нашел своего друга, нашел дом, где он чувствовал себя как дома. Ему так нравилась семья Кролика, что он бы захотел перенести свой домик сюда, или дом Кролика перенести на свою полянку, чтобы каждый день завтракать вместе, играть вечером с Крольчатами, вести долгие беседы с Кроликом и смотреть как Крольчиха ловко управляется с ужином, чаем и двумя Крольчатами. Ему здесь было хорошо. И он специально оттягивал момент прощания и ухода. В голове его покачивались весы, на одной чаше было «Идти», а на другой «Остаться здесь». Если Гном останется здесь, он никогда не узнает, есть ли в горах Гномы, и не ответит на свои вопросы. И Гном решил идти, он надеялся быстро достичь гор, найти Гномов, узнать все про себя, а затем вернутся к Кролику. Но кто знает, что ждет его впереди, и вернется ли он к дому Кроликов еще раз в своей жизни.

И если говорить совсем честно, то и Кролику не хотелось прощаться, он тоже сразу почувствовал, что Гном его друг, близкий, открытый настоящий. Но что он мог сделать, Гном мечтал найти гномов, а друзья не мешают достигать мечту, они поддерживают и помогают.

Поэтому Кролик тоже не стал останавливать Гнома, он лишь раз двадцать сказал:

- Я был бы очень рад если бы ты остался у нас погостить еще какое-то время, но если ты решил идти, то мы все равно всегда будем тебе рады. Приходи, мы будем ждать тебя очень-очень! И береги себя, я слышал, что в горах опасно.

И вот Гном пошел дальше, теперь он видел горы и знал в какую сторону ему идти, но не знал по какой дорожке. Прямо за домом Кролика дорожка раздваивалась: одна проходила вроде по полю, а другая вдоль ручья. Кролик не мог посоветовать Гному ни одну дорожку, он никогда не уходил так далеко от дома, кролики не очень смелые зверьки. Гному же казалось, что ручей уводит куда-то в сторону, а дорожка по полю идет как раз к горам. И решил выбрать короткую, как ему казалось, дорогу.

8 Опасная пустыня

Гном шел и шел по полю. Заботливая Крольчиха положила ему с собой два куска еще теплого морковного пирога. И Гном чувствовал его запах из-за спины. Этот аромат будто ниточка связывал его с приятными воспоминаниями о доме Кролика, и утверждал, что весь вчерашний день был явью, а не замечательным сном.

Но вот привычное поле сменилось другим пейзажем. То тут, то там появлялись сухие кусты и травы, островки песка, воздух стал суше, и ветер жестче. Гном витал в своих мыслях и очнулся когда он обнаружил, что стало подозрительно тихо, пчелы больше не гудели, и появилось странное ощущение тревоги. Он увидел, что идет по редкой сухой траве, а зеленое поле с вкраплениями сочных разноцветных цветов стало сплошной пустыней. Редкие сухие ветки, лежащие на земле, покачивал жаркий ветер.

«Когда-то Сорока, которая прилетала на нашу поляну из леса, рассказывала о… кажется она называла его «пустынный остров». Что же она говорила про него? Вроде, что это поле где-то далеко за лесом, которое остается желтым и весной и летом и осенью. И что там она не увидела ни одной живой души, она кружила и кружила над ним, но не заметила никого и сама не решилась приземлиться туда».

Гном с опаской огляделся вокруг, и правда никого не было. Из звуков – только ветер свистел около земли, поднимая невысоко песчинки и бросая их поодаль. Впереди на фоне желтой пустыни отчетливо виднелись горы, они были так близко, что казалось протяни руку и ты их коснешься. Гном не хотел отступать. Цель его путешествия виднелась как никогда близко, а пустыня не казалась ему какой-то уж очень страшной. Правда чувство тревоги не отпускало его и стучало где-то внутри маленьким, едва заметным молоточком. Гном потрогал песок, теплые песчинки просыпались между пальцев. «Похоже на землю, только нежнее» - заметил, для себя Гном. Ему очень понравилось это ощущение теплого песка в руке. Он снова и снова пересыпал горсти песка из одной ладони в другой. Песок медленно стекал по запястья, попадая то на рукав, то на землю отскакивая маленькими золотыми каплями, ветер монотонно гудел рядом и у Гнома начали слипаться глаза. Он присел у раскидистого сухого куста на теплый песок и тут же заснул.

- Ну привет, малыш-ш-ш, - сквозь сон Гном услышал чей-то голос. Голос не был ласковым, скорее язвительным и злобным. – В гости заш-ш-шел? Без приглаш-ш-шения?

Гном открыл глаза и увидел огромный желтый глаз с длинным черным зрачком. Глаз не моргая смотрел на Гнома в упор и скрыться от него было невозможно.

«Это змея. Я пропал» - мелькнула мысль у Гнома и от за секунду похолодел от макушки до кончиков пальцев. Страх сковал Гнома и он был не в силах пошевелить руками и ногами. Но была и другая причина, почему ноги Гнома не шевелились – их крепко обвивал длинный змеиный хвост.

Раньше он никогда не встречался со змеей настолько близко, лишь однажды он видел чешуйчатую спинку на своем родном поле. Она быстро скользнула меж кустов и скрылась, но сколько шума было, всех охватил такой страх, крик «Змея!» волной окатил поле и затих где-то на окраине. Все попрятались в свои домики, и не выходили до вечера. Больше змей на поле он не видел.

Но сейчас он был в её сетях и прямо на него смотрели глаза, и ему некуда было деться, он не мог спрятаться в свой дом, не мог позвать на помощь. Как же беспечно было засыпать в незнакомом месте. Кажется, опасности так и действуют, они завораживают, убаюкивают, и вот ты совсем расслабляешься, и тут ОП! Вот ты и попался.

- Что-ш-ш-ш, не знаю как у тебя, а у меня будет прекрасный обед сегодня! – продолжала шипеть змея, едва-едва не касаясь своим языком Гнома, - давно я не ела таких вкусных маленьких человечков…

- Давно? – Гном словно проснулся от гипноза, - Значит когда-то ты встречала Гномов? – его страх совсем ушел, так или иначе сейчас он уже не в силах сделать что-то, он скован змеей, и от него кажется уже ничего не зависит. Но он может узнать кое-что, и возможно это поможет ему найти ответы на вопросы прямо сейчас. И он не упустит этот шанс, пусть это и будет последний час его жизни.

Змея же опешила, в пустыню редко забредают разные зверьки, но когда они попадаются Змее, они не задают вопросов! Они кричат, боятся, молят о пощаде, но никогда не задают вопросы. Этот маленький Гном, повел себя очень странно, чем совершенно сбил с толку Змею. Она немного отстранилась от него, и спросила не веря:

- Ш-Ш-ш-што?

– Расскажи, мне, пожалуйста, когда ты видела маленьких человечков, мне это очень-очень важно!

- Зачем тебе это, глупый человечек? Тебе осталось жить считанные минуты! – Змея злилась, но злилась не на Гнома, а на ситуацию, в которую ее поставил Гном двумя фразами. Она любила власть, она питалась страхом своей жертвы, ее это сильно забавляло и давало сил. А Гном сейчас ничуть ее не боялся и она это чувствовала, и этим он лишил ее аппетита, ей стало совершенно не интересно проглатывать маленького человечка. Игра закончилась так и не начавшись. И именно это злило змею.

- Потому что, я проделал длинный путь, я потратил много сил и времени, чтобы найти ответы на свои вопросы. Я хочу найти Гномов, таких же как я, я не видел их ни разу и пока сам не могу понять кто же я и откуда взялся. И до этого момента я не встретил никого, кто бы правда видел Гномов. Но ты говоришь, что видела и гм… ела. Так расскажи мне о них! – Гном никогда не был столь храбрым и непоколебимым. Он сам рассвирепел как никогда в жизни. Он требовал от Змеи ответа, чего бы это ему не стоило. И он не соглашался быть просто съеденным, нет. Ему нужен был ответ, нужен больше чем воздух.

Под таким натиском Змея сама будто оказалась под гипнозом и стала говорить:

- Что-ш-ш, слуш-ш-шай, маленький храбрый человечек. Я живу в этой пустыне много-много лет. И больше здесь никого нет. Все боятся змеи в пустыне, все боятся меня. Лишь какой-то маленький мышонок или крольчонок попадает сюда я тут же хватаю его и проглатываю. Но все меньше и меньше зверюшек приходят сюда, все обходят пустыню стороной. Раньше я жила со своей сестрой. И мы знатно пировали, мы играли в песке, ползали наперегонки, и никому не было пощады. Но мы не знали, что в скоро придет беда к нам. Нападая на всех, мы прославили эту пустыню далеко за пределы ближайшего леса и поля. И вскоре это место опустело, мы ползали целый день, пытаясь найти какого-то глупого заблудившегося крольчонка, но тщетно. Теперь все знали про опасность в пустыне. И не подходили даже близко. Мы пытались охотится в поле, но там была не наша территория, и там было опасно для нас. Звери сплачивались, чтобы поймать нас и уничтожить. Поэтому обессиленные мы вернулись в пустыню, чтобы довольствоваться редкими зверьками. Чтош-ш-ш за все надо платить…

Маленьких человечков я видела пару раз, видела их шапки у горы, но я не успела доползти туда, и они ушли. А я не могу ползать по острым камням. И еще один раз. Два человечка, прямо как ты, шли через пустыню и говорили между собой, мы напали на них, моя сестра схватила одного. Я хотела взяться за второго и уже немного растянуть удовольствие от пойманной добычи, как мне в хвост вонзилось что-то острое. Я закричала от боли и выронила человечка. Они убежали, я лишь увидела у них в руках что-то блестящее, как копья или лопаты… Мою сестру тоже ранили, но серьезней чем меня, она погибла. А я живу здесь до сих пор, заключенная на этом безжизненном острове.

— Значит ты не ела Гномов? – спросил завороженно Гном.

- Гномов? Хм… нет. Если это были они, то не ела. – Змея разомкнула свои смертельные объятья и отползла в сторону, легла свернувшись на песок и отвернулась от Гнома.

- Ты испортил мне аппетит, мне совершенно не хочется есть тебя, можешь идти куда хочешь.

Но Гном не тронулся с места. Ему стало жаль Змею. Сейчас она выглядела жалкой, уставшей от своего заточения и одиночества, уставшей от этой роли Змеи. Он чувствовал, что глубоко в душе ей больше не хочется причинять зло другим, питаться чужим страхом и горем. Но ей приходилось это делать, уже против своей воли. Он подумал, что Змея заточена не в пустыне, а внутри самой себя. И ей придется играть свою роль до конца своей жизни, хочет она этого или нет.

- Прости Змея, что испортил тебе аппетит, хотя мне кажется у тебя его давно уже не было, - начал вкрадчиво говорить Гном. – Спасибо, что рассказала мне об этом. Я хотел бы тебе помочь, но не знаю как. Вряд ли ты захочешь съесть ягоды или тот морковный пирог, что лежит у меня в мешке… Но если я могу что-то сделать для тебя, то скажи.

Змея долго молчала, глядя на качающийся от ветра куст. И Гном ждал, я чувствовал, что Змее сейчас нелегко принять решение, и просто был рядом.

Наконец Змея заговорила:

- Знаешь, ты странный человечек. Откуда в тебе столько храбрости? Сегодня ты победил меня. Не оружием, но силой, что внутри тебя. Я всегда думала, что тот день, когда кто-то победит меня будет моим последним днем, ведь я буду сражаться до смерти. Но я жива, и побеждена. Но в каком-то роде этот день действительно станет последним днем Змеи. Я давно живу, и знаю, что сделала много зла другим, но я расплатилась за это зло годами одиночества и голода. И теперь мое желание одно: я хочу, чтобы эта пустыня жила, звери не боялись здесь появляться, я никого не трону. Я больше не съем ни одно существо. Мне осталось не так много, я чувствую это. И я хочу перед своей смертью увидеть живой мир, услышать голоса, смех. Тишина и одиночество для меня сейчас хуже смерти. Поэтому я прошу тебя, когда ты найдешь ответы на свои вопросы, иди и скажи, чтобы не боялись приходить сюда, опасности в пустыне больше нет…

После этих слов Змея затихла, и так и осталась лежать на песке отвернувшись.

Гному хотелось в ту же минуту бежать обратно на поле, чтобы исполнить свое обещание, но он понимал, что потеряет слишком много времени. Горы были совсем близко, и лучше было бы дойти сначала до них, а потом вернуться назад. Честно говоря, он уже не знал, что ждет там, раньше ему казалось, что он поймет кто он, только когда встретится с другими гномами, а сейчас он чувствовал, что на протяжении всего путешествия он собирал себя по кусочкам, и горы – лишь финальная точка его приключений. И наверно не важно, будут там гномы или нет, Гном уже чувствовал что обрел себя. Ответы пришли к нему из сердца, а не из рассказов гномов.

Он еще немного посидел рядом со Змеей, пока не почувствовал, что пора. Солнце начинало клониться к закату, и он надеялся дойти до гор к сумеркам и там обустроить свой ночлег.