Financial Times: Мир игнорирует разгорающееся сражение за права мусульман

Перевод статьи Financial Times от 03.01.2020 “Muslim rights face uphill battle as world looks the other way”.

Представьте, что Китай посадил бы в тюрьмы более миллиона христиан. Или Индия заявила бы, что будет принимать всех беженцев, кроме христиан. Запад был бы в бешенстве. Но так как целью Китая и Индии являются мусульмане, их участь не привлекает большого внимания.

Президент США Дональд Трамп и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон оба заявляют о поддержке притесняемых христиан. Преуменьшая гораздо более масштабные преступления против мусульман, они ставят под угрозу остатки репутации прав человека на Западе. Такая пассивность усиливает глобальный сдвиг в сторону религиозного национализма, который начался в мусульманском мире.

Наступающий год покажет, станут ли эти двойные стандарты постоянными. Так как мусульмане вызывают большее отторжение, чем другие меньшинства, их бедственное положение является проверкой того, является ли либеральная демократия тем, на что претендует. Есть две причины, по которым мусульмане уступают другим группам в глобальной иерархии ценностей. Первая это политика. Опросы общественного мнения на Западе и не только, указывают, что мусульмане вызывают наименьшее доверие из всех меньшинств. Считается, что они хуже интегрируются и больше поддерживают терроризм. Люди верят, что уровень рождаемости среди мусульман выше, чем в других сообществах. Почти четверть мирового населения - около 1,8 млрд. человек - составляют мусульмане.

Вторая причина - то, как плохо большинство в исламском мире обращается с собственными меньшинствами. Будь то копты-христиане в Египте, шииты в Саудовской Аравии или сунниты в Иране, преимущественно мусульманская страна - одно из худших мест для того, чтобы принадлежать к меньшинству. Не говоря уже о положении евреев в арабской стране. В результате сочетания этих двух стереотипов мы получаем мир в значительной степени безразличный к судьбе мусульман там, где они в меньшинстве. Грубо говоря, общественное мнение считает что им платят их же монетой. То, что исламские страны, особенно в арабском мире, едва ли не шёпотом возражали против бедствий уйгуров в китайском Синьцзяне или протестовали против преобразований в духе индуистского национализма в Индии, только подчеркивает одиночество мусульманских меньшинств. Даже их собратья не обращают на них внимания.

И Трамп, и Джонсон, так же, как и прочие западные лидеры, многое сделали для поддержания этих карикатурных стереотипов. Но есть и другая сторона. Три крупнейших в мире страны по населению - Китай, Индия и США - теперь в той или иной степени враждебны к мусульманам. В каждом случае мусульмане теперь на переднем краю борьбы за гражданские права. Наиболее безнадёжно их шансы выглядят в Китае, который закрывает мечети, запрещает мусульманскую одежду и принуждает переходить с уйгурского на китайский язык. Некоторые называют это “культурным геноцидом”. Большинство уйгуров, находящихся в изгнании, не готовы открыто протестовать, опасаясь поставить под угрозу родных, оставшихся дома. Их судьба служит своего рода барометром того, насколько китайский лидер Си Цзиньпин готов вернуть Китай к тоталитаризму.

Как самое населённое в мире демократическое государство, Индия даёт мусульманам больше возможностей для сопротивления. Но в этой битве они обречены. Премьер-министр Нарендра Моди хочет превратить Индию в индуистскую страну, которая выделяет граждан, чья вера - местного происхождения, как единственно подлинных индийцев. Те, кто обращается за духовным руководством к Мекке или Риму, рассматриваются в качестве граждан второго сорта. Моди включил христиан в перечень беженцев, которых Индия готова принимать, в недавно принятом Акте о поправках к статусу гражданина. Их исключение вызвало бы возмущение на Западе. Но его не интересует судьба рохинья в Мьянме, которые больше всех в мире страдают от этнических чисток в последние годы. Стоит подчеркнуть, что именно мусульмане ведут борьбу за то, чтобы остановить сползание Индии в сторону несвободной демократии.

Трамп любит плюрализм не больше, чем Моди или Си. Но отбойники на шоссе, по которому мчит Америка, гораздо прочнее. В первый год Трампа суды США не позволили ему запретить выдачу виз выходцам из исламских стран. Он также отказался от своих планов создать базу данных мусульман США. Однако он начал свою политическую карьеру с ложного утвеждения о том что “Барак Хуссейн Обама” - мусульманин, родившийся за границей. И он сократил число беженцев, получающих убежище в США, до исторического минимума.

Америка больше не представляет собой путеводный маяк. Согласно исследованию проекта “Арабский барометр”, за последний год в исламском мире наблюдался рост светских настроений и снижение поддержки исламизма. Будет горькой иронией, если проблески надежды для арабских улиц и не только для них, будут затушены миром, который похоже движется в обратном направлении.