Меоты и синды

Меоты и синды

Клычников Ю.Ю.

В античной географии Азов­ское море называлось Меотидой. Отсюда прожи­вающие в Восточном и Северном Приазовье пле­мена раннежелезного века обобщённо назывались меотами. Сохранилисьназвания этих племен - аррехеи, досхи, дандарии, тореты и др. Первые упоминания о них относятся к VI- V вв. до н.э. Известно, что меотские племена имели добро­соседские отношения с Боспорским царством, а затем во­шли в его состав. Имена меотских вождей нередко упоми­наются в связи с различными политическими событиями в этом государстве. Вместе с Боспорским царством племена Приазовья в 106 г. до н.э. признали власть понтийского ца­ря Митридата VI Евпатора и участвовали в войнах против Рима. В них прославился вождь дандариев Олтак, который даже пытался убить римского полководца Лукулла. Но война закончилась поражением и гибелью Митридата VI. После этого среди меотских племен усиливаются идеи се­паратизма, и боспорским царям приходится с оружием в руках вновь подчинять их. В 46-49 гг. н.э. меоты-дандарии стали участниками династической борьбы, разгоревшейся на Боспоре. Вместе с сарматским племенем сираков они выступили на стороне Митридата VII. Их соперниками были отряды римского полководца Юлия Аквилы и сарматы-аорсы. Им удалось одолеть коалицию Митридата VII. После этого значительная часть меотского населения по­кидает Прикубанье и, судя по археологическим находкам, поселяется на Дону. Окончательно следы меотов теряются во время событий, связанных с Великим переселением на­родов.

Особо следует выделить племя синдов, которых так­же относят к числу меотских племен. Синды проживали на территории Таманского полуострова. Греческий географ Гекатей Милетский в VI в. до н.э. упоминал название их страны - Синдика. Благодаря активным контактам с грече­скими колонистами у синдов шло быстрое развитие соци­альных институтов, формировалось раннеклассовое госу­дарство, столицей которого стала Горгиппия (на месте со­временного города Анапы). Синды выступали в качестве союзников боспорских царей из династии Археанактидов и помогли им возвести оборонительный Тиритакский вал, расположенный недалеко от современной Керчи. Он стал серьёзным препятствием для крымских скифов, регулярно зимой совершавших набеги на Синдику. С IV в. до н. э. ар­хонты (правители) Боспора подчиняют себе синдов, хотя последние и сохраняют свою этническую самобытность. Исследователи склоняются к индоиранскому происхожде­нию синдов. Как и другие меотские племена, синды оказа­лись втянуты в водоворот вооруженного противостояния Понтийского царства с Римом и разделили их судьбу.

Меотская культура археологически представлена по­селениями, городищами и могильниками. На ранних эта­пах существования этой культуры для неё были характер­ны грунтовые захоронения в прямоугольных ямах. Умер­ший располагался вытянуто на спине либо скорченно на боку головой на юг. Обычно рядом с черепом устанавливались многочисленные разнообразные сосуды. Здесь же находилась заупокойная пища (свинина, говядина или ко­нина). В ритуальных целях меоты клали в захоронения речную гальку. В мужские могилы принято было класть оружие, конскую упряжь, оселки, а в женские - украше­ния. Это не означало, что женщины не принимали участия в войне. Как писал в I в. н.э. римский географ Помпоний Мела, «у них женщины занимаются теми же делами, что и мужчины, и даже не освобождаются от военной службы. Мужчины служат в пехоте и в сражении мечут стрелы, а женщины вступают в конные стычки и сражаются не же­лезным оружием, а накидывают на врагов арканы и умер­щвляют их затягиванием».

По мере развития меотского общества и выделе­ния знати меняется и облик погребальных сооружений. Появляются подкурганные захоронения с каменными или сырцовыми гробница­ми. Часто встречаются сопутствующие захоронения коней, слуг, погребённых вместе с хозяином. Инвентарь содержит множество им­портных вещей, изготовленных греческими мастерами. Возникает традиция класть под голову умершего миску. Скорченные захоронения исчезают. У синдов существовал обычай класть в могилу воина рыбу. Её число зависело от количества врагов, которых он убил.

Нашествие сарматов в очередной раз приводит к из­менению в погребальных традициях. Меоты начинают хо­ронить умерших в подбоях по сарматскому образцу. Ори­ентировка умершего теперь головой на запад или восток, а с середины I в. до н.э. - на север. В могилы клали куски мела и красной краски. Для скифо-сарматских традиций такой обычай означал обряд очищения. Часто встречаются образцы сарматского оружия, одежды, обшитой по моде степняков бусами и сколотыми фибулами.

Свои поселения меоты обносили валами и рвами. Они располагались в две-три линии, причем ров выкапы­вался с внутренней стороны. Помимо внешних укреплений городища имели и внутренние цитадели. На позднем этапе существования меотской культуры встречаются городища, обнесенные глинобитными стенами, укрепленными от осыпания плетнём.

Жилища овальной формы возводились из сырцового кирпича. Крышу перекрывали камышом. Очаг в таком жи­лище располагался у стены, противоположной входу. Здесь же был и домашний алтарь. Во дворе вырывалась хозяйст­венная яма.

Меоты занимались земледелием (выращивали пше­ницу, ячмень и просо) и рыболовством. Рыбу засаливали и отвозили на продажу. Особую роль играла металлургия и гончарное производство. Меоты выступали посредниками в торговых операциях между греческими полисами и коче­вым миром.

Специфическим занятием культурно близких меотам племён, живших на Черноморском побережье Кавказа, бы­ло пиратство. Как писал Страбон, «эти народности живут морским разбоем, для чего у них есть небольшие, узкие и легкие лодки вместимостью приблизительно до 25 чело­век, редко - до 30; у греков они называются «камарами». <...> Снаряжая флотилии таких «камар» и нападая то на купеческие корабли, то даже на какую-нибудь страну или город, они господствовали на море. Иногда им помогают даже жители Боспора, предоставляя свои корабельные стоянки, рынок для сбыта добычи. Когда они возвращаются в родные места, то при отсутствии корабельных стоянок им приходится на своих плечах переносить «камары» в леса, где они и живут, обрабатывая скудную землю. Когда же наступает время плавания, они снова несут свои лодки к берегу. Точно так же поступают они и в чужих странах, где им хорошо известны лесистые места; там они прячут свои «камары», а сами пешком бродят днем и ночью, похищая людей для продажи в рабство. Похищенных они с готовно­стью предлагают отпустить за выкуп, извещая об этом по­сле выхода в море их родных». Справиться с эти бедствием не смогли ни цари Боспора, ни даже могущественная Рим­ская империя.

Источник: Клычников Ю.Ю. История народов Северного Кавказа. Учебное пособие. — Пятигорск: ПГЛУ, 2013. — 125 с.