Бадаевские склады: легенда и страшная реальность

93k full reads
109k story viewsUnique page visitors
93k read the story to the endThat's 85% of the total page views
2 minutes — average reading time

8 сентября 1941 года после налета немец­ких бомбардировщиков на Ба­даевских складах в Ленинграде возник пожар, который надолго запомнился многим горожа­нам. Грандиозное зарево было видно с самых отдаленных точек города. А там, где не видно было самого пожарища, отчетливо ощущался запах гари, идущий с горящих складов. Никог­да прежде ленинградцы не были свидетелями такого масштабного разгула огненной стихии.

Бадаевские склады: легенда и страшная реальность

Дело в том, что тушить горящие склады было фактически некому: из 38 человек рай­онной пожарной команды кого-то отправи­ли рыть окопы, другие просто не смогли при­быть к складам вовремя – у людей не было пропуска для передвижения по го­роду при воздушной тревоге. На территории складов было больше 1,5 тысяч бочек с водой, 300 ящиков с песком, огнетушители. Но кры­ши хранилищ не были обработаны огнезащит­ным составом, а сами кладовые были закры­ты. Приходилось срывать замки и с опоздани­ем тушить очаги возгораний. Первые пожар­ные прибыли лишь через полтора часа, ког­да тушить было уже нечего: из 50 деревянных складских построек полностью сгорели 40.

Этот пожар послужил основой для появ­ления известного мифа о той будто бы роковой роли, которую сыграла гибель Бадаев­ских складов. Мол, если бы не сгорели огром­ные продовольственные припасы, сосредо­точенные на этих складах, то никакого голо­да в Ленинграде бы и не было. Сейчас уже до­подлинно выяснено, что этот миф не соответ­ствует действительности. К моменту пожара на складах находилось 3 тысячи тонн муки и 2,5 тысячи тонн сахара. По суще­ствовавшим в сентябре нормам выдачи про­довольствия этих запасов для населения города хватило бы всего на 2—3 дня.

Было возбуждено уголовное дело. Следствие длилось меньше недели. Исполня­ющий обязанности директора, начальник шта­ба местной противовоздушной обороны и на­чальник пожарной охраны Бадаевских скла­дов получили по 10 лет лишения свободы.

Но в связи с этим пожаром стоит осветить другую, уже отнюдь не мифическую страни­цу истории блокадного города. Дело в том, что вот эти 2,5 тысячи тонн сахара, сгоревшие во время пожара 8 сентября 1941 года, — они ведь не исчезли бесследно. Растопленный ог­нем, залитый водой, этот сахар смешался с землей на месте пожа­рища.

Разбор обгорелых завалов в поисках продуктов
Разбор обгорелых завалов в поисках продуктов
Разбор обгорелых завалов в поисках продуктов

И сюда стали приходить измученные голо­дом ленинградцы и есть эту пропитавшуюся сахаром землю. Вот что вспоминала одна из тех, кому эта «сладкая земля» спасла жизнь:

«У меня в памяти остался вкус этой земли. До сих пор впечатление, что я ела жирный тво­рог. Чувствовалась даже не сладость, а что-то такое жирное, может быть, там и масло было».

Кто-то ел прямо сырую землю, а кто-то от­носил ее домой в ведрах, мешках и даже на­волочках. Потом землю варили, процеживали и пили мутную, но спасительно сладкую воду. Ведь суть была не в приятных вкусовых ощу­щениях, а в тех питательных веществах, кото­рые можно было получить человеческому ор­ганизму из этой просахаренной земли.

Умирающим от голода людям нужны были калории – любой ценой. Ленинградские мальчишки собирали «слад­кую землю» и меняли на хлеб. За кусочек хле­ба давали две кружки земли. «Бадаевскую» землю продавали даже на черных рынках! Ее еще с юмором называли также «бадаевский продукт». Цена «продукта» зависела от того, какой это слой земли – верхний или ниж­ний. Если нижний (куда меньше проникло са­хара) – подешевле. А верхний, наиболее «просахаренный» слой считался лакомством и стоил дорого. А чуть позже сотрудники ле­нинградской кондитерской фабрики даже ухи­трились делать из этой земли леденцы! Зем­лю промывали, добавляли специальные ве­щества – получалась настоящая кара­мель! Только с горчинкой.

Можно, конечно, восхи­титься изобретательностью и смекалкой ле­нинградцев. Но самое главное – это поста­раться понять и осознать все величие подвига, совершенного жителями города в дни страшной блокады. Ленинградцы умирали от голода, ели торф, ели целлюлозу – ели, нако­нец, даже землю! Но они не пустили фашистов в свой родной город...