Другое христианство

8 October
Иоанн Богослов и Маркион Синопский
Иоанн Богослов и Маркион Синопский

Работа над источниками. Маркион и его новый завет

В истории Маркиона есть непонятное белое пятно. Сперва этот благочестивый христианин желая приобщиться к Римской церкви, прибывает в Рим и приносит в дар римской общине не только солидный денежный вклад но и поистине бесценный дар: евангелие Господне и десять подлинных автографов Павла, собранных им по всему средиземноморью – объявив себя учеником и последователем Павла. Потом начинается конфликт и жесткое противостояние Маркиона с клиром римской общины по причине уклонения иерархии Рима от учения Павла – и обличение их Маркионом в этих уклонениях именно при посредстве представленных им подлинников павловых посланий. В чем суть этих обличений? В том же, чем грешит и сегодня нынешний римский папа – в братании с иудеями, как братьями по общей вере в общего бога, еврейского Иегову. Но ведь и Павел, и, видимо, вослед ему Маркион, веровали все в того же Иегову – так в чем суть расхождений? А – в том, что Павел придумал и создал богословие замещения, после него развитое многими святыми отцами церкви: дескать, за предательство и убийство Сына Божия, посланного к евреям обетованного Мессию-Христа, которым якобы был Иисус, евреи были лишены их богом своего избранничества, перестав быть народом богоизбранным и став народом-богоубийцей. А богоизбранность перешла по наследству к христианам, верующим в Иисуса-Мессию, все того же еврейского Машиаха, который был не принят, предан и убит, не доделав свои напророченные свершения, и явится позже во второй раз чтобы доделать все недоделалнное в первый, воцариться и установить всемирное царство евреев.

Однако, римская иерархия второго века пошла по пути братания с иудаизмом, видимо, по причине желания придать весу и значимости фигуре Иисуса, нищего проповедника через Его происхождение от почтенной древней иудейской религии, ведущей свое начало от сотворения мира своим богом: солидный Господь для солидных господ. Говорил же Павел, что Распятый для иудеев –соблазн, а для эллинов – безумие. Вот и решили эллины слегка подправить личность Ииисуса происхождением от почтенного еврейского рода божьих избранников. Для этого им понадобилась Тора, еврейская библия, в качестве христианского священного писания, с поклонением ей как святыне божественного происхождения, и признание ее персонажей христианскими святыми, а евреев – старшими братьями по вере в общего еврейского бога Иегову. И они с этой целью предложили Маркиону включить в состав его Нового Завета, собранного им из евангелия и павловых посланий еще и ветхую еврейскую библию, составив таким образом единое священное писание христиан, библию, в ее почти что сегодняшнем виде. Надо сказать, что именно римская иерархия упорно продвигала эту идею веками, протащив ее и на вселенских соборах и добившись своего окончательно для всей церкви где-то примерно к пятому веку. Идея эта оказалась настолько живуча, что проникла и в протестантизм, провозгласивший принцип «только писание» и без разбору принявший в качестве писанию все ту же библию с ветхим заветом во главе. И на Руси, несмотря на упорную борьбу с ересью жидовствующих начиная с пятнадцатого и по середину девятнадцатого века еврейская библия все-таки была протащена масонским библейским обществом в российское православие и закреплена в качестве священного писания православных со всеми вытекающими последствиями ожидовления Иисуса. Но подлинной победы иудаизм достиг над всемирным христианством после холокоста через признание всемирной христианской вины в антисемитизме приведшей к войне с еврейскими жертвами, которые одни почитаются всем миром вопреки здравому смыслу, к которому взывают несравненные с еврейскими огромные жертвы советского и других народов мира. Так что сегодня христианский Бог-Отец это Иегова, а иудеи – старшие братья христиан по вере в него.

Однако, Маркион воспротивился этому ожидовлению христианства, как он его понимал едино с Павлом, и отказался от братания с евреями наотрез отвергнув Тору, предложенную ему для включения в Новый Завет. Это привело к разрыву Маркиона с Римской общиной вполне в духе православия: Маркион был изгнан, отлучен, обвинен в ереси и проклят на веки вечные.

Но интересно, что ересь ему вменялась – гностическая. Якобы, находясь в Риме, он познакомился с гностиком Кедроном, подпал под его влияние и впал в гностическую ересь, отпав от римской ортодоксии, по-нашему – православия.

И что же это за ересь такая – гностицизм?

Вообще-то гнозис – это знание. А гностицизм – это не ересь а отдельное религиозное течение, которое существовало задолго до евангельских событий, и дохристианские гностические памятники были обнаружены в библиотеке Наг-Хаммади наряду с христианскими.

Суть гностицизма в том, что овладение тайным знанием о Сути является ключом к Царствию Небесному и открывает в него доступ Знающему. То есть, грубо говоря, Спасение, проповеданное Иисусом, осуществляется через Истинное Познание: типа, прочитал тайные книги и стал бессмертным чудотворцем. Овладение познанием сути вещей открывает познавшему управление и распоряжение ими по своему усмотрению: например, для познавшего сущность огня он будет безопасен, не обожжет и не сожжет.

В религиозных книгах христианского гностицизма наряду с Иеговой, который признается лже-богом, злым демиургом, создавшим ущербный тленный мир, имеется другой, высший бог, добрый Отец небесный, настоящий Творец, сотворивший когда-то в том числе и злого Иегову, позже восставшего на своего Творца и Создателя.

Несмотря на яростное обличение гностицизма как ереси можно заметить его следы в православной догматике: наряду с Богом-Отцом, который всеми отцами ересиологами вслед за впавшей в иудохристианскую ересь жидовствующих римской церковью неявно, по умолчанию, признается еврейский бог Иегова, имеется некий первоангел Денница, восставший на Творца, и свергнутый за это с Небес на грешную землю в качестве «князя мира сего» - согласитесь , что эта версия православного вероучения весьма схожа с гностической. Однако, отцы-ересиологи веками обвиняли Маркиона именно в гностицизме как в двоебожии – почему?

Потому что позднее, будучи изгнан из римской церкви и вообще из православия, Маркион посмел основать свою собственную церковь, сохранившуюся, как и все остальное «еретическое», вплоть до наших дней в виде немногочисленной редкой формы христианства под названием «богомилов». И написал свою книгу «Антитезы», которую и включил в свой Новый Завет вместо еврейской библии, более известной в еврействе под названием Торы и Танаха, а в христианстве – Ветхого Завета христианской Библии . За эту его книгу, ненавидимую христианской ортодоксией до сего дня, он и был ославлен и ошельмован еретиком-гностиком, и оклеветан римской ортодоксией, дошедшей до того, что в конце второго века ею были специально созданы фальшивые «псевдоэпиграфы» трех синоптических евангелий, содержащие полностью иудаизированную версию Учения Иисуса, сказочные Деяния и еще четыре подложных послания Павла: «к иудеям» и три «пастырских» - в одном из которых авторы, не удержавшись, упоминают пресловутые «Антитезы» этим выдавая себя с головой как позднейшие фальсификаторы Павла.

Однако, именно в «Антитезах» Маркион полностью отходит от своей изначальной павловой веры в Иегову как христианского Бога, и противопоставляет его, как злого лже-бога Отцу Небесному, проповеданному Иисусом. Как такое возможно?

Видимо, версия о влиянии, оказанном на Маркиона гностиком Кедроном, не является в полной мере клеветой на него, как считали Гарнак с Уайтом, реабилитировавшие на рубеже 19-20 веков Маркиона как христианского апостола и собирателя первого Нового Завета, а вовсе не фальсификатора евангелий, как его представляли веками отцы-ересиологи, начиная с Тертуллиана.

Однако, под определение гностицизма исповедание веры Маркиона, представленное им в Антитезах не подпадает в своей самой существенной части: Маркион верил не в спасительное тайнознание, а однозначно в спасение по ВЕРЕ в Иисуса Сына Божия и проповеданного им Отца Небесного, который для него был вовсе не еврейским Иеговой, а ДРУГИМ, доселе неизвестным человечеству Богом Истинным, открытым всему миру Его Сыном Иисусом. Сравните с евангелием Иоанна и убедитесь, что в исповедании ев. Иоанна и Маркиона в «Антитезах» вы не найдете разницы!

Как же так получилось, что Маркион, веровавший в Иегову как христианского Бога и позиционировавший себя учеником Палва, буквально через несколько лет отверг свою изначальную веру, обличил Иегову как дьявола (наряду с ев. Иоанна) и начал проповедовать ДРУГОГО Бога?

И вот тут я осмелюсь предложить свою версию эволюции Маркиона из павлианского иудохристианина в хрЕстианина, последователя Иисуса, обретшего веру Истинную, проповеданную Самим Иисусом и постепенно утраченную как иудохристианством так и христианским гностицизмом, пошедшим по ложному пути следования проповеди назорейского пророка Иоанна Крестителя.

Как уже было установлено мной ранее, настоящие ученики Иисуса, Его ближайший круг ВОСЬМИ Его последователей, галилеян из бывших учеников Иоанна Крестителя: Иоанн и Иаков Зеведеевы, Андрей Первозваный и его брат Петр, Филипп и Нафанаил, и Фома, написавший свое евангелие с логиями Иисуса, наиболее древний письменный источник из сохранившихся. Возможно, что у Фомы был еще и близнец-брат, поскольку на это намекает прозвище Фомы Дидим, то есть близнец. Плюс Матфей-мытарь и Иуда-предатель – итого то ли девять, то ли десять – но никак не двенадцать «да сбудутся писания».

Семеро из них – галилеяне – после смерти и Воскресения Учителя вернулись в Галилею, и более НИКОГДА в иудею не возвращались. Вся история развития иудохристианства в Иерусалиме и Иудеи далее совершалась без них. И пошла по пути поклонения привычному родовому богу евреев Иегове в качестве Отца Небесного, а Иисуса – Христа, жданного евреями Мессии-Машиаха-Помазаника-Царя Иудейского. И далее – по Павловому «богословию замещения», навеки запутав и погрузив мировое христианство в единоверие с иудаизмом в общего с евреями «бога» древнего языческого идола, на поверку оказавшегося сказочным литературным персонажем древнееврейских религиозных мифов.

Семеро галилеян, бывших учеников Иоанна Крестителя, вернувшись в Галилею, обрели обещанного Иисусом – об этом обещании упоминает стих 13 ев. Фомы – Учителя по имени Иаков Справедливый, который продолжил дело Иисуса в приобщении учеников к Истинной вере в Отца Небесного, проповеданного Иисусом ДРУГОГО Бога, не имеющего ничего общего ни с еврейским Иеговой, ни с назорейским богом вавилонского происхождения, проповеданным Иоанном Крестителем, ставшим глашатаем проповеди назорейского дохристианского гностицизма. Можно предположить, что впоследствии эта семерка разделилась: Иоанн, Фома, Петр, Андрей и возможно кто-то еще стали последователями и учениками Иакова Справедливого, а другие вернулись к назорейской вере Иоанна Крестителя и примкнули к мандеям, впоследствии бежавшим от преследования зилотов-сикариев сперва в Сирию, а потом в Месопотамию на территории современного Ирака, где они обитают и поныне.

Туда же, видимо, переселились и другие галилеяне, поскольку имеется слух от Павла, что Петр в Сирии основал Антиохийскую церковь, и вроде бы там встречался с Павлом. Впоследствии епископом этой церкви стал Игнатий Богоносец, обильно цитировавший в своих посланиях именно ев. Иоанна. А реченный выше Кедрон-гностик был как раз родом из Сирии.

Таким образом, представляется вполне возможным, что линия хрЕстианства от Иоанна и Фомы развивалась в 1-2 веках независимо от римской ортодоксии на основании проповеданной Иисусом веры ДРУГОГО Бога, Отца Небесного, не имеющего ничего общего с Иеговой, и именно учителем этой веры был впоследствии и Кедрон, ошельмованный гностиком, и следом за ним Маркион, воспринявший от него эту веру, отраженную им в Антитезах, и прозванный римской ортодоксией «учеником Кедрона» - ни тот ни другой не были гностиками по вере, но принадлежали ДРУГОМУ ХРИСТИАНСТВУ, которое далее для ясности различения мы станем называть Хрестианством, по настоящему прозванию Иисуса ХРЕСТОМ, что в переводе означает «благой» и «благословенный»: «Что ты называешь Меня Благим? Благ только один Бог» Мф.19,17.

Олег ЧЕКРЫГИН