Карина и Мурат, часть 1

Ушастый толкнул ее на кровать, сорвал купальник с халатом и прижал лицом вниз, в подушку.
Ушастый толкнул ее на кровать, сорвал купальник с халатом и прижал лицом вниз, в подушку.
Ушастый толкнул ее на кровать, сорвал купальник с халатом и прижал лицом вниз, в подушку.

18+

Карина смотрела на его профиль, и счастье билось где-то под ключицей. За рулем сидел мачо из журнала "Maksim"! Они мчали на море. Одной рукой смуглый Мурат сжимал руль, а другой - ладонь девушки.

Была ночь, в машине гремела музыка. Они снова вместе! Карина прижалась к щетине Мурата, ноздри поймали запах - его, дразнящий. Он буравил ее чернющими глазами. А Карина хитро щурилась и ежилась от мурашек, которые бегали по спине от затылка до копчика.

Приехали в скромный отель Солнечногорска, который стоял у обочины. Они поднялись номер в сиреневых тонах с баром. Из окна был виден бассейн, в котором отражались блики фонарей.

Мурат подошел ближе, она почувствовала губы на шее. Жгучие поцелуи турка, его жадные руки, сжимающие ягодицы - Карина загорелась вмиг, как поленья в костре, на которые плеснули розжиг.

Сиреневые бабочки на обоях закружились, все поплыло. Парень подвел Карину к кровати, и последнее, что она услышала - как затрещали под турецким напором трусики с итальянским кружевом. Крики экстаза, а дальше - сладкая, как пастила, нега... Как будто она рухнула в перину из облаков.

Утром Карина приоткрыла один глаз. На подушке лежал милый букетик фиолетовых крокусов и записка: " Всегда твой, скоро буду, М". Мурат! Она зевнула, одела синий купальник, халат, и поплелась вниз, к бассейну.

Вода обнимала крутые бедра Карины, как руки Мурата. Вытирая белокурые волосы и улыбаясь, она вошла в номер.

- Ни звука, - пропел шепелявый голос, и Карина ощутила ледышку у виска. - Только один писк услышу, и пулька поселится в твоей черепушке, курочка.

Карина почувствовала, будто у нее в желудке лягушка. Ее била дрожь, зубы плясали в танце страха. Она скосила карие глаза и увидела лицо альбиноса, он держал пистолет у ее виска. В углу на стуле сидел еще один лысый крепыш с большими ушами.

- Где камешки, шлюха? Расскажешь, или подождем дружка твоего бОрзого? - альбинос убрал пистолет, но тут же мокрые костлявые пальцы впились ей в горло.

- К-какие камешки? Вы путаете наверно? - выдохнула она ему в лицо, когда крючки разжались, и закашлялась.

- Ладно, Альберт, подождем гниду. Не думаю, чтобы он ее надолго оставил, да, конфетка? Ушастый подошел к Карине и больно ущипнул за сосок. Она вскрикнула и почуяла тошнотворный запах лука.

Карина покрылась потом. Так страшно ей было только в детстве, когда убежала от полуголого дядьки в парке.

- А чего нам время терять? Трусы снимай, курица! - гаркнул шепелявый, и Карина услышала, как клацнула бляха на его ремне. - И учти, только один писк... - она повернула голову и увидела, как он гладит дуло пистолета.

Ушастый толкнул ее на кровать, сорвал купальник с халатом и прижал лицом вниз, в подушку. Карина захлебывалась слезами, и вдруг телефон запел хриплым голосом: "Кольщик, наколи мне купола..."

- Алло, - проквакал крепыш. - Как в Махачкале? А какого х... тогда мы за этими мурзиками следили два дня? - пауза, - окей, выезжаем. Как скажешь, ты ж главный, брат! - и отключился.

Карина медленно повернула голову набок. Альбинос тихо матерился от досады, что не успел взять свое и надевал штаны.

- Все, Альберт, не время опустошать баллоны, погнали в Махачкалу, там наш кент! - хлопнул шепелявого по плечу крепыш и пошел к двери.

- Опять, б..., осечка? Задрали вы уже!

Бандиты исчезли. Карина обняла подушку и вылила все слезы, швыркая носом. Потом залезла под одеяло, свернулась калачиком и уснула.

Очнулась оттого, что кто-то перебирал ее волосы. Мурат сидел на кровати рядом с ней:

- Все в порядке? - он махнул рукой в сторону поваленного стула и разбросанных газет.

Карина обняла его, что есть сил, и проревела:

- Никогда больше не бросай меня одну!

Потом быстро рассказала все, что пришлось пережить за утро, рыдая на плече. Мурат корил себя, бил кулаком стену, обещая повесить негодяев за яйца. Глаза искрились злостью, кипучая кровь бурлила.

- Я хотел принести твой любимый тирамису, Карин. Но в этом колхозе кроме чебуреков ни хрена нет! Я поехал в соседний Зеленодольск, как назло, проткнул колесо, черт бы его спалил! Он звонко ударил ладонью о ладонь.

Потом взял ее за подбородок красивыми пальцами и прошептал:

- Обещаю, больше не оставлю!

______________________________________

Ваши комментарии греют мое авторское сердце! Вы подписываетесь - я пишу быстрее))