41 146 subscribers

Немецкая книга «Солдаты» хоронит миф о чести мундира вермахта

59k full reads
65k story viewsUnique page visitors
59k read the story to the endThat's 92% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Недавно нашёл книгу «Солдаты» («Soldaten» Sönke Neitzel | Harald Welzer. Электронный ресурс: https://royallib.com/read/Neitzel_Snke/soldaten.html#0).

Это совершенно уникальная книга: немецкий историк Зенке Найтцель в английских, а потом американских архивах отыскал стенограммы «прослушки» пленных немцев. Камеры были снабжены «жучками», «подсадные» наводили на определённые темы, магнитофоны фиксировали, и всё это оказалось теперь доступно историку и его соавтору, социопсихологу Харальду Вельцеру. Это к вопросу, нужно ли допускать к архивам – у нас упорно твердят, что итоги войны пересмотру не подлежат, и так же упорно скрывают архивы.

Не каратели - добровольные помощники по наведению "нового порядка"
Не каратели - добровольные помощники по наведению "нового порядка"

В книгу вошло всё то, о чем немцы не упоминали в письмах с фронта и «забывали» в мемуарах. Вот эти стенограммы и разрушили самый распространённый миф о солдатах вермахта, не запятнавших мундиры насилием: «Мы исполняли приказ. Жгли СС – мы воевали». Именно поэтому болтовня бывших лётчиков, танкистов, пехотинцев наполнена картинами убийств мимоходом, пыток «по необходимости – очень подозрительными они были», изнасилованиями «имеем право, мы победители», и всё это творили не страшные команды карательные «айнзацгрупп» – всё это было обычным в армии.

Вот здесь в повествование вмешивается социопсихолог и пытается ответить на вопрос: как быстро человек, получивший право на любое насилие, превращается в машину убийства? И выясняется, что для очень многих солдат вермахта «период адаптации» составляет несколько дней – всего!

Так, летчик отмечает, что на второй день войны ему нужно было нанести удар по вокзалу. Он промахнулся, и половина бомб взорвалась в жилых домах: «Я не был этому рад. Но на третий день мне уже было все равно, а на четвертый я даже испытывал удовольствие. У нас было развлечение: перед завтраком вылетать на охоту на одиноких солдат противника и снимать их парой выстрелов».

На Восточном фронте такое «расчеловечивание» происходило ещё быстрее. Командование вермахта решило, что акты насилия в отношении советского гражданского населения не будут преследоваться и наказываться, что, разумеется, привело, к росту ожесточения:

– Когда партизаны убивали одного из наших, лейтенанту даже приказывать не приходилось: выхватываем пистолеты, и женщины, дети, все, кого увидели – к черту. И зря расстреляли, они должны были сдохнуть медленно.

Самое поразительное – и солдаты, и офицеры не стеснялись фотографироваться на фоне повешенных, причём на лицах тех, кто тянет верёвку – улыбка – так смешно они дёргаются!

Для многих солдат война стала возможностью делать ранее недозволенное:

– В Таганроге они мостили улицы – сногсшибательные девочки. Проезжая мимо на грузовике, мы хватали их, обрабатывали и выкидывали.

Отношение к русским было особое:

– Вообще русским военнопленным было так плохо, что рассказать обо всем этом я не смогу...

Книга состоит из глав, в которых война раскрывается как извращение психики: это удовольствие, охота, проявление особого отношения к этим «недочеловекам», например, рассказы о том, как солдаты для развлечения ходили в карьеры, где проводились «экзекуции», то есть расстрелы мирных жителей, причём это было так распространено, что командование ограничивало участие «добровольных помощников», так что все рассказы о том, что «мы не знали, мы честно воевали» – это просто отговорки.