Для моих детей, внуков и правнуком.

Моя мама Вера Васильевна Козидуб. В далекие годы заселения Северного Кавказ приехал с Украины ее отец- Козидуб Василий Васильевич. Ее мама Мария тоже переселилась с Украины в Ставропольскую Губернию. Судьба свела их в селе Предтеча. Завидным женихом был Василий, и не рады были селянки их свадьбе, пересыпали дорогу перед свадебной процессией заговоренной мукой. Понимая, что хорошего ждать нечего увез Василий свою молодую жену Машеньку. Поселились они в соседнем селе Кевсала.

И пошли у них рождаться детки: дочери Груня и Мотя, сын Василий, дочь Дуня, сын Иван, дочери Саня и Вера. Последними родились Павлик и Матвей.

Легкой жизни у семьи не было. Дедушка был мастер золотые руки- мог и дом срубить и сундук или бочку сделать. Но как горяч был до работы, так же горяч был до спиртных напитков. И часто все что зарабатывалось спускалось на выпивку.

В 1917 году, как и по всей стране наступили странные времена. В село входили то красные войска, то белые забирая с собой всех мужчин, которых можно было поставить под ружье. Сыну Василию в ту пору едва исполнилось 17 лет, но был он высокий и плечистый парень. Родители что бы не мобилизовали, прятали его в бассейн, пока однажды не сказал отцу: «Хватит, пойду с красными».

Но не далеко он успел уйти от дома. В 30 км от села Кевсала под селом Малая Джалга он погиб. Похоронили его в братской могиле.

Для моих детей, внуков и правнуком.

Братская могила красноармейцев

Мать не выдержала смерти сына, умерла через три дня. К тому времени старшие дочери были уже замужем.

С отцом оставались младшие. А он запил пуще прежнего. Все что зарабатывал пропивал. Двое младшеньких ребят умерли, и моя мама Вера осталась самой младшей из детей. Было ей в ту пору всего 4 года.

Рассказы мамы Веры.

· Вот подходит пасха. Все нарядные, а я сижу на печке в лохмотьях. А новую одежды на пасху ой как хочется. Вышла в чулан, нашла новый мешок, прорезала углы для рук и дырку для головы. Выхожу в новом наряде. Отец жалостливый был, сразу в слезы. Да что толку?

Сколько женщин приходило, сами сватались, но никто ему после Марии был не мил. А я думаю, может если бы женился он и нам было бы легче?

· Сижу на печи. На улице- зима. Лед кругом. Все на коньках катаются, а мне нечего одень, а кататься ой как хочется. Выскочу на уличу босиком, прокачусь и бегом на печь греться. И что удивительно, не болела.

· Пил отец сильно и доставалось нам от о пьяного часто. Мы остались с младшей сестрой Санькой в ту пору вдвоем. Дуня ушла учительствовать в соседнее село. Была очень умна и грамотна (В последствии жила в г. Ставрополе. Была заслуженной учительницей). А мы как только видим что отец идет пьяный, разбегаемся кто куда и прячемся. Однажды далеко не успели убежать. Санька спряталась на печку под тряпки, а я мелкая нырнула под плиту печки, а на голову одела чугунок. Отец тянулся, тянулся к Саньке через плиту и свалил чугунок, а там я сижу вся в саже. Отец как заголосит: «Свят, Свят» и скорее сел читать молитвы.