Аланы на Северном Кавказе

Аланы на Северном Кавказе

Клычников Ю.Ю.

Последующая история Северного Кавказа в значительной мере связана с племенами аланов. Античные авторы начи­нают упоминать их уже в середине I в. н.э. Считается, что этот этноним произошел от древнеиранского «ариана», т.е. благородный. Видимо аланы входили в состав аорского племенного объединения и постепенно заняли лидирующие позиции.

Все авторы единодушно отмечают воинственность этого народа. Римский поэт Марк Лукан (I в. н.э.) характе­ризовал их «загрубелыми от вечного Марса», т.е. от воен­ного образа жизни. Иудейский историк Иосиф Флавий (I в. н.э.) поведал об их разорительном набеге в Закавказье в 72 г. н.э., когда «они многочисленными толпами напали на не чаявших никакой опасности мидян, опустошили густо­населенный, изобиловавший стадами край, не встречая ни­где со стороны оробевшего населения никакого сопротив­ления. Царь страны Пакор бежал в страхе в непроходимые пустыни, оставив всё в их распоряжение; с трудом ему удалось выкупить у них за 100 талантов попавших к ним в плен свою жену и наложниц. Удовлетворяя свою разбой­ничью жадность беспрепятственно и даже без меча, они продолжали свой опустошительный набег до самой Арме­нии. Царствовал здесь Теридат, который, хотя и выступил им навстречу и дал им сражение, но тут сам чуть не попал живым в плен. Аланин издали накинул на него аркан и утащил бы его с поля брани, если бы царю не удалось во­время перерубить мечом веревку и таким образом спа­стись. Варвары же, рассвирепевшие ещё больше от этой битвы, опустошили всю страну и с огромной массой плен­ников и добычи, награбленной ими в обоих царствах, воз­вратились обратно на родину».

Аланский фактор вынуждены были учитывать прави­тели Боспора, которые держали для переговоров с беспо­койными кочевниками специальных переводчиков. Даже могущественный Рим, испытавший натиск свирепых всад­ников, вынужден был разработать руководство по борьбе с ними и кроме того заимствовать часть тактических прие­мов, практикуемых аланами.

На Северном Кавказе лидирующие позиции алан долгое время были неоспоримы. Даже река Терек получи­ла название «Алонта». С III в. н.э. со страниц письменных источников исчезают названия других сарматских племен. Римский историк Аммиан Марцелин (IV в. н.э.), писал, что «мало-помалу они подчинили себе в многочисленных по­бедах соседние народы и распространили на них своё имя». Таким образом, можно говорить, что под именем аланов скрывается этнически неоднородное образование. Его единство объясняется не только военными успехами, но и родственной близостью племен сарматского круга. Немалую роль сыграла и общность хозяйственно­политических интересов. Аланы были заинтересованы в обеспечении безопасности караванных путей, проходив­ших по их территории, а добиться этого можно было лишь общими усилиями. Благодаря получаемым выгодам они могли содержать тяже­ловооруженную конницу, состоя­щую из профессиональных воинов. Из их числа формировалась знать, ставшая главной объединяющей си­лой. На территории от р. Лабы и Средней Кубани на западе до Дагестана на востоке со II в. н.э. формируется Алания, т.е. территория, населённая аланами.

Описывая быт аланов, Аммиан Марцелин отмечал, что «нет у них шалашей, никто из них не пашет; питаются они мясом и молоком, живут в кибитках, покрытых согну­тыми в виде свода кусками древесной коры, и перевозят их по бесконечным степям. Дойдя до богатой травой местности, они ставят свои кибитки в круг и кормятся, как звери, а когда пастбище выедено, грузят свой город на кибитки и двигаются дальше. В кибитках сходятся мужчины с жен­щинами, там же родятся и воспитываются дети, это - их постоянные жилища, и куда бы они ни зашли, там у них родной дом. Гоня перед собой упряжных животных, они пасут их вместе со своими стадами, а более всего заботы уделяют коням. Земля там всегда зеленеет травой, а кое- где попадаются сады плодовых деревьев. Где бы они ни проходили, они не терпят недостатка ни в пище для себя, ни в корме для скота, что является следствием влажности почвы и обилия протекающих рек».

Постепенно аланы начинают переходить к оседлому образу жизни. Занимаясь пашенным земледелием, они сея­ли просо, ячмень, пшеницу. На торговых путях стали по­являться укреплённые рвами и валами поселения, стано­вившиеся политическими, торговыми и ремесленными центрами.

По своим религи­озным верованиям ала­ны были язычниками. Отмечалось, что «нет у них ни храмов, ни свя­тилищ, нельзя увидеть покрытого соломой шалаша, но они втыка­ют в землю по варвар­скому обычаю обна­женный меч и благого­вейно поклоняются ему, как Марсу, покровителю стран, в которых они кочуют. Их способ предугадывать будущее странен: связав в пучок прямые ивовые прутья, они разби­рают их в определенное время с какими-то таинственными заклинаниями и получают весьма определённые указания о том, что предвещается». Специфичной традицией аланов была искусственная деформация черепов, которым прида­валась вытянутая форма.

Казалось, что власть аланов останется незыблемой. Но в 70-х гг. IV в. н.э., форсировав Волгу, на их земли во­рвались отряды гуннов. Великое переселение народов при­вело к кардинальным изменениям на Северном Кавказе, ознаменовав собой начало эпохи средневековья.

Источник: Клычников Ю.Ю. История народов Северного Кавказа. Учебное пособие. — Пятигорск: ПГЛУ, 2013. — 125 с.