ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Рассказ из книги «Рассказы и сказки для взрослых»

Предназначение. Почему-то почти все думают, что за этим словом обязательно должно скрываться нечто грандиозное, великое, превращающее человека в героя, заставляющее его превозмогать себя, превозмогать других. Всем так и видится имя счастливца, вписанное большими буквами в книгу истории на ее золотых страницах.

Какая глупость! Какая наивная чушь! Только единицам дано понять, каково это, жить и не сметь поступить иначе, жить, как написано, как предопределено. Хотя, если верить Его словам, не тем, что для толпы и тех одиннадцати, что считают себя Его избранниками, а настоящим, истинным словам, сказанным шепотом наедине, у каждого в этой жизни есть предназначение. И даже жалкое, казалось бы, никому не нужное существование бедняка - это тоже своего рода предназначение. Предназначение для большинства, для тех, кому нужен пастырь, для овец.

Немногим в этом мире суждено стать богачами или прославиться. Еще меньше тех, кому предначертано стать героями, а тех, кому дано хоть в чем-то здесь разобраться, хоть что-то понять в этом запутаннейшем и в то же время простом мире, вообще единицы, не говоря о тех... Но об этом молчок. Большинство вообще являются декорациями или статистами, безликой массой, одной из стихий, что подобно наводнению и урагану с завидной постоянностью обрушивается на грешную землю.

Почему я говорю об этом с такой уверенностью? Да потому, что я человек с Предназначением. Один из миллиардов. Человек с предназначением, от которого отказался бы любой, включая меня! Если бы я мог хоть на шаг отступить от заданной роли! Но небеса распорядились именно так, а с небесами без толку спорить.

О собственном предназначении я узнал... Да, собственно, сколько я себя помню, столько я о нем и знал. Я не знал, ни что меня ожидает, ни в чем заключается моя роль, иначе я бы еще тогда наложил на себя руки. Я знал лишь то, что наступит время, и я буду призван исполнить свой долг. У меня не было видений, мне не слышались голоса, ко мне не являлись волхвы, да и настоящих, заставляющих верить чудес я не видел. Я просто знал об этом всегда. Знал и молчал.

Я не кричал о предназначении на каждом углу, что сделал бы, наверно, любой мальчишка на моем месте. Никому. Ни родителям, ни священникам, ни верным друзьям... Даже той, что я встретил, и которую мне пришлось оставить, даже той, которую я встретил позже, и которая оставила меня. Никому, ни слова, никогда...

И вот однажды я встретил Его, окруженного не понимающими ничего из того, что он пытался им дать, людьми. Отчаявшись, он твердил им: Слушайте, смотрите, бодрствуйте... Но что для них были эти слова!

Он тоже сразу узнал меня. Пойдем, сказал он, я знаю, кто ты, и для чего здесь. Он заговорил со мной, и некая, невидимая сущность коснулась моего естества. Сомнений не осталось, и я присоединился к нему. Если бы я знал, что меня ожидало!

Пойми, мы с тобой здесь только актеры, убеждал он меня накануне, хоть и главные, но все же актеры. Не нами придумана эта пьеса, не нам ее судить. От нас ничего не зависит. Мы существуем лишь затем, чтобы исполнить, так исполним же предначертанное до конца.

Признаюсь, я смалодушничал. Я хотел отказаться, хотел просто уйти, хотел найти хоть одну возможность не делать того. Он словно прочел мои мысли. Это действительно будет предательством, сказал он тогда мне. Странная штука жизнь. Есть только один способ не предать, который для всех других будет выглядеть, как предательство. Что так, что этак. Предательство по форме или предательство по духу?

Я не могу тебя принуждать, но пойми, я больше ни на кого не могу рассчитывать... Эти его слова были решающими.

Я сделал все, что он хотел, но... Не должен был я приходить тогда в сад. Но я не мог вот так, не простившись... Я нашел Его там, готового к встрече. Мы крепко обнялись и поцеловали друг друга, чтобы больше никогда уже не встретиться в этом Мире.

Прости, сказал он мне на прощанье, прости, ибо обрекаю тебя на смерть и вечный позор... Прости.

Что ж, если так. На это не наша воля, хотел я ему ответить, но было уже поздно, да и нельзя мне было с Ним говорить, иначе все было бы напрасно. Я и так чуть не погубил все своим поцелуем.

Прости...

Его ждали смерть и вечная слава, меня смерть и вечный позор. У каждого героя есть свой злодей, и здесь ничего не попишешь. Мы всего лишь актеры, как сказал мне когда-то он. Всего лишь актеры...

Мне осталось сыграть последнюю сцену, наверно, одну из самых легких. По крайней мере, в исполнении. Мертвое, сухое дерево я заприметил еще давно.

Веревка легко перекинулась через сук.

Прости. Прости и до встречи! Крикнул я в никуда...