41 285 subscribers

Российский адмирал против Канта: писал какие-то непонятные книги, которые никто не читал и читать не будет.

6,4k full reads
7,4k story viewsUnique page visitors
6,4k read the story to the endThat's 86% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Наши аэропорты переименованы. И в самом деле, обидно: у них там за границей есть аэропорт имени Кеннеди, имени Шарля де Голля, а у нас Быково, Внуково – как-то простовато. То ли дело теперь: международный аэропорт Шереметьево имени А. С. Пушкина! Радоваться бы надо, только некоторые несознательные граждане не понимают идеологической важности запущенного ещё министром Мединским процесса: имена должны быть знаковые, нашенские! А то вот в Калининграде в 2018 г. начали опрос общественного мнения, и вдруг выяснилось, что всех, и Баграмяна, и Барклая де Толли, даже командовавшего штурмом Кенигсберга маршала Василевского, опережает Иммануил Кант.

К Канту отношение определено было ещё в 1950 г., когда Совет министров РСФСР внёс могилу философа в список памятников культуры общесоюзного значения.

Мемориальный комплекс в Калининграде
Мемориальный комплекс в Калининграде

Калининградцы уважали память великого немца-земляка, за могилой ухаживали, отреставрировали, но попал философ в не очень умную ситуацию соревнования, причём то, что жители Калининграда вдруг предпочли именно Канта, показалось руководству неправильным: какой-то невнятный немец, даже не российский подданный, занимавшийся какими-то непонятными теориями о разуме и границах познания…

И начальник штаба Балтийского флота вице-адмирал Игорь Мухаметшин, которого сам Кант определил бы трансцедентальным, что означает – не поддающийся познанию – сурово заявил:

– Все говорят Кант, Кант, философ, там еще чего-то – это человек, который предал свою родину, который унижался и на коленях ползал, чтобы ему дали кафедру, понимаете, в университете – чтобы он там преподавал, писал какие-то непонятные книги, которые никто из здесь стоящих не читал и никогда читать не будет.

Вице-адмирал Мухаметшин
Вице-адмирал Мухаметшин

Про предательство адмирал сказал, наверно, потому, что Кенигсберг был взят при Елизавете Петровне русской армией, Кант, как и все горожане, присягнул императрице, а затем ходатайствовал перед ней о назначении на вакантное место профессора… а мог бы гордо пойти в дворники в знак протеста! По мысли адмирала.

И заклеймил «какого-то Канта», которого «никто читать не будет», не курсант-первогодок, замученный экзаменами, а начальник штаба флота, мозг флота, организатор всех будущих побед. Да, скажет кто-то, он не философ, но зато…

Зато, после речи адмирала, воодушевлённые призывом, некие «неустановленные», но явно трансцедентальные личности облили могилу Канта краской и раскидали листовки, призывая срывать все таблички с упоминаниями Канта на улицах его любимого города.

Что, не нужны нашей стране философы? «Фельдфебеля в Вольтеры дам» – это уже звучало, потом была Крымская война.

Аэропорт в Калининграде назвали в честь Елизаветы Петровны.