Легессе Теферра - самый результативный летчик истребительной авиации Эфиопии

22 July
217 full reads
319 story viewsUnique page visitors
217 read the story to the endThat's 68% of the total page views
7 minutes — average reading time
Легессе Теферра
Легессе Теферра
Легессе Теферра

23 июля 1977 года на востоке Африки вспыхнул очередной военный конфликт. Сомалийское руководство во главе с прокоммунистическим диктатором Мохаммедом Сиадом Барре, грезившем о создании "Великого Сомали", развязало агрессию против соседней Эфиопии, претендуя на обширную область Огаден, большинство населения которой состояло из этнических сомалийцев. Подготовка к войне была проведена очень основательно: в наступлении участвовало 20 бригад общей численностью в 35 тысяч человек, в том числе четыре танковых и пять моторизованных. Кроме того, против эфиопов вели боевые действия многочисленные отряды боевиков Фронта освобождения Западного Сомали. Воздушную поддержку наземным войскам оказывало семь авиационных эскадрилий, оснащенных советской техникой. Всего на вооружении сомалийской авиации (не считая учебных и транспортных частей) состояло 16 истребителей МиГ-21МФ, 25 самолетов МиГ-17, использовавшихся в качестве истребителей-бомбардировщиков, и 3 бомбардировщика Ил-28.

Силы обороняющихся были несколько меньшими, нежели у противника, и к тому же Эфиопия все еще переживала серьезный кризис, вызванный экономическими, этническими и социальными проблемами, а также произошедшей тремя годами ранее революцией, приведшей к падению монархии. На смену императорскому правлению пришел прокоммунистический режим, главой которого с февраля 1977 года стал Менгисту Хайме Мариам. Тем не менее, армия страны сохраняла высокую боеспособность, и особенно это относилось к авиации.
Несмотря на изменение политического курса страны, военно-воздушные силы Эфиопии продолжали получать на вооружение технику американского производства. К началу войны их боевое ядро состояло из двух истребительных, одной истребительно-бомбардировочной и одной бомбардировочной эскадрилий, оснащенных в общей сложности 18 многоцелевыми истребителями F-5A "Фридом файтер", 7 F-5E "Тайгер II", 16 F-86F "Сейбр" и тремя бомбардировщиками B-57 "Канберра". При этом эфиопское командование решило не использовать в сражениях устаревшие "Сейбры", возложив роль основного ударного самолета на "Фридом файтеры". Что же касается борьбы за господство в воздухе, то основную ее тяжесть должны были вынести пилоты 9-й эскадрильи, летавшие на F-5E.

Сомалийские авиаторы полагали, что противостояние с эфиопскими "коллегами" не станет такой уж большой проблемой, поскольку считалось, что МиГ-21 имеет существенное превосходство над F-5E. Однако это было заблуждением. Хотя скорость и скороподъемность "МиГов" действительно были выше, машины американского производства оснащались куда более совершенным радиоэлектронным оборудованием, а великолепная механизация крыла давала "Тайгерам" весомые преимущества в ближнем маневренном бою. Кроме того, очень многое зависело от выучки летного состава. В эфиопской авиации практиковалась сложная трехступенчатая система подготовки, по ходу которой порядка 70% кандидатов отсеивались, а из оставшихся 30% лишь лучшие из лучших становились летчиками-истребителями. Это позволяло комплектовать эскадрильи превосходными мастерами воздушного боя, но, с другой стороны, подобная система не давала возможности быстро восполнять потери в случае войны. Пилоты F-5 были способны с равным успехом атаковать и воздушные, и наземные цели, применяя все возможные виды вооружения. Особое внимание уделялось стрелковой подготовке, и это резко отличало эфиопских истребителей от их сомалийских противников. Как показали события Огаденской войны, летавшие на МиГ-21 сомалийцы всецело полагались на управляемые ракеты Р-3 и ни разу не пытались сбить неприятеля огнем из пушек. Эфиопы, напротив, очень охотно вступали в маневренные бои на самых близких дистанциях и при любом удобном случае обстреливали "МиГи" из 20-мм автоматических пушек М39.
Одним из лучших эфиопских летчиков-истребителей на момент начала войны по праву считался служивший в рядах 9-й эскадрильи майор Легессе Теферра, годом ранее прошедший курс обучения полетам на F-5E на американской авиабазе Уильямс.

Легессе Теферра фотографируется возле истребителя F-5E "Тайгер II" на авиабазе Уильямс (США, штат Аризона)
Легессе Теферра фотографируется возле истребителя F-5E "Тайгер II" на авиабазе Уильямс (США, штат Аризона)
Легессе Теферра фотографируется возле истребителя F-5E "Тайгер II" на авиабазе Уильямс (США, штат Аризона)

25 июля, на второй день боевых действий, майор Теферра со своими ведомыми Бача Хунде и Афеворком Кидану произвел взлет с аэродрома Дыре Дауа и направился в район города Годе на "свободную охоту". Перед тем, как пересечь линию фронта, эфиопские авиаторы набрали высоту и приняли развернутое построение с довольно значительным удалением друг от друга, чтобы иметь возможность контролировать как можно больший сектор воздушного пространства. Вскоре им повезло - спустя некоторое время они обнаружили впереди и ниже себя четыре сомалийских истребителя МиГ-21МФ. Это были самолеты из эскадрильи, базировавшейся в Харгейсе, которые обеспечивали прикрытие идущей следом четверке истребителей-бомбардировщиков МиГ-17. Возглавлял группу командир авиабазы Харгейса полковник Мусса.
Используя преимущество в высоте, эфиопы заняли удобную позицию для начала атаки и затем спикировали на неприятелей. Сомалийцы вовремя заметили угрозу - как только F-5 устремились вниз, полковник Мусса и его ведомый вошли в крутой вираж в расходящихся друг от друга направлениях. Судя по всему, пилоты "МиГов" рассчитывали уклониться от вражеского огня, развернуться на 180 градусов, перекрестить свои траектории и затем попытаться перехватить инициативу, однако получилось у них только первое. Выполняя маневр с большой перегрузкой, ведущий и ведомый потеряли друг друга из виду, и в конце разворота их машины столкнулись. Произошел взрыв, оба сомалийца погибли. Столь неожиданное и драматическое развитие событий шокировало всех участников боя, но прежде всего сомалийских летчиков, потерявших командирскую пару еще до того, как был сделан первый выстрел.
Пока противник пребывал в замешательстве, Легессе Теферра выполнил "горку" и атаковал ведомого второй пары "МиГов", быстро подойдя к тому на близкую дистанцию с задней полусферы и сбив одной точной очередью из пушек. Хунде и Кидану тем временем связали боем ведущего, который снизился почти до бреющего полета и попытался переиграть эфиопов в маневренной схватке на малой высоте. Однако здесь F-5E имели особенно большое преимущество перед МиГ-21МФ, так что сомалийский истребитель быстро потерял скорость, а затем его пилот не справился с управлением и врезался в землю.
Оставшийся в одиночестве и сохранивший запас высоты Теферра не стал помогать своим товарищам, а вместо этого произвел нападение на звено МиГ-17, как раз подошедшее к месту, где шло воздушное сражение. Легко зайдя неприятелям в хвост, эфиопский авиатор выпустил одну за другой две ракеты AIM-9 "Sidewinder" и сбил два "МиГа", а оставшаяся пара освободилась от бомб, развернулась и со снижением ушла в направлении своей базы. Преследовать ее Легессе не стал, поскольку у него не осталось ракет, а имевшийся запас топлива не позволял вступить в маневренный бой, который вполне мог оказаться затяжным.
Таким образом, трем эфиопским летчикам удалось без потерь со своей стороны уничтожить шесть сомалийских самолетов из восьми, что стало весьма тяжелым ударом для немногочисленной сомалийской военной авиации. Но поскольку три "МиГа" потерпели крушения без огневого воздействия, 9-й эскадрилье официально засчитали лишь три победы (один МиГ-21 и два МиГ-17), которые пошли на счет Легессе Теферры.

Шанс подтвердить репутацию превосходного воздушного бойца представился удачливому майору уже на следующий день. На сей раз Легессе в паре с капитаном Безаби Петросом совершал вылет на сопровождение транспортного самолета С-47, доставлявшего груз военного назначения из Дыре Дауа в Гелади. Вскоре после взлета летчики получили от наземной станции РЛС предупреждение о том, что с востока к ним приближаются два сомалийских истребителя МиГ-21. Когда противник оказался на дистанции видимости, оба F-5E развернулись навстречу и начали атаку. Сомалийцы решили взять эфиопскую пару в "клещи" и разделились, что было ошибкой. Благодаря этому Петрос и Теферра смогли сконцентрировать свои усилия на машине вражеского лидера. Пытаясь избавиться от преследователей, пилот "МиГа" совершил несколько энергичных разворотов, но затем ракета AIM-9, выпущенная Безаби, взорвалась возле хвостовой части его самолета. Поврежденный МиГ-21 потерял скорость, что дало возможность майору Теферре подойти на близкую дистанцию и дать точный залп из пушек. Второй сомалиец после потери командира не стал испытывать судьбу и предпочел на максимальной скорости покинуть место боя. По итогам этого вылета Легессе Теферре и Безаби Петросу была засчитана одна победа, одержанная в составе группы.

На протяжении следующего месяца майор Теферра совершил ряд боевых вылетов на сопровождение ударных и транспортных самолетов, а также на разведку, однако ни разу не имел встречи с воздушным противником. Очередной случай отличиться в воздушном бою представился лишь 1 сентября. В тот день Легессе в паре с капитаном Ашенафи Гебре Цадиком должен был нанести бомбовый удар в районе Джиджиги по выдвигавшейся к переднему краю колонне сомалийской боевой техники. Уже на подходе к цели авиаторы приняли сообщение от наземной станции, предупреждавшей о приближении двух поднявшихся на перехват сомалийских истребителей МиГ-21. Сбросив бомбы, Теферра и Цадик выполнили боевой разворот и пошли с набором высоты навстречу противнику, держась на удалении 1500 метров друг от друга. О том, как развивались дальнейшие события, Ашенафи Гебре Цадик вспоминал так:

"Легессе первым заметил "МиГи", но я вскоре потерял его из виду. Предполагая, что рядом может оказаться и третий "МиГ", я начал маневр, разработанный специально для подобной ситуации. Называемый "яйцо", этот маневр представлял из себя полупетлю, выполняемую с перегрузкой 4g, и давал возможность увидеть, что происходит и выше, и ниже меня, а также мог сбить захват головки самонаведения ракет советского производства Р-3, которые могли следовать за целью, выполняющей маневры с перегрузкой лишь не свыше 3g. В середине маневра я заметил третий "МиГ", круживший ниже на 1000 метров и выжидавший, когда я допущу ошибку. Я сразу спикировал в его направлении.
Сомалиец увидел меня и запаниковал. Он начал уходить на вертикаль и открыл разогретый двигатель моим "Сайдуайндерам". F-5E имел большое превосходство над МиГ-21 в маневренном бою. Используя лучшую скорость разворота своего самолета, я подвернул в сторону цели и выпустил ракету. "Сайдуайндер" дал промах, поскольку я был на слишком малой дистанции. Это было даже хорошо, поскольку я находился слишком близко, и если бы ракета попала, я рисковал столкнуться с обломками "МиГа" и погибнуть. Мгновением позже я понял, что выполнил "ножницы" с сомалийским истребителем. Мы трижды перекрестили траектории, и всякий раз я давал короткую очередь из 20-мм пушек. Из третьего разворота сомалиец не вышел, перевернулся через крыло и упал на землю. Возможно, один из моих снарядов угодил ему в кабину."

Ашенафи Гебре Цадик
Ашенафи Гебре Цадик
Ашенафи Гебре Цадик

В своем повествовании капитан Цадик допустил ошибку, поскольку против эфиопской пары сражалось два, а не три МиГ-21. Противником Ашенафи был Ахмед Кабдилахе Джаанале, который погиб в этом бою. Что же касается Легессе Теферры, то он вел поединок с капитаном Барре. Сомалиец пытался оторваться от преследования на вираже, но благодаря лучшей маневренности F-5E Легессе смог занять хорошую позицию и произвести запуск ракеты AIM-9, точно поразившей цель. МиГ-21 загорелся и рухнул на землю, а его пилот успел катапультироваться.

Два "МиГа", сбитых 1 сентября 1977 года, стали последними победами эфиопской истребительной авиации, одержанными в ходе Огаденской войны. Но Легессе Теферра узнал об этом лишь спустя много лет. В тот же день после полудня майор Теферра и капитан Цадик совершили еще один вылет, на сей раз обеспечивая прикрытие бомбардировщика B-57 "Канберра" из 44-й бомбардировочной эскадрильи, пилотом которого являлся Месфин Хайле. Поскольку цель располагалась на сомалийской территории, а удар нужно было наносить с не слишком большой высоты, Легессе оставил напарника рядом с бомбардировщиком, а сам вышел вперед и снизился, чтобы разведать наличие вражеских зенитных средств вдоль маршрута. Это его и подвело. Район цели действительно оказался неплохо защищенным от атак с воздуха, и самолет аса внезапно попал под огонь 23-мм автоматических орудий советского производства (возможно, счетверенной самоходной установки ЗСУ-23-4 "Шилка"). F-5E получил несколько попаданий, но остался управляемым, что позволило пилоту выйти из-под обстрела, удалиться на безопасное расстояние, предупредить товарищей о сложившейся ситуации, а затем благополучно катапультироваться. Правда, ни Цадик, ни Хайле не наблюдали падения сбитого самолета, поэтому имели лишь приблизительное представление о месте, в котором нужно было начинать поиск попавшего в беду героя.
Легессе приземлился возле берега реки Вабе, но переправляться через нее не решился, поскольку в реке водились крупные крокодилы. Кроме того, в окрестных лесах можно было встретить ядовитых змей и опасных хищников, так что летчик решил переждать ночь, устроившись в кроне дерева. Вечером над лесом пролетел эфиопский спасательный вертолет, экипаж которого искал сбитого аса, и Теферра выпустил сигнальную ракету, чтобы обозначить свое местоположение. Однако вертолетчики не заметили этого сигнала. Наутро майор услышал голоса людей и вскоре увидел нескольких женщин, идущих за водой. Он спустился с дерева и представился, после чего женщины дали ему воды и немного еды, а затем отвели в свою деревню. К несчастью, жители этой деревни были сторонниками сепаратистского Фронта освобождения Западного Сомали, и они не замедлили известить о нежданном госте сомалийских военных. Те прибыли спустя несколько часов и арестовали Легессе, который сдался врагам без сопротивления. Затем за летчиком приехал полковник Абдуллахи Юссуф Ахмед - командующий сомалийскими силами, дислоцированными в том районе. Ахмед оказался чрезвычайно учтивым офицером, относился к пленному с большим уважением и даже предоставил в его распоряжение собственную палатку. Спустя несколько дней Легессе перевезли на авиабазу Байдоа, а оттуда на самолете отправили в Могадишо, где поместили в тюрьму в одну камеру с несколькими сомалийскими политическими заключенными.

Огаденская война завершилась в марте 1978 года победой эфиопов, но еще долго после этого отношения между Эфиопией и Сомали продолжали оставаться очень напряженными. Некоторая разрядка наступила лишь спустя 10 лет, и только тогда Легессе Теферра получил свободу и был обменян в числе прочих оказавшихся в плену эфиопских офицеров на группу сомалийских военнопленных. За одиннадцать лет, проведенных в заключении, здоровье аса оказалось сильно подорванным, однако на родине Теферра довольно быстро пошел на поправку и вскоре вернулся в ряды военно-воздушных сил, получив штабную должность на авиабазе Дэбрэ-Зэйт. За подвиги, совершенные во время войны, он был отмечен одной из высших государственных наград и произведен в звание бригадного генерала. Увы, этот период в жизни авиатора оказался недолгим. В мае 1991 года в результате глубокого внутреннего кризиса, усугубленного неудачной войной против эритрейских сепаратистов, режим Менгисту Хайме Мариама пал и власть в стране сменилась. Опасаясь преследований со стороны нового режима, Легессе принял решение покинуть Эфиопию, вместе со своей семьей эмигрировал в США и поселился в Вашингтоне. Там он прожил еще 25 лет, пока не скончался в октябре 2016 года от болезни Альцгеймера. Этот отважный авиатор, сбивший в 1977 году пять вражеских самолетов всего за три боя, вошел в историю как самый результативный летчик военно-воздушных сил Эфиопии.

Michael Traurig