Red Pill

Фото с Яндекс поиска
Фото с Яндекс поиска
Фото с Яндекс поиска

Публика любит описывать общественные явления простыми до отвращения моделями. Оно и понятно. Явления общественной жизни эмоционально нагружены, вызывают сильный эмоциональный отклик, который как правило блокирует аналитические способности мозга. Оставшихся мощностей хватает лишь для обработки слогана, ну или максимум простой бинарной оппозиции. Беда в том, что такие простые модельки описывают реальность неадекватно.

Ну, например, от идиотов нередко можно услышать, что в Османской империи не было наследственной аристократии. Люди поумнее пишут, что наследственная аристократия была, но вслед за завоеванием Константинополя в 1453 ее отстранили от центрального управления, оставив за ней лишь управление провинцией, где располагались их поместья. В центральном же госаппарате их места заняли выдвиженцы по девширме, рекрутированные из семей балканских крестьян.

Это взгляд на уровне Red Pill - то есть на уровне вполне приличном. А как будет выглядеть взгляд на уровне Ultimate Pill?

А кем вообще были отстраненные от управления во второй половине XV в. аристократы? Скажем, наиболее богатыми и влиятельными из аристократических семей были Эвреносоглу, Тураханоглу, Михалоглу и Малкочоглу. Вопрос - сколько из этих кланов имели христианское происхождение?

Ответ - все четыре. Скажем Михалоглу происходили от византийского губернатора, перешедшего на сторону Османа Гази и принявшего ислам. Остальные семьи также были потомками ранних конвертов, перешедших в ислам либо до введения девширме, либо же до того как девширме стало основным социальным лифтом в государстве.

Выходит, что бюрократическая революция XV в. состояла в том, что поздние (и недобровольные) обращенцы в ислам отстранили от власти ранних (и вполне добровольных). Но, в отличие от вторых, первым не удалось сформировать наследственную аристократию и передать свой статус детям.

О чем нам это говорит? О том что разного рода возможности распределены во времени неравномерно. Скажем, греки, принявшие ислам на самой заре Османского государства, году этак в 1300, имели шанс не только сделать карьеру, но и “феодализироваться”, став наследственными аристократами, царями и богами у себя в провинции. А к 1500 г. это было уже невозможно. Мальчик из христианской семьи, рекрутированный в янычары, мог сделать любую карьеру - вплоть до великого визиря - но передать статус детям он уже не мог. Окно возможностей закрылось.