"Охотник" в литовском небе: Отто Киттель в воздушном бою над Илгалавки 24 июля 1944 года.

16 April

Во второй половине дня 24 июля 1944 года три девятки советских бомбардировщиков Пе-2 из 128-го гвардейского бомбардировочного полка поднялись с аэродрома Слобода и взяли курс на литовский город Скапишкис. Перед экипажами стояла задача нанести бомбовый удар по позициям германских войск, оборонявшихся в районе деревень Илгалавки и Мартинишкенай, расположенных к северо-востоку от этого города. Воздушное прикрытие на протяжении маршрута до цели и обратно обеспечивали двадцать истребителей Р-39 "Аэрокобра" из 68-го гвардейского истребительного авиаполка. Поскольку погода в тот день стояла пасмурная и нижняя граница слоя облаков находилась на высоте около 1000 метров, бомбометание планировалось произвести с горизонтального полета.

Рейд начался с небольшого досадного происшествия - сразу после взлета выяснилось, что на бомбардировщике младшего лейтенанта Кукушкина, летевшего в составе третьей девятки, из-за технической неисправности не убираются стойки шасси. Поэтому экипажу пришлось вернуться на аэродром, а численность полковой группы сократилась до 26 машин. Зато дальше все прошло в соответствии с планом: над Дегеняем колонна разделилась, и первые две девятки отбомбились по району Илгалавки, а замыкающая восьмерка - по Мартинишкенаю. При этом германские зенитчики вели по атакующим заградительный огонь, но советские пилоты благополучно избежали прямых попаданий, умело маневрируя по курсу и высоте. Казалось, налет завершится благополучно и без потерь, но едва бомбардировщики покинули зону зенитного обстрела, как шедший крайним слева в строю первой девятки самолет младшего лейтенанта Семена Марасанова вдруг ярко вспыхнул, и, перевернувшись через левую плоскость, устремился к земле.

На момент, когда разворачивались эти события, силы истребительной авиации Люфтваффе в Прибалтике были очень немногочисленны. Воздушное прикрытие территории Латвии и Литвы осуществляла лишь 1-я группа эскадры JG 54 "Зеленое сердце", машины которой базировались на аэродромах Даугавпилс и Екабпилс. Успевать всюду и отражать воздушное наступление многократно превосходящих советских сил на всем протяжении фронта в Прибалтике она не могла даже теоретически. Однако использовала любую возможность для того, чтобы наносить противнику как можно более ощутимый ущерб. Самым результативным из действующих асов эскадры в то время являлся 27-летний лейтенант Отто Киттель, имевший в активе 185 официально подтвержденных побед. Именно этот летчик в паре со своим ведомым появился в небе над Илгалавки в тот момент, когда бомбардировщики 128-го Гв БАП атаковали свои цели.

Бесстрашный авиатор, Отто сочетал личную отвагу с хладнокровием и стремительным точным анализом всех аспектов воздушного боя, так что его действия могли выглядеть безумно лишь на первый взгляд. И принятое Киттелем решение атаковать строй Пе-2 имело в основе строгий математический расчет. Облачность в тот день была двухслойной - нижний слой начинался на высоте 900 - 1000 метров, а верхний на 1300 - 1400 метрах. Советские летчики, привыкшие к тому, что противник атакует, как правило, сверху, опасались, что немецкие истребители подберутся к ним между слоями облаков, поэтому уделяли особое внимание наблюдению за верхней полусферой. То, что происходит у самой земли, интересовало их куда меньше. Киттель верно предположил, что логика неприятелей будет именно такова, и исходя из этого начал заход на малой высоте, маскируясь на фоне земли, чтобы напасть на бомбардировщики снизу. Истребителей прикрытия он не боялся - сразу после того, как Пе-2 сбросили бомбы, восемь "Аэрокобр", защищавших голову колонны, увеличили скорость, вышли далеко вперед и затем скрылись в облаках. Еще двенадцать оставались позади, прикрывая замыкающую восьмерку, бомбившую Мартинишкенай. Таким образом, первые две девятки оказались без эскорта. Отто и его ведомый зашли под строй лидирующей эскадрильи слева, а затем стремительно взмыли вверх, атакуя ближайшее к себе звено.

Экипажи бомбардировщиков заметили немцев лишь после того, как загорелась и перешла в падение машина младшего лейтенанта Семена Марасанова. Сбив одной очередью первый Пе-2, Киттель взял правее и дал точный залп по самолету второго ведомого того же самого звена, младшего лейтенанта Николая Гонтового. Правый двигатель "Петлякова" густо задымил, но экипаж не покинул строя эскадрильи. Советские воздушные стрелки открыли по нападавшим интенсивный огонь, а младший лейтенант Петр Гражданкин даже предпринял попытку спикировать и обстрелять "Фокке-Вульфы" вдогон из курсового пулемета, когда те стали выходить из атаки нисходящим правым разворотом. Однако ни Киттель, ни его ведомый не пострадали. Пройдя под неприятелем в обратном направлении, они выписали широкую "восьмерку" и точно так же снизу-слева напали на строй второй эскадрильи.

Хотя радиостанции советских самолетов были исправны и уже атакованные экипажи могли предупредить остальных товарищей о внезапно возникшей угрозе, этого почему-то не произошло. Для летчиков второй девятки появление пары FW-190 оказалось точно таким же сюрпризом. На сей раз Отто выбрал целью крайнее правое звено и был обнаружен только тогда, когда обрушил залп на самолет младшего лейтенанта Сергея Мирошниченко. Левый двигатель Пе-2 тут же загорелся, а пилот не смог удержать место в строю и со снижением пошел по прямой на свою территорию. Киттель же, продолжая атаку, с левым доворотом перенес огонь на машину лидера того же звена лейтенанта Леонида Елешева. Ас снова не промахнулся - выпущенные им пули и снаряды оставили несколько пробоин в стабилизаторе и плоскостях бомбардировщика, а также вывели из строя систему охлаждения правого двигателя. Тем не менее, контроля за своей машиной Леонид не потерял и продолжил полет вместе с остальными экипажами эскадрильи.

Вновь удачно уклонившись от огня советских воздушных стрелков, Отто и его напарник решили атаковать еще и замыкающую восьмерку 128-го Гв БАП, хотя ясно видели, что та идет с истребительным прикрытием. Этот расчет не оправдался - пилоты "Аэрокобр" оказались внимательными и вовремя заметили приближение пары "Фокке-Вульфов". Оказавшиеся ближе всего к немцам капитан Федор Милаев и младший лейтенант Эрнст Янов спикировали на противника и открыли огонь. К такому повороту событий Киттель был готов - как только "сталинские соколы" вышли на дистанцию эффективной стрельбы, оба FW-190 сделали переворот, спикировали до самой земли и на полной скорости ушли в восточном направлении.

Вернувшись на аэродром, Отто Киттель доложил об успешной атаке и о том, что ему удалось сбить два бомбардировщика с интервалом в три минуты. Обе победы получили официальное подтверждение, однако же ас поскромничал, поскольку, сам того не зная, занизил собственный успех вдвое. Первый атакованный им Пе-2, пилотом которого являлся младший лейтенант Семен Марасанов, упал сразу же еще на территории, занятой германскими войсками. Ни один из трех членов экипажа не успел воспользоваться парашютом. Подбитый самолет Николая Гонтового некоторое время продолжал лететь в общем строю, но пожар правого двигателя становился все сильнее. Наконец, в районе озера Салос летчики стали покидать обреченную машину, но сделать это удалось только штурману и стрелку-радисту. Сам же Гонтовой во время прыжка зацепился парашютом за самолет и погиб вместе со своим Пе-2, когда тот рухнул на землю. Бомбардировщик младшего лейтенанта Мирошниченко упал на занятой советскими войсками территории, однако из его экипажа только стрелку-радисту удалось спастись на парашюте, а пилот и штурман погибли. Что же касается Леонида Елешева, то он смог долететь до аэродрома и попытался произвести посадку на шасси. Попытка оказалась неудачной - из-за прострела левого колеса Пе-2 на пробеге резко развернулся и потерпел аварию, после чего ремонту уже не подлежал. По счастью, никто из находившихся на борту авиаторов не пострадал.

В различных отчетах участников боя с советской стороны картина оказалась не совсем одинаковой. Так, в журнале боевых действий 128-го гвардейского бомбардировочного полка было записано, что полковая колонна подверглась атаке восьми немецких истребителей. При этом в журнале боевых действий 5-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии, в состав которой входил 128-й Гв БАП, указывается, что "Фокке-Вульфов" было четыре. При этом экипажи, летевшие в первой девятке доложили, что одного из нападавших сбили воздушные стрелки. Победу официально засчитали и поделили между штурманами старшим лейтенантом Александром Богаченко и младшим лейтенантом Риза Бухареевым.
Что же касается истребителей, то те оценили количество своих противников в четыре FW-190 и доложили о двух победах. В журнале боевых действий 5-й гвардейской истребительной авиадивизии обстоятельства сражения были описаны следующим образом:

"При подходе к цели бомбардировщики разошлись на три группы. В районе цели обстреляны сильным огнем зенитной артиллерии, в результате сбито 2 самолета Пе-2.
На обратном маршруте в 16:50 встретили 4 ФВ-190, которые пытались атаковать группу Пе-2. При отсечении атаки самолетов противника, гвардии капитан Милаев сверху-сзади с дистанции 80 - 50 метров прицельной очередью сбил 1 ФВ-190, который упал в районе озера Аловша.
В это время гвардии младший лейтенант Янов, отсекая атаку ФВ-190, сверху-сзади с дистанции 100 метров в момент переворота самолета противника сбил 1 ФВ-190, который упал в 5 км севернее озера Аловша."

Примечательно, что экипажи советских бомбардировщиков не наблюдали никаких "Фокке-Вульфов", сбитых "Аэрокобрами". И выводы, сделанные ими по окончании рейда, отнюдь не вызывали оптимизма:

"Причины потерь от истребителей противника

1. Истребители сопровождения оставили две группы бомбардировщиков без прикрытия, ушли вперед за облака, потеряв с ними зрительную связь. Двухсторонняя радиосвязь отсутствовала. Истребители сопровождения не отвечали ведущему колонны бомбардировщиков.
2. Двухслойная облачность 5 - 6 баллов дала повод истребителям сопровождения и штурманам экипажей ожидать появления противника сверху из-за облаков. Стрелки-радисты, не встречавшие в предыдущих вылетах противодействия истребительной авиации, плохо наблюдали за нижней полусферой, в результате чего противник атаковал почти внезапно.
3. Недостаточно организованное огневое взаимодействие и огневая поддержка экипажей. Между экипажами плохо организовано оповещение о замеченных истребителях противника."

Действия же германских пилотов удостоились от их советских визави такой оценки:

"Тактические приемы истребителей противника

а) Атаку производят снизу, сзади вверх под большим углом, выход из атаки переворотом вниз.
б) Не выходят в верхнюю полусферу.
в) Используют местность для маскировки.
г) Атака с малых дистанций."

Michael Traurig