«Невозможный Бесков» Фильм, который я тогда предпочел бы не видеть

Константин Бесков предпочитал смотреть игры с трибуны, а не с тренерской скамейки. Фото из Яндекс-картинок.
Константин Бесков предпочитал смотреть игры с трибуны, а не с тренерской скамейки. Фото из Яндекс-картинок.
Константин Бесков предпочитал смотреть игры с трибуны, а не с тренерской скамейки. Фото из Яндекс-картинок.

Премьера его состоялась, если я правильно помню, в августе 1988 года. Примерно через месяц после серебряного для сборной СССР Евро-1988. Фильм не про главного тренера сборной Валерия Лобановского, а про его извечного соперника Константина Бескова. Документальная лента Алексея Габриловича показала Бескова как тренера, воспитателя, человека. Человека со сложным, если не сказать, тяжелым характером. Некоторые вещи для меня, 15-летнего наивного болельщика тогда стали открытием. Я представлял, что «Спартак», как и любая команда – это семья, сплоченные единомышленники. Что, вся российская футбольная общественность соперничает только на поле, а вне его это всё та же, дружная семья. Вот моменты из фильма, которые меня тогда если не потрясли, то сильно удивили.

Совещание перед тренировкой. Бесков, заходя в помещение, передает конверт Хидиятуллину и говорит:

- Хидя, на тебе твоего дружка.

- Какого?

- Ну как, какого? Бессонова. Не раз общались, видимо…- с явным раздражением отвечает Бесков.

Но что тут такого? Хидиятуллин и Бессонов не только игроки принципиально соперничающих команд, но и партнеры по сборной. Причем, они были в ней и в период, когда ее возглавлял сам Бесков. И почему письма приходят не на домашний адрес, а видимо на адрес ФК «Спартак» и проходят через Бескова.

В раздевалках в перерывах матчей открыто вступает в споры с Бесковым Александр Бубнов, который ныне один из самых эпатажных футбольных экспертов. Я думал, что задача игрока в этих ситуациях молчать и слушать.

Плохо скрываемая неприязнь к Бескову звучит в словах начальника команды Николая Старостина. Он называет Бескова диктатором, хоть и бархатным, рассказывает, как ему нелегко с ним работать. Хотя, положа руку на сердце, все знают – престарелого создателя «Спартака» Старостина держали на посту начальника команды как знамя, реликвию, символ, толку от него там давно не было никакого. Одни интриги на тему, кого из тренеров или игроков уволить, кого принять. Неудивительно, что в конце 1988 года Старостин нанесет удар в спину Бескову, поддержит тех, кто его сплавит из «Спартака».

Покоробил меня и диалог Бескова и Старостина в раздевалке после чемпионского матча с «Гурией». Старостин просит Бескова пойти сказать пару слов для программы «Время» Перетурину. Бесков отправляет туда самого Старостина и с недовольством бросает:

- Да еще этому Перетурину!

Я думал, что спортивных журналистов тогда игроки и тренеры любили. Хотя, сейчас бы я и похуже отнесся к нынешним Губерниевым, Гусевым, Уткиным, Орловым.

В общем, не скажу, что приятным открытием стал для меня фильм «Невозможный Бесков».