svoboda_uu
46 subscribers

Художница Юма Раднэ: «Идеи феминизма и так были в моей голове все это время, только без самого определения «феминизм»

Юма, ты можешь назвать себя феминисткой?

— Я думаю, судя по тому, что я хочу получать высшее образование, хочу водить машину и т.д., я — феминистка.

А что помогло твоему самоопределению?

— В подростковом возрасте я не понимала, зачем нужен феминизм и прочла первую попавшуюся книгу «Что такое женщина?», которая, кажется, оказалась полной противоположностью феминизма, но я нашла некоторые правдивые мысли.

Позже я поняла, что идеи феминизма и так были в моей голове все это время, только без самого определения «феминизм».

Мне кажется, вырастая в Бурятии, в бурятской семье, где уважают традиции, мне почти не нужен был феминизм — мне не надо было что-либо отстаивать, бороться за свои права.

Как известно, в Бурятии у женщин появились избирательные права в 1917 году. В Монгольской империи женщины всегда были на высоких позициях, управляли армиями, у них всегда была свобода религии и какая-то плюс-минус независимость от мужчин.

В кочевых культурах феминизм всегда был как-то уже встроен.

А расскажи, как проходит твой обычный день.

— Я могу описать обычный день до того, как наши мастерские в академии закрыли на очередной локдаун. Я просыпаюсь в 7-8 часов, неторопливо завтракаю и еду в мастерскую на велосипеде. Поездка занимает минут 20 и наполняет меня энергией. Далее я захожу в ателье, также неторопливо пью со всеми кофе, общаюсь, неторопливо переодеваюсь в рабочий комбинезон, включаю музыку и начинаю замешивать краски или делать наброски, или подготавливаю холст к работе. И потом уже начинаю рисовать, но только до 19:00, потому что из-за ковид-ограничений мы можем быть в ателье только до этого времени, хотя раньше можно было оставаться хоть всю ночь.

Обычно после дня в ателье я супер усталая, я ужинаю и расслабляюсь. Я стараюсь максимально потратить всю свою энергию до 19:00. Иногда, если я этого не сделала, то продолжаю работать уже из дома. И вообще, мне всегда нужно что-то учить, всегда есть куча дел, поэтому я, если и расслабляюсь, то никогда не полностью.

Мы изучали твои работы и поняли, что в них очень много женских образов, почему?

— Это началось с того, что в начале своего пути я часто использовала себя в качестве референса (от англ. ориентир), подруг и сестер. Сейчас мне уже не нужны референсы, я стала более свободной в этом плане, поэтому я так же часто пишу мужские образы. Это чаще всего дело композиции так как очень часто именно женский образ выглядит лучше в той или иной позе, например, моя серия желтых людей, картина «Играющая на флейте», ну, как она могла бы быть мужчиной? Пришлось бы менять всю форму. Или картина «Ритуал», я не представляю этих крылатых существ в мужском облике, это точно выглядело бы менее эффектно.

Расскажи о Saruul? Кто это и какого гендера?

— Это полудевочка-полубык. Я сшила ее на первом локдауне, потому что хотела поэкспериментировать с материалом и создать какую-то сказку.

Поделись, пожалуйста, своими мыслями на тему того, почему так мало художниц было и изменилась или все еще меняется ситуация сейчас, на твой взгляд.

— Раньше было мало художниц, потому что их попросту не допускали в высшие учебные заведения и даже когда начали, запрещали им писать обнаженную натуру, у женщин было меньше прав, в основном их учили шитью и отправляли замуж. Сейчас все наоборот. Такое ощущение, что женщин художниц намного больше.

В моем предыдущем университете наша профессорша была такой феминисткой, что взяла в группу живописцев только девочек — восемь и ни одного мальчика. Мне кажется, что в ее случае, некоторых она выбрала больше из-за гендера, чем способностей. На вступительных экзаменах я видела много парней с неплохими портфолио, ничем не хуже тех девочек, которых в итоге взяли (и даже лучше). Это ведь так несправедливо, что, гоняясь за равенством, мы перегибаем палку и отнимаем у кого-то возможности.

Сталкивалась ли ты с какими-то стереотипами или дискриминацией в жизни или творчестве?

— Я сталкивалась с этим только в Питере, когда училась в Академии Штиглица. Там, ясное дело, немолодые советские профессора, говорившие, да ладно тебе, рисунок неплохой, но ты же все-равно в итоге замуж выйдешь или что-то подобное иногда выскакивало у них. Здесь в Европе я НИ РАЗУ не сталкивалась ни с каким видом дискриминации в мою сторону.

Через свое творчество ты пробуешь понимать какие-то важные социальные вопросы? Почему ты считаешь это важно?

— Нет, я считаю, в моем искусстве это неважно. Более того, мне было бы неприятно, если бы кто-то увидел социальные вопросы в моих работах. Я считаю, искусство должно быть выше всего этого, чтобы стать великим-вневременным-и так далее.

В твоих работах ты часто представляешь обнажённые натуры, почему?

— В этом нет ничего социального и вообще чего-либо, помимо чистого искусства. Мне просто нравится.

Где ты ищешь вдохновение и являешься ли ты музой для себя или кто твоя муза?

— Я не ищу вдохновение. За годы работы я поняла, что мне вдохновение не нужно, чтобы рисовать. В беспорядке творческого потока есть что-то очень структурированное, нужно просто работать по 10 часов в день или по 12, а может и 5, но хочешь не хочешь, ты идешь в мастерскую и пашешь, а вдохновение — это больше работает с хобби, уборкой какой-нибудь.

Ты наблюдаешь интерес к нашей (бурятской) культуре со стороны запада??

— Конечно. Всем интересны такие далекие, малоизученные, нетуристические места. И я часто на вечеринках с энтузиазмом и подготовленной натренированной речью рассказываю о бурятах, чем вызываю восторг, иногда шок и всегда интерес.

Ты постоянно не живёшь Улан-Удэ и когда возвращаешься, замечаешь ли ты что что-то изменилось? Замечала ли ты как-то разницу в людях или в целом в обществе?

— На самом деле я не замечала. Улан-Удэ так и остался для меня таким, каким я его покинула в 2018 году. Хотя я была дома в последний раз летом 2019, я не думаю, что по прилету увижу изменения. И честно, я не хочу их видеть. Я надеюсь, что ничего не изменилось в одном из моих любимых городов.

Замечаешь ли ты какие-то сильные семейные традиции, которые на тебя повлияли: положительно или отрицательно.

— Только положительно. Например, такие маленькие бытовые вещи, на шапку ничего не ставить, или на природе, если есть еда, делать подношения местным духам, в помещении, если я на выставке, смотрю ее по часовой стрелке, не тушить огонь водой и т.д. Наверное, много таких маленьких вещей, которые для европейцев кажутся нелепыми.

Кто тебя вдохновляет и может быть поделись на аккаунты, которые тебя вдохновляют.

— Поделюсь любимыми женщинами-художницами: Niki de Saint Phalle, Haruko Maeda, Fuko Katsuda, Nadia Rusheva, Kiki Smith, Lauren Roche, Darby Milbrath, Mary Herbert, Andie Dinkin, Claire Basler, Julia Soboleva.

Что для тебя значит "Я Свобода"

— Это новая волна феминистского движения и просвещения в Улан-Удэ!