3408 subscribers

Вишенка на торте от Иосифа Сталина Адольфу Гитлеру. Брест-Литовск, май 1940 года

236 full reads
357 story viewsUnique page visitors
236 read the story to the endThat's 66% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Вишенка на торте от Иосифа Сталина Адольфу Гитлеру. Брест-Литовск, май 1940 года

В советском кинопрокате, на военную тематику, долгие годы кочевала известная фраза председателя ГКО, сказанная им с хладнокровным мужеством: «Я солдата на маршала не меняю».
Позднее, в еще одной киноверсии тех событий, Отец народов, мечтательно глядя вдаль, с тоской в голосе добавляет:
«Если бы мне дали возможность, я бы обменял всех немецких генералов на одного человека – Эрнста Тельмана».

О том, что, на самом деле, подобные переговоры велись относительно племянника Гитлера, попавшего в плен под Сталинградом, и группы советских генералов, не могли знать ни зрители, ни режиссеры военного эпоса.

Товарищ Сталин не ответил на это предложение, считая его, не заслуживающим внимания,
так как судьба плененных военачальников волновала его еще меньше, чем участь лидера немецких коммунистов, которого вождь, к тому времени, сильно недолюбливал.

Не в меру ретивый коммунист изрядно надоел обоим лидерам. (фото из открытых источников)
Не в меру ретивый коммунист изрядно надоел обоим лидерам. (фото из открытых источников)

Все началось с того, что, после прихода к власти Гитлера, последователи Карла Маркса были вынуждены покинуть родные края.
Многие из них нашли пристанище в СССР, справедливо рассчитывая на радушный прием.

Они, конечно, слышали, что в Советском Союзе, окруженном со всех сторон капиталистическими странами, не доверяют иностранцам, но полагали, что общность мировоззрений оградит их от подозрений. Поначалу так и произошло – первую партию вынужденных мигрантов, власти приняли со всеми почестями, но, на всякий случай взяли под плотное наблюдение.

Очень скоро выяснилось, что такие меры вполне оправданы, так как немецкие товарищи, в приватных разговорах,
стали выражать сомнения, что уклад жизни в России является социалистическим.
Товарищ Сталин, узнав о таких настроениях, бывших соратников по общему делу, не слишком расстроился –
он давно уже перестал удивляться людской неблагодарности.

«Конечно, - рассуждал он, - в идею о всеобщем равенстве, когда власть будет делиться с народом всеми благами, могут верить только психически нездоровые люди, вроде тех, кто с обожанием таскает портреты вождей, благо таких хватает во все времена. Но это не повод говорить об этом вслух, тем более, если людям определили продуктовый паек и ограничили в передвижениях по стране, чтобы, не дай бог, они не увидели настоящей жизни строителей светлого будущего за пределами столичных фасадов».

В результате, имея прочную доказательную базу о шпионской деятельности на территории рабоче-крестьянского государства, основанную на чистосердечных признаниях, большинство прибывших камрадов получили стандартные десять лет.
Некоторым, вдобавок, запретили переписку на тот же срок.
То есть, расстреляли.

Не все немецкие товарищи дожили до фашистских концлагерей. (фото из открытых источников)
Не все немецкие товарищи дожили до фашистских концлагерей. (фото из открытых источников)

В августе 1939 года, после подписания пакта Молотова-Риббентропа, с немецкой стороны поступило предложение передать Эрнста Тельмана советским товарищам, так как Гитлеру, томящийся в неволе оппозиционер, был уже не опасен.

Иосиф Виссарионович давно потерял интерес к судьбе германского коммуниста, кроме того, он категорически не хотел появления на своей земле еще одного смутьяна, которого даже в лагерь нельзя упечь, из-за слишком громкого имени.
Поэтому, проигнорировав вопрос с Тельманом, генеральный секретарь объявил о выдаче всех оставшихся в живых немецких марксистов новому союзнику.

Иосиф Виссарионович подчеркнул, что данное решение является свидетельством доброй воли и играет роль бонуса, к уже подписанным соглашениям.

Дальнейшие события можно описать, ссылаясь на воспоминания Маргариты Бубер-Нейман, вдовы, казненного в Москве, члена Политбюро КПГ (компартии Германии) Гейнца Неймана.

Женщина отбывала наказание уже больше двух лет, когда ее, в 1940 году, этапировали из карагандинского лагеря, в закрытый пансионат.
Там ей предоставили
подобранную по размеру модную одежду, усиленное питание и полную свободу, без права выхода за пределы санатория. Особенно трогательным было отношение медицинского персонала, ловившего каждый вздох дорогих гостей.

Через месяц, как только исчезли признаки дистрофии, и на лице появился здоровый румянец, бывшую заключенную, как и всю остальную группу, состоящую из пятисот человек, передали в руки гестапо.
Акт сдачи-приемки произошел в пограничном городе Брест-Литовск.

Обе стороны остались довольны друг другом. (фото из открытых источников)
Обе стороны остались довольны друг другом. (фото из открытых источников)

С коммунистами, запятнавшими себя наличием иудейской крови, разговор был короткий, остальных распределили по концлагерям.
Фрау Нейман, как представительницу арийской расы, поместили в концлагерь Равенсбрюк, откуда ее освободили части Красной Армии, в апреле 1945 года.

Всю оставшуюся жизнь Маргарита Нейман посвятила публицистике, с одинаковой ненавистью обличая красную и коричневую диктатуры.

Сегодня, когда мы видим могилу вождя, утопающую в цветах, остается только удивляться его правоте, относительно количества людей, искренне верящих в счастливое прошлое.


ПОСТАВЬТЕ "ЛАЙК", ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ ОХВАТ СТАТЬИ. ПОДПИШИТЕСЬ НА КАНАЛ, ЕСЛИ ПОНРАВИЛАСЬ ПУБЛИКАЦИЯ.

Масштабы репрессий - нам важно знать конечную цифру?

А.В. Тарасов - дань уважения, полученная за океаном

Наглядная агитация в третьем рейхе

История и значение Лэнд-Лиза