ВЕДЬМА ЧЕРНЫХ СНОВ 1

Дождь был по-осеннему моросящим и холодным. Он лился из затянувших все небо грязно-серых туч, которые лениво гнал ветер по ставшему настолько низким, что казалось, оно лежит на крышах многоэтажек, небу. И это 15 апреля!

Событие пощадило город, и если бы не останки людей и животных и не мертвые стволы деревьев, можно было бы решить, что жители его просто покинули в спешке, бросив почему-то все свои вещи. Человеческих останков на улицах почти не было. Когда произошло Событие, в городе была глубокая ночь, и большинство жителей умерли во сне, поэтому в отличие от тех мест, где Событие пришлось на другое время суток, город практически не пострадал. На его улицах почти не было заторов из искореженных автомобилей, в нем не бушевали пожары из-за непотушенного огня в кухонных печах, да и в метро управляемые компьютером поезда не возили мертвецов, словно доказывая непонятно кому, что смерть – это не повод для прекращения жизни.

Жизни потребовалось более 30 лет, чтобы «прийти в себя» после События, и теперь повсюду были видны следы ее возрождения. Везде, где только можно, зеленела трава. Сквозь трещины в асфальте пробивались кусты и молодые деревца, а в городских парках среди мертвых стволов набирал силу подлесок. Среди растений полным ходом шла обычно не замечаемая людьми жизнь насекомых и прочих маленьких существ. Там, где еще было чем поживиться, пировали грызуны, на которых охотились ставшие облезлыми кошки и превратившиеся в покрытых похожей на рыбью чешуей уродцев собаки. То там, то тут кричали редкие птицы. А в одном из городских парков чудом уцелевшая корова меланхолично жевала траву, вздыхая периодически по-коровьи от одиночества.

Несколько дней назад в город пришли люди. Это была огромная по нынешним меркам, - более двухсот человек, - группа. Они разбили лагерь на заброшенной ферме, переоборудовав зимние коровники под жилье. День назад они отправили в город разведгруппу, которая должна была разбить там временный лагерь, и вот теперь туда на армейском грузовике ехала рабочая бригада.

Вел машину бригадир по прозвищу Лейтенант. Никакого воинского звания у него, разумеется, не было, так как он родился уже после того, как воинские звания, как и многое другое из прошлой жизни, канули в Лету. Лейтенантом он стал в детстве с легкой руки наградившего его этим прозвищем товарища. Был Лейтенант высоким, худым мужчиной с приятным, взрослым лицом и коротко стриженными черными волосами. Одет он был в камуфляжную теплую куртку, старые джинсы и армейские ботинки. Через 3 месяца ему должно было стукнуть 30.

Рядом с ним, развалившись в кресле, сидел Шаман. Ему было тоже около тридцати, но благодаря совершенно детскому выражению лица он казался большим мальчишкой, а не взрослым мужчиной. Шаман был высоким, склонным к полноте. Его русые волосы, уже месяц, как мечтающие о встрече с парикмахером, торчали в разные стороны. Одет он был в свободную болоньевую куртку, спортивные штаны и кроссовки. Его глаза были закрыты, однако, это не мешало ему командовать Лейтенантом.

- Здесь медленней, - говорил он. - Здесь будет машина. Объезд справа. Здесь под водой яма, объедь по тротуару. Здесь можешь гнать…

Лейтенант старался максимально точно следовать его указаниям. Без подсказок Шамана он давно бы уже врезался в брошенную машину или влетел бы в яму. К счастью, Шаман мог видеть дорогу на несколько кварталов вперед. На то он и был шаманом.

В кузове грузовика сидели рабочие. 10 человек. Все были вооружены автоматами. А у тех, что сидели у входа, автоматы были сняты с предохранителей. Они в оба смотрели по сторонам. Остальные матерились на каждой кочке, обсуждали баб и трепались на прочие мужские темы. Кроме людей в кузове грузовика лежал строительный инструмент: кирки, ломы, лопаты и ящик с взрывчаткой.

Их путь проходил через парк. Увидев машину, корова от удивления подняла морду и замычала.

- Вот бы ее с собой, - мечтательно сказал Лейтенант.

- Опасно и бесполезно, - ответил Шаман. – Молока без быка она не даст, а мясо может быть заражено. К тому же убивать, возможно, последнюю корову на Земле…

- Ты прав, согласился с ним Лейтенант.

Ученые так и не смогли понять, чем было заражено мясо выживших животных. Ни радиации, ни токсинов, ни генетических изменений, ни каких-либо паразитов, включая вирусы, обнаружить не удалось, однако после употребления в пищу такого мяса люди заболевали неизвестными доселе страшными заболеваниями, или же у них рождались уроды. Поэтому, к счастью для животных, свежее мясо было решено в пищу не употреблять.

- Стой! – приказал вдруг Шаман.

Лейтенант мгновенно вдавил в пол педаль тормоза. Визжа резиной, машина остановилась. В следующую секунду чуть впереди на дорогу упало мертвое дерево.

- Все. Теперь можно ехать, - разрешил Шаман. – Объедь справа по траве.

Оставшийся путь они проехали без приключений и вскоре въехали на территорию лагеря, разбитого в когда-то очень даже милом дворике пятиэтажного дома, построенного буквой «П». В лагере вкусно пахло дымом и едой – готовили в полевой кухне на дровах, дефицита которых в городе не было.

Когда машина остановилась, к ней подошел мужчина лет пятидесяти на вид. Это был Серго – командир разведгруппы. Одет он был в темно-синюю спецовку и высокие ботинки.

- Привет, Лейтенант, - сказал он. – Ты, как всегда, к обеду.

- Ну так, - ответил Лейтенант, выходя из машины.

- Прошу всех к столу, - пригласил Серго приехавших.

На обед была перловая каша с тушенкой и компот из сухофруктов. Компот отдавал порошковыми витаминами, но пить было можно. Ели в одной из двух больших палаток за составленным из нескольких найденных поблизости столов столом.

После еды Шаман подошел к Серго.

- Я готов, - сказал Шаман.

- Пойдем.

Серго привел его во вторую палатку, где в проходе между установленными в два яруса койками стояло удобное кресло. Оно было почти как новое.

- Это лучшее, что мы нашли, - сообщил Серго.

- Пойдет, но мне нужно, чтобы меня не тревожили.

- За это не беспокойся. Я поставлю у входа человека.

- Тогда я приступаю к делу.

- Удачного полета.

- Спасибо.

Оставшись один, Шаман сел в кресло и закрыл глаза. После нескольких медленных дыханий тело расслабилось почти полностью, и Шаману достаточно было всего два раза пройти по нему вниманием с ног до головы, чтобы оно расслабилось до ощущения полного растворения. Еще через пару минут Шаман почувствовал себя гудящим энергетическим облаком.

Вперед, - мысленно приказал он себе, и вышел из тела. Конкретного задания у Шамана не было, поэтому, поднявшись над городом, он настроился на свободный поиск. Через несколько минут его внимание привлекло здание в нескольких кварталах от лагеря. Переместившись туда, Шаман обнаружил в подвале неразграбленный продуктовый магазин, в котором с радостным писком пировали крысы. Кроме убитых временем и грызунами продуктов Шаман обнаружил несколько ящиков с консервами, которые на вид выглядели вполне съедобными. А еще в магазине были спички зажигалки, сахар и соль. Находка была, что надо, но вместо радости Шаман почувствовал нечто среднее между смутной тревогой и беспокойством, поэтому, прежде чем сообщить о находке, он решил основательно все проверить. Для этого он вернулся в лагерь и отправился в магазин пешим маршрутом. «Идти» было трудно, так как шаманское или энергетическое тело не приспособлено для перемещения обычными для физического тела способами. Но людям в магазин предстояло идти, поэтому нужно было убедиться в безопасности каждого их шага.

Примерно на полпути Шаман почувствовал движение за углом дома, вдоль которого «шел». Несмотря на то, что в бестелесном состоянии ему ничего не грозило, он инстинктивно прижался к стене, затем выделил из себя разведчика. Это был небольшой, размером с теннисный мячик сферический сгусток астрального вещества, при помощи которого Шаман мог «видеть» на расстоянии. Именно благодаря разведчику он сканировал дорогу, когда они ехали в лагерь. Отправив разведчика за угол, Шаман увидел там пожирающего крысу покрытого рыбьей чешуей, сквозь которую торчала редкая рыжая щетина, зверя, в котором с огромным трудом можно было угадать потомка обычной дворняги. Почувствовав чье-то присутствие, пес зарычал.

«Спокойно», - сказал ему мысленно Шаман и вернул разведчика в тело. Пес не представлял опасности, и если тревога была только из-за него… Но расслабляться было рано, и Шаман, отогнав эту мысль, двинулся дальше, внимательно проверяя астральным вниманием окружающее пространство. Встреча с псом была единственным приключением на пути к складу, но, несмотря на это, ощущение тревоги только усилилось. Конечно, можно было на нее и наплевать, решив, что это - один из необоснованных страхов, но в случае ошибки это привело бы к человеческим жертвам, поэтому, вернувшись в тело, Шаман, не выходя из транса, погрузился в свою тревогу. Несмотря на все его старания, ее причина не обнаруживалась, словно тревога действительно возникла просто так на пустом месте под влиянием мрачных декораций и возможной угрозы. Решив, что так и есть, Шаман уже собрался выходить из транса, как вдруг где-то на самом краю его сознания мелькнула чуть заметная эмоциональная тень. Настроившись на нее, Шаман уловил практически невидимый след, оставленный холодным чужеродным разумом наблюдавшего за ним хищника: разумом летуна. Летун следил за ним с самого его появления в лагере! Это было невозможно, и, тем не менее, Летун! За! Ним! Наблюдал! Наблюдал из-за границы его внимания, и если бы не вырвавшееся на какое-то мгновение из-под контроля летуна чувство торжества, Шаман его так бы и не заметил, в результате люди угодили бы в ловушку: магазин, и это тоже было невероятно, оказался безупречно организованной летунами ловушкой.

Поняв, что его раскрыли, летун обдал Шамана волной ненависти и злобы. Шамана выбросило из транса, но не успел он опомниться, как над ним появилось серовато-желтое марево, из которого выскочило серо-зеленое щупальце. Оно обхватило Шамана, и в следующее мгновение он стоял уже на земле в нескольких кварталах от лагеря.

В лагере началась стрельба, но Шаману было не до нее не. Все его внимание было привлечено к несущемуся на него похожему на здоровенного пса с крокодильей мордой монстру, покрытому почему-то не шерстью, а перьями. Бежать было бесполезно, а защищаться – нечем, поэтому Шаман приготовился к смерти. Подбежав, зверь встал на дыбы и толкнул передними лапами Шамана в грудь с такой силой, что тот свалился на землю, больно ударившись головой. После этого вместо того, чтобы вонзить зубы в шею Шамана, зверь принялся радостно поскуливать и лизать Шаману лицо, что заставило того окончательно растеряться.

- Малкольм! Как тебе не стыдно! Ты же уже не маленький, - послышался из ниоткуда приятный женский голос, а в следующую секунду материализовалась и его хозяйка. Это была высокая, стройная брюнетка. Волосы до пояса. Лицо неестественно белое, но красивое. Глаза синие. Причем полностью равномерно синие, без видимых радужки и зрачка. На ней были серые брюки, светлая кожаная куртка и сапожки на низком каблуке. Малкольма она стыдила сквозь смех.

После ее появления Малкольм подбежал к ней и сел слева, лицом к Шаману.

- Извини, Малкольму не понять, что ты его не помнишь, а он, увидев тебя после стольких лет… - сказала она уже Шаману.

- Мы разве знакомы? – удивился Шаман.

- Ну да. Ты спас его. Нашел раненого и выходил. Граксы такого не забывают.

- Вы из черных снов? – догадался Шаман, холодея от страха. Из черных снов за Шаманами приходит смерть.

- Наверно.

- Ты за мной? – стараясь скрыть свой страх, спросил он.

Его вопрос заставил ее рассмеяться.

- Не стоит верить всему, что болтаю невежды, - ответила она. – Хоть это и не по правилам, но я захотела тебя увидеть после стольких лет… А заодно и помочь.

Пока Шаман приходил в себя, стрельба прекратилась. Причем победа не обязательно была за людьми.

- Мне надо в лагерь, - сказал Шаман.

- Я вижу, тебе сейчас не до меня.

- Извини.

- Хорошо, мы тебя проводим.

- А как же летуны? – удивился Шаман.

- Они панически боятся граксов, так как для граксов они еда. Так что пока с нами Малкольм, тебе бояться нечего.

- Он что, способен их ловить?

- Сначала он сводит их с ума настолько, что те забывают, как летать, и ему остается спокойно набивать брюхо, что он и делает с огромным удовольствием.

Когда до лагеря оставалось всего ничего, женщина остановилась.

- Дальше тебе лучше идти одному, - сказала она. - Прилетай сюда ночью в теле сна. Поговорим. А заодно я расскажу тебе, где найти хорошую заначку. Прилетишь?

- Прилечу, - пообещал Шаман.

- Тогда до ночи.

- Как тебя зовут? – спросил он, набравшись смелости.

- Амма.

- Красивое имя.

- Ты постоянно мне это твердил.

После этих слов Амма с Малкольмом исчезли в появившемся перед ними мареве, а Шаман бегом побежал в лагерь. Там царил кавардак. Несколько расставленных по периметру для защиты от летунов ЭМИ излучателей были разбиты. Кабина и кузов грузовика, на котором приехали рабочие, - смяты, а на палатке, как раз там, где должен был сидеть Шаман, лежал упавший балкон. Среди этого царства разрушения сновали люди, похожие на потревоженных муравьев. Они спешно готовились драпать.

- Какого черта? – набросился на Шамана Лейтенант.

- Ты мне скажи.

- На нас напали. Эти чертовы твари закидали нас камнями. Но как ты?..

- Понятия не имею. Потери есть?

- Двое.

Это означало короткую передышку. Люди оставляли тела погибших летунам, и те не преследовали оставшихся. Так жестокая необходимость заставила людей отказаться от ритуальной возни с трупами.

Несмотря на повреждения, грузовик оказался вполне способным ехать, а после того, как с него убрали брезент, выяснилось, что кузов тоже в достаточно пригодном состоянии. Больше всего досталось полевой кухне: на нее рухнул балкон, и она восстановлению не подлежала. А вот грузовик разведчиков не пострадал совершенно.

- Так как ты выбрался? – спросил Шамана Лейтенант, когда они выехали из города. До этого момента им было не до посторонних разговоров. Да и холодный ветер с дождем, бьющий в лицо через разбитое лобовое стекло тоже не располагали к беседе.

- Понятия не имею, - ответил Шаман.

- Ты же был в палатке.

- Да. А потом какая-то сила меня выбросила из лагеря.

- Это похоже на волшебство, и я должен… - как бы извиняясь, сказал Лейтенант.

- Разумеется, - согласился Шаман. – Передай Старику, что я приду, как только приведу себя в нормальный вид.

На этом разговор был окончен, и до самого лагеря они ехали молча, мысленно матеря летунов за пробирающий до костей холод в кабине.

+++

Событие произошло, что называется, на ровном месте, без каких-либо предвестий или видимых причин. Вдруг, меньше, чем за 3 секунды на Земле погибло более 90% всех живых существ. Люди, животные и растения просто перестали жить, словно кто-то взял и выключил их всех разом. Там, где был день, и в не засыпающих крупных городах сразу же началось столпотворение. Оставшиеся без управления автомобили начали врезаться друг в друга, образовывая заторы, в которых вспыхивали пожары. Затем загорелись квартиры в жилых домах, и ветер разносил пламя от дома к дому. А в небе, словно наблюдая за этим с высоты, летели управляемые автопилотами самолеты с мертвым экипажем и пассажирами на борту.

И это было только началом, так как на следующий день на выживших обрушилось полчище похожих на морских скатов летучих монстров с размахом крыльев более двух метров. Они появлялись из ниоткуда, хватали людей, впрыскивали в их тела смертельный яд, а потом, когда те превращались в желе, выпивали их досуха, оставляя только обтянутые кожей скелеты.

Обезумевшие от происходящего люди решили, что Событие произошло по вине ученых, и линчевали многих из них, казнив для порядка попавшихся под руку учителей, инженеров врачей, и даже просто людей с умными лицами, так что интеллектуалам пришлось прятаться не столько от летунов, сколько от ставших их первейшими врагами ближних.

Те же, кто не был обременен столь опасным в те времена интеллектом, ударились в религию, решив, что это бог устроил столь долгожданный конец света, сохранив им жизнь, чтобы они смогли покаяться за свои и чужие грехи. Вот только уповать на бога можно лишь тогда, когда тебе ничего не угрожает. Перед лицом опасности бог становится опасной помехой. Людям очень быстро пришлось это понять, а те, кто оказался недостаточно понятливым, стали обедом летунов.

Люди тоже пробовали есть летунов, но их мясо оказалось ядовитым. Большинство тех, кто отважился на этот эксперимент, погибли мучительной смертью. Но были и выжившие. Неизвестно, благодаря последствиям употребления мяса летунов или по другой причине, их дети приобрели способность легко выходить из тела, находить еду и нужные вещи и исцелять больных. Этих людей стали называть шаманами. Будучи залогом выживания своих групп, шаманы стали людьми номер один, а когда кто-то из чудом спасшихся инженеров открыл, что летуны не выносят электромагнитный сигнал на определенной частоте, и сумел наладить выпуск излучателей из подручных средств, основой общества стал симбиоз науки и шаманства.

В результате очень скоро традиционные религии были упразднены летунами путем поедания их приверженцев, а так как людям нужно было хоть какое-то понятное объяснение происходящего, родился миф о Белом Шамане:

Узнав о планах верховного правителя Нижних Миров Сатаны поработить Средний Мир, в котором живут люди, боги Верхних Миров послали в Средний Мир для его защиты Белого Шамана, наделив его достаточной силой для противостояния Сатане и его воинству. Также Белому Шаману было поручено найти среди людей достойных учеников и передать им знания и шаманскую силу, чтобы люди смогли сами защититься от демонов Нижних Миров. Каждую ночь, покидая физическое тело, отправлялся Белый Шаман на поиски будущих соратников и вскоре в его тайное жилище начали прибывать первые ученики. Шаман тщательно отбирал своих будущих последователей, ведь каждому из них предстояло стать основателем своей тайной школы шаманов. Тайной потому, что не только демоны, но и ослепленные темными страстями невежественные люди, а таких, увы, большинство, представляли опасность для молодого ордена шаманов.

Шли века. Шаманы набирали силу. Казалось, у Сатаны не было ни единого шанса справиться с Белым Шаманом и его армией, но ему на помощь пришла повзрослевшая к тому времени любимая дочь.

- Я знаю, как забрать у шаманов их силу, - сказала она отцу и принялась за дело.

Превратившись в красавицу, она отправилась к Белому Шаману.

- Я ведьма из Сторонних Миров, - представилась она. – Узнав о твоем благородном деле, мы решили преподнести тебе в дар наше искусство волшебства, благодаря которому ваша сила возрастет в разы.

- Что вы хотите взамен? – спросил ее Белый Шаман.

- Ничего. Ведь защищая свой Мир, вы защищаете и наш.

Шаман позволил ведьме остаться и учить его воинство волшебству, а вскоре и влюбился в нее. Будучи прекрасной лгуньей, она убедила Шамана в том, что тоже безумно его любит. Да и волшебство ее, казалось, превращало шаманов чуть ли не в богов, позволяя им делать практически все, чего они только могли пожелать.

Вот только волшебство это имело свою цену, и каждый раз, прибегая к нему, шаман, не зная того, отдавал часть своей силы ведьме.

Также волшебство ведьмы лишало шаманов ясности понимания, и вместо реальной картины происходящего в Мире, они видели лишь желаемую иллюзию. В реальности же люди с каждым годом все интенсивней уничтожали родную планету, и Средний Мир буквально вопил от страдания убиваемых людьми существ. Но околдованные чарами ведьмы шаманы ничего этого не замечали. Им казалось, что в Мире царит тишь и благодать.

Когда шаманы потеряли достаточно сил, ведьма наполнила Средний Мир дыханием смерти, которое уничтожило практически все живое, а потом открыла врата между мирами, и в Средний Мир хлынула армия демонов.

Но недооценила она силы Белого Шамана. Сумел он ценой своей жизни захлопнуть врата перед носом основных сил армии Нижнего Мира, в результате в Средний Мир проник только авангард летающих демонов. Затем покинул он свое физическое тело, превратив шаманское тело силы в Негасимый Светоч, уничтожить который ведьме не дали боги Высших Миров. Под угрозой уничтожения Нижнего Мира потребовали они от Сатаны отказаться от своих агрессивных планов, а ведьму под страхом вечного проклятия заставили охранять Негасимый Светоч. Также ей было запрещено отказывать новым шаманам в доступе к Светочу, необходимому им в качестве инициализации.

Тогда превратила ведьма бывшую обитель Белого Шамана в Царство черных снов. И когда в ее царство приходит очередной кандидат в шаманы, она напускает на него свои чары, чтобы заставить его переметнуться в свой лагерь, и вместо света из Светоча испить крови из демонической чаши. И если он соглашается, то после первого же глотка превращается в покорного ее слугу. А чтобы ее слуги до поры до времени не выдали себя, она лишает всех шаманов памяти, и они ничего не помнят о происходившем с ними в ее царстве.

Поэтому люди внимательно следят за шаманами, а любое волшебство трактуется, как доказательство перехода шамана на сторону врага, за что шамана ждет смертная казнь.

Продолжение следует.