228 subscribers

Северный Кавказ и Россия во второй половине XVIII века

Ставропольская крепость
Ставропольская крепость
Ставропольская крепость

Достигнутый успех в Кабарде спо­собствовал дальнейшему процессу вхождения народов Северного Кавказа в состав России. В октябре 1774 г. в Моздоке начались перегово­ры с осетинским посольст­вом. В составе представителей от различных осетинских обществ были не только выходцы из кругов феодалов, но и представители интересов крестьянства, что говорит о ши­рокой социальной поддержке идеи единения с Россией. Переговоры закончились включением Осетии в состав империи.

К 1781 г. о желании быть в «вечном подданстве» зая­вили представители значительной части чеченских об­ществ.

Узел сложных противоречий завязался в Дагестане. Враждующие между собой владельцы стремились втянуть в свои распри российскую администрацию. Действовать приходилось в условиях ревнивого интереса со стороны Персии, которая крайне болезненно реагировала на любые шаги России на Северо-Восточном Кавказе. В такой си­туации русское правительство стремилось свести к мини­муму военное вмешательство в дела края, а возникающие проблемы решало преимущественно дипломатическими методами, стремясь помирить местных владельцев: хана Дербентского, шамхала Тарковского, уцмия Кайтагского, майсума Табасаранского и др.

Для освоения и обеспечения безопасности южных рубежей на огромном пространстве от Азова до Моздока в 1777 г. началось возведение цепи укреплений. Началось административное обустройство новых территорий. Пер­воначально территория Северного Кавказа входила в состав Астраханской губернии, а затем возник проект созда­ния на Кавказе особого наместничества, воплощённый в жизнь в январе 1786 г. Центром Кавказского наместниче­ства стал Екатериноград (ныне станица Екатериноградская). Все это способствовало активной колонизации края, причем не только казаками, но и крестьянами.

В 1783 г. в крепости Георгиевской был подписан трактат о протекторате России над Восточной Грузией. Это был настоящий прорыв российской дипломатии в юж­ном направлении. Подобный шаг привел к целой серии присяг и переприсяг со стороны многих северокавказских владельцев, заинтересованных в защите от посягательств со стороны Ирана и Турции.

В середине 80-х годов XVIII в. российская власть на Северном Кавказе должна была выдержать серьезное ис­пытание, связанное с движением шейха Мансура (1785­-1787), направленное на «борьбу с неверными». Пресекая и последовательно искореняя такую особенность кавказских реалий, как обычай воровства и взаимные набеги (в офи­циальных документах они назывались «хищничеством»), российская администрация неминуемо настраивала против себя часть населения, чем искусно пользовались турецкие эмиссары, наводнившие Северный Кавказ. После первого успеха Мансур начал терпеть поражения. Его покинули разочаровавшиеся сторонники, и он бежал под защиту ту­рок в крепость Анапа, где был пленён русскими войсками.

Безусловное доминирование России на Кавказе за­крепила очередная война с Турцией 1787-1791 гг. По усло­виям Ясского мира граница между государствами опреде­лялась по р. Кубани. Сюда в 1792 г. переводится Черно­морское казачье войско, позволившее утвердить влияние России в регионе.

Успешное завершение османо-российской войны еще более усилило тенденцию по добровольному вхождению северокавказских народов в состав России, в которой они видели гаранта безопасности и защиты. Необходимость в этом была огромной. Иранский правитель Ага-Мухаммед- хан не скрывал своих притязаний на территорию всего Кавказа. В таких условиях российское правительство ре­шает отправить сюда в 1796 г. свой корпус и отдает распо­ряжение местным владельцам выступить для совместной борьбы с неприятелем. Ага-Мухаммед-хан, не решившись вступить в сражение с российским войском, отошёл в Иран.

Столь успешно начавшийся поход был внезапно пре­рван. Вместо умершей Екатерины II на престол вступил ее сын Павел I, приказавший вернуть корпус в Россию. Но­вый император предполагал действовать дипломатически­ми методами, надеясь уговорами убедить персидского хана отказаться от его замыслов. Но это привело лишь к ослож­нению ситуации. Весной 1797 г. иранцы вновь вторгаются в Закавказье, и только убийство Ага-Мухаммед-хана оста­новило дальнейшее наступление персов.

В царствование Павла I российская политика в ре­гионе была ознаменована попыткой исключительно мир­ного решения местных проблем. Им осуществлялись по­пытки создать из владений ряда дагестанских и азербай­джанских феодалов некое подобие «федерации», которая была бы ориентирована на Россию. Но существующие ме­жду ними противоречия, разный уровень социально­экономического развития кавказских народов не позволи­ли сделать этот замысел жизнеспособным.

Было принято решение об окончательном включении Грузии в состав России. Прежние формы покровительства в виде протектората уже не могли обеспечить ее безопас­ности, и 22 декабря 1800 г. Павел I подписал манифест о включении Картли-Кахетинского царства в состав импе­рии. Но воплотить в жизнь это решение пришлось уже следующему императору - Александру I.

Источник: Клычников Ю.Ю. История народов Северного Кавказа. Учебное пособие. — Пятигорск: ПГЛУ, 2013. — 125 с.