Экономика будущего - 1: Коммунизм: идеология, утопия или реальность?

515 full reads
1,1k story viewsUnique page visitors
515 read the story to the endThat's 46% of the total page views
10 minutes — average reading time
Экономика будущего - 1: Коммунизм: идеология, утопия или реальность?

Управление малоэффективно, если (оно) не учитывает традиции народа, его культуру, специфическое восприятие людьми неэкономических ценностей, не «погружено» в культуру

«Книга правителя области Шан» — древний китайский трактат [1]

— I —

По определению, Коммунизм (от лат. communis — общий) представляет собой социально-философское учение об идеальном общественно-политическом устройстве, основанном на принципах правды, равенства и социальной справедливости. В нём вся власть принадлежит народу, отсутствуют различия между богатыми и бедными, сильными и слабыми, образованными и не очень. Каждый получает всё необходимое ему для достойной жизни вне зависимости от его способностей и трудовых достижений просто в силу принадлежности к человеческому роду. Это — наилучшая из всех возможных форм организации человечества с точки зрения социальной справедливости, производительности труда и жизненного уровня населения. А поэтому она может служить эталоном, с помощью которого можно оценивать степень прогрессивности всякой государственной и общественной организации, реформ и революций.

Запрос на справедливое общество без социального расслоения людей зародился ещё в древних Египте, Греции, Месопотамии. Оно представлялось в массовом сознании как «Царство Божие», в котором всё правильно, всё по совести. Его поклонником был великий Платон, который в книге «Государство» писал, что справедливое общественное устройство невозможно без того, «чтобы вся собственность, именуемая частной, всеми средствами была повсюду устранена из жизни» [2]. Мечты о коммунизме появились задолго до возникновения христианства, они зародились вместе с расслоением общества на классы и началом борьбы между ними. Так, во 2 веке до нашей эры вплоть до 1 в. нашей эры в Израиле существовала секта ессеев, которую считают предшественницей христианства. Они жили коммунами, имели общую собственность, трудились коллективно, осуждали социальное неравенство и рабство. Их идеи и освоило раннее христианство.

Многие признаки коммунизма наблюдались в среде египетских жрецов, иудейских пророков, греческих философов, славянских язычников, инков и ацтеков. Причём в своём стремлении к всеобщему равенству некоторые «коммунисты» нередко заходили слишком далеко. Так, древнегреческие софисты считали необходимым обобществлять не только имущество, но также жён и детей. Сторонником коммунистических идей был философ и математик Пифагор: он и его ученики жили большой коммуной, всё имущество которой находилось в совместной собственности, и многие другие.

Внимание к данной идеологии неслучайно. Обогащение кучки паразитов, живущих в роскоши и безделии за счёт тяжкого труда других людей, было слишком очевидным, чтобы его не замечали лучшие мыслители своего времени. Искренне сочувствуя эксплуатируемым, они обличали эксплуататоров и мечтали о справедливом общественном устройстве, при котором все люди будут трудиться во имя общего блага в условиях полной свободы и равенства.

Известно немало определений данного учения: «Коммунизм <…> есть действительное разрешение противоречия между человеком и природой, человеком и человеком, подлинное разрешение спора между существованием и сущностью, между опредмечиванием и самоутверждением, между свободой и необходимостью, между индивидом и родом» (К. Маркс и Ф. Энгельс [3]). «Коммунизм — это цельная идеология пролетариата, и вместе с тем — это новый общественный строй. Эта идеология и этот общественный строй отличны от всякой другой идеологии и от всякого другого общественного строя и являются наиболее совершенными, наиболее прогрессивными, наиболее революционными, наиболее разумными во всей истории человечества» (Мао Цзэдун [4]). Причём «Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд» (К. Маркс, Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии [5]) и т. д.

Вместе с тем ни законченной теории коммунизма, ни единой точки зрения о путях его реализации не существует. Так, судя по их делам и творчеству, представления о коммунизме И. Сталина не похожи на взгляды Л. Троцкого и Мао Цзэдуна. Коммунизм Фиделя Кастро и Че Гевары имеет мало общего с коммунизмом Г. Плеханова, Л. Брежнева и Генерального секретаря коммунистической партии Кампучии Пол Пота, во имя него уничтожившего половину своего населения.

При этом все солидарны с тем, что в коммунистическом обществе частная собственность на средства производства будет устранена, исчезнет товарное производство и как результат — уничтожится эксплуатация человека — человеком и классом — класса. Отомрут деньги и капитал, ликвидируется государство как аппарат классового принуждения. Хозяйство сделается единым, обобществлённым, разрешая, тем самым, главное противоречия между общественным характером производства и частнокапиталистическим присвоением его результатов. Предполагается, что тогда индивидуальные усилия каждого по исполнению коллективных обязанностей приведут к возникновению солидарности и взаимовыручки в межличностных и в производственных отношениях, в связи чем люди станут более трудолюбивыми, нравственными, здоровыми и счастливыми.

Коммунистическая идеология неизменно пользовалась уважением среди массовых слоёв населения. Стремление устроить жизнь в соответствии с традиционными представлениями о добре и зле, правде и справедливости неизменно присутствовало в народных чаяниях. Так, в начале нашей эры существовало множество мелких коммунистических общин, построенных на толковании христианского учения с его принципами коллективной собственности и равенства в распределении материальных благ среди их членов. Как пример, в народных религиозных верованиях, в тайных псалмах русских духоборцев, а также английских квакеров «детьми Каина» считались «заражённые сребролюбием господа», а «детьми Авеля» — бедные люди, которые «питаются своим трудом».

В V веке широкое распространение получило учение Пелагия — христианина, который пропагандировал идеи полного отказа от собственности. Он утверждал, что человек не греховен по своей природе и что богатые не получат доступа в царство Божие. В XI– XIII вв. во многих странах Европы распространилось учение катаров, в котором содержались определённые признаки коммунизма. В конце XV века огромную популярность приобрёл чешский проповедник Богейм, требовавший обобществления всей земли и обязательного труда для всех, в том числе для знати и духовенства. В XVI веке английский политический деятель и философ Томас Мор написал книгу «Утопия» [6], где изобразил идеальное (на его взгляд) общество, в котором жители островного государства Утопия получают всё необходимое в обмен на обязательный ежедневный 6-и часовой труд и т. п.

Лозунгами революционной борьбы в Чехии XV века (Ян Гус) и Крестьянской войны в Германии XVI века (Т. Мюнцер) стали призывы к свержению власти вещей и денег, к построению справедливого общества на основе равенства людей и обобществления их имущества. Эти идеи можно считать коммунистическими, хотя их основа была сугубо религиозной — все равны перед Богом и обладание или не обладание собственностью не должно нарушать равенства в божественных правах на жизнь и в религиозных обрядах людей. Позже возник эгалитарный коммунизм — главная идеология буржуазных революций XVII — XVIII веков, в основе которого лежала идея, предполагающая создание общества с равными политическими, экономическими и правовыми возможностями всех его членов. В Англии он появился в XVII в. (Дж. Уинстэнли), а во Франции — в конце XVIII в. (Г. Бабёф).

В первой четверти XIX века в Англии появилось «Братство луддитов», которые боролись против внедрения машин в ходе промышленной революции, в результате которой они вытесняли из производства людей. Оно повлекло за собой разрушение многих шерстяных и хлопкообрабатывающих фабрик, пока английское правительство жестоко его не подавило.

Теоретические разработки первых систематизированных представлений о коммунистическом образе жизни основывались на идеологии Гуманизма XVI — XVII веков (Т. Кампанелла) и французского Просвещения XVIII века (Морелли, Г. Мабли). В начале XIX века А. Сен-Симон, Ш. Фурье и другие социалисты-утописты обогатили представление о справедливом общественном устройстве идеями о труде как о наслаждении, о расцвете способностей человека, об обеспечении его потребностей на основе централизованного управления и распределения по труду. При этом вразрез с коммунистическими идеалами социалисты допускали сохранение частной собственности и даже имущественного неравенства. Выражая протест против капиталистической системы угнетения и эксплуатации трудящихся, они выступали с проектами устранения классовых противоречий. В России наиболее крупными представителями утопического социализма были А. И. Герцен и Н. Г. Чернышевский. Некоторые его принципы были заложены в основу учения об анархизме П. А. Кропоткина.

Научный коммунизм, как теоретическое обоснование пролетарского движения, направленного на уничтожение капитализма и создание справедливого общества, возник в 40-х гг. XIX века, когда классовая борьба между пролетариями и буржуазией в наиболее развитых странах Европы выступила на первый план (восстания лионских ткачей в 1831 и 1834 гг., подъём движения английских чартистов середины 30 и начала 50-х гг., восстание ткачей в Силезии в 1844 году и др.). В XIX веке английский филантроп Роберт Оуэн пытался устраивать коммунистические общины, которые, однако, просуществовали недолго.

Опираясь на материалистическое понимание истории и на теорию прибавочной стоимости, вскрывшую тайну капиталистической эксплуатации, К. Маркс и Ф. Энгельс разработали научную теорию коммунизма, выражающую интересы и мировоззрение революционного рабочего класса и отражающую лучшие достижения предшествующей общественной мысли. Они раскрыли всемирно-историческую роль пролетариата как могильщика капитализма и творца нового строя. В 1848 году ими был выпущен «Манифест коммунистической партии» [5], в котором были представлены основные идеи построения пролетарского государства, в основу которых были заложены следующие принципы:

— упразднение частной собственности, в результате чего все владения будут принадлежать народу: «коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожением частной собственности»;

— отмена прав наследования;

— создание государственного банка, который выпускал бы единую валюту на всей территории страны и регулировал все финансовые операции;

— национализация транспорта, заводов, фабрик, сельских хозяйств, а также контроль государства за трудовыми ресурсами и образованием.

Позднее на основе марксизма в XX веке появились новые коммунистические учения, названные по именам их основателей: ленинизм, троцкизм, сталинизм и маоизм. А также идеология «чучхе», разработанная лидером КНДР Ким Ир Сеном и широко используемая в Северной Корее.

В целом порядок построения коммунистического общества предусматривал внедрение всеобщего бесплатного начального, профессионального и среднего образования, подчинение его промышленному производству. А также организацию социального обеспечения, необходимого для выживания незащищённых категорий граждан. Перевод банков и оптовой торговли под контроль государства путём их национализации или банкротства, закрытия за незаконную деятельность, выкупа акций и др. Обеспечение госзаказами крупных предприятий страны (для этого предполагалось наличие опережающего плана всеобщего развития). Запрет торговли за иностранную валюту (кроме специализированных валютных магазинов), национализация земли и недвижимости, предоставление трудящимся бесплатного жилья и отдыха.

При этом намечалось организовать планирование в соответствии с директивными показателями и спросом. Обеспечить полную занятость работников, внедрить бесплатное высшее образование, запретить тунеядство. Осуществить национализацию всех негосударственных предприятий, ввести тяжёлый прогрессивный подоходный налог, внедрить кооперативные формы хозяйствования. Приравнять крестьян к рабочим, а рабочих — к служащим, уничтожая, таким образом, деление общества на классы. Последовательно переводить предметы потребления и услуги в категорию бесплатных (вначале через абонемент и очередь на получение, а затем использованием различных форм оценки полезного вклада граждан). В конечном итоге вообще ликвидировать налоги и сделать всю минимальную потребительскую корзину бесплатной, сводя, таким образом, число платных товаров и услуг к нулю, что будет способствовать полному отмиранию денег.

Из представления марксизма о государстве как «паразитическом наросте на теле гражданского общества» логично следовало стремление понизить роль государства как машины насилия одних классов другими вплоть до полного его уничтожения за ненадобностью. Особое значение придавалось ликвидации противоречий между физическим и умственным трудом, объединению сельского хозяйства с промышленностью, слиянию города и деревни, устранению неравенства мужского и женского труда, запрету детского труда.

Образуемый таким образом политический режим, по версии К. Маркса, является переходным этапом от капитализма к коммунизму и называется социализмом. При нём закладываются условия для отказа от денег и от частной собственности, однако о равном распределении благ речь пока не идёт. «От каждого по способностям — каждому по труду!» — вот его девиз. В соответствии с ним, всякий человек получает талон о том, сколько труда им вложено в производство, на основании которого он может получить те или иные блага. При этом возникает госкапитализм без национальных границ, без ВПК, без постоянной армии, с всемерным административным регулированием, с государственной собственностью на землю, ресурсы, средства производства, транспорт и связь, но с отсутствием самого государства (?).

Предполагалось, что при коммунизме ликвидируется порабощение человека путём разделения труда. Труд перестанет быть средством существования, а сделается потребностью, источником радости и вдохновения, способом самовыражения и самореализации. Люди уже будут работать не за деньги, а по зову сердца, в результате чего общественные интересы начнут соблюдаться более полно, чем личные. Отсюда повысится сплочённость общества, вместо конкуренции будут превалировать сотрудничество и взаимопомощь. Возникнут прогрессивные производственные отношения, которые придадут дополнительный импульс для совершенствования производительных сил, для разработки самых передовых технологий и оборудования, развития науки и образования. Вследствие этого количество общественных благ резко увеличится и жизненный уровень населения существенно вырастет.

При этом содержание жилищ и здравоохранение станут бесплатными, поскольку каждый человек в коммунистическом обществе будет представлять уникальную ценность и всячески оберегаться Люди настолько привыкнут к соблюдению правил коммунистического общежития и их труд будет настолько производителен, что появится возможность реализовать принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Большинство управляющих должностей будут выборными, сами коллективы начнут избирать своих руководителей для управления предприятиями на определённый срок. Считается, что в этом и заключается основа народного самоуправления [7], [8] и др.

Таким образом, идеи К. Маркса, Ф. Энгельса и их последователей рисуют идеальную картину будущего, в котором навсегда покончено с несправедливостью и бесправием, каждый человек участвует в управлении государством и его структурами, в распределении доходов на справедливом уравнительном принципе.

Всё это предполагалось внедрить путём введения диктатуры пролетариата, неизбежной, как считалось, для решения поставленной задачи. При этом утверждалось, что «Диктатура пролетариата есть самая свирепая, самая острая, самая беспощадная война нового класса против более могущественного врага, против буржуазии, сопротивление которой удесятерено её свержением <…> и могущество которой состоит не только в силе международного капитала, в силе и прочности международных связей буржуазии, но и в силе привычки, в силе мелкого производства» (В. Ленин [9]). И у него были свои предшественники: «Я начинаю любить человечество по-маратовски: чтобы сделать счастливою малейшую часть его, я, кажется, огнём и мечом истребил бы остальную» (В. Г. Белинский, "владетель дум" молодёжи России XIX в.).

Из-за этого попытки осуществить коммунистическое строительство в разных странах сопровождались невиданной жестокостью, стремлением уничтожать целые классы и категории граждан потому лишь, что они не принадлежат к пролетариату. Это привнесло в коммунизм качества, далёкие от принципов всеобщего добра и справедливости. И дало возможность правящим элитам организовать всеобъемлющую пропаганду против него, по-сути превратить его в жупел бесчеловечности, анархии и беззакония. Что, в конечном итоге, во многом и оттолкнуло гуманистов мира от идей коммунизма.

Тем не менее, интерес к данной теме не увядает, и в наше время теория коммунизма пользуется всё большим вниманием. Среди отечественных экономистов, вложивших наибольший вклад в развитие данной идеологии, можно отметить труды А. В. Бузгалина, А. И. Колганова, С. Г. Кара-Мурзы [10] — [12] и некоторых других. Они рассматривают многие аспекты коммунистического учения с точки зрения современных понятий. Что, в конечном итоге, во многом и оттолкнуло гуманистов мира от идей коммунизма.

Экономика будущего - 1: Коммунизм: идеология, утопия или реальность?

— II —

С другой стороны, немалая часть учёных-экономистов и политиков считают коммунизм утопическим учением. И этому есть основания. Они заключаются, прежде всего, в недооценке в существующей концепции строительства коммунизма продуктивных факторов общественного разделения труда и преувеличении роли проявляющихся при нём (не фатальных!) негативных его последствий. В самом деле, в «Критике Готской программы» К Маркс писал: «На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда; когда исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда <тогда> труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни» [7].

При этом под разделением понимается такое обособление труда, при котором работники занимаются разнородной производственной деятельностью и обмениваются её результатами, вследствие чего их труд дифференцируется и специализируется. Данное явление, как экономический феномен, впервые было исследовано Адамом Смитом [13]. И по результатам его он сделал вывод, что разделение труда приводит к величайшему прогрессу в развитии производительных сил общества, способствует его совершенствованию и процветанию.

Более того, что именно оно является одним из главных инструментов построения эффективного производства, без которого благополучие человечества оказывается невозможным. В самом деле, натуральное хозяйство и сопутствующий ему первобытный коммунизм потому и преобразились в нынешнее высокоразвитое производство, что в нём в широких масштабах стали использовать общественное разделение труда. Все другие факторы, в том числе совершенствование орудий труда, развитие науки и технологий, производственные отношения и др. только сопутствуют данному процессу.

Кроме того, разделение труда по временному, профессиональному, территориальному, возрастному и половому признакам дало возможность в значительной мере увеличить производительные возможности человека, повысить его культуру и образование. Оно позволяло в наибольшей мере использовать специфические особенности работников, их вкусы и предпочтения, повышать квалификацию и мастерство, способствует лучшему использованию природных и трудовых ресурсов общества. Именно данное явление сформировало современное отраслевое и хозяйственное деление производства, привнесло в него структурирование и специализацию. Не вызывает сомнений, что без использования указанного фактора общество возвратится к первобытному, жалкому существованию, а поэтому при исключении разделения труда ни о каком коммунистическом изобилии речь идти не может.

Тем не менее, классики коммунизма активно выступают против разделения физического и умственного труда, намереваются устранить различия между городом и деревней, мужчинами и женщинами, хотя это вряд ли возможно и целесообразно. В самом деле, детей рожать могут только женщины! То есть не принимают во внимание природное многообразие человеческих натур и характера их деятельности, фактически обезличивают, унифицируют людей.

Вызывает также сомнение намерение коммунистов ограничить влияние других факторов, следующих из процессов разделения труда. В том числе желание ликвидировать товарное производство и сами деньги, чтобы они не приводили к ограблению одних людей другими. Вместе с тем возможно ли разделение труда хозяйственных субъектов в принципе, если они не смогут напрямую обмениваться продуктами своего труда? Сможет ли бартерный товарообмен должным образом решать эту задачу?

В этой связи деньги, как универсальные посредники при обмене продуктами труда хозяйственных субъектов, работающих в условиях всемерного его разделения, поистине незаменимы. Как можно организовать этот процесс, чтобы он был удобным и справедливым, если деньги исчезнут вовсе? Что явится их заменителем? Специальные талоны, чеки, сертификаты, абонементы, очереди или другие какие-либо инструменты? И чем они будут лучше денег? Поэтому вместо того, чтобы отвергать деньги как таковые, нужно придать им такую форму, при которой они не смогут использоваться как капитал, как источник паразитического дохода, но сохранят свои посреднические функции. А это вполне исполнимо.

И то же относится к классам. Очевидно, что профессиональные деления людей не образуют антагонистические классы, подлежащие уничтожению в коммунистическом обществе. Трудно согласиться с тем, что промышленные рабочие — это один класс, а сельскохозяйственные — совсем другой. На самом деле, по большому счёту, существуют лишь два антагонистических класса: эксплуататоров и эксплуатируемых, вот это деление и следует уничтожать. Но не физически, а организационно. Поэтому если всё построение общества будет способствовать ликвидации эксплуатации как явления, это автоматически приведёт к исчезновению и самих антагонистических классов, и борьбы между ними. А если ещё будет реализована оплата по труду, тогда уже не потребуется бороться за равноправие граждан и сохранится только естественное неравенство, соответствующее персональным возможностям людей. И это также может быть организовано.

Кроме того, отношение экономистов к собственности на средства производства крайне ангажировано. Так, одни считают её панацеей от всех бед, а другие — их источникам. На самом деле собственность, как всякое общественно-юридическое явление — фактор весьма неоднозначный. Поэтому нельзя полагать, будто везде, где её используют, народы благоденствуют, а где нет — влачат жалкое существование или наоборот. В действительности каждый вид собственности имеет свою нишу, в которой он оказывается продуктивнее других. Но решать вопрос о том, где частная собственность полезна, а где — вредна, призвана здоровая конкуренция, сами люди, а не политики или идеологи. Учитывая особенно, что любое насильственное изменение прав собственности приводит к колоссальным общественным катаклизмам, к борьбе и жестокости, которых следует избегать.

С другой стороны, главное зло не в самой собственности как таковой, а в возможности её использования в качестве инструмента эксплуатации. Так, если она основана на личном труде, тогда должна быть неприкосновенной. А если создана с помощью эксплуатации чужого труда, т.е. присвоена мошенническим, грабительским путём, тогда ни по моральным, ни по этическим, ни по производственным соображениям сохранять её не следует. На самом деле важно не то, кому принадлежит собственность, а в какой степени она работает на общество, как влияет на производственные отношения, насколько справедливо распределяются результаты труда. В этой связи собственность как таковую следует не уничтожать, а наделять другими, непаразитическими функциями.

И с государством тоже не всё столь однозначно. Понятно, что с капиталистическим государством с его аппаратом принуждения и защиты интересов эксплуататоров должно быть покончено. Но это вовсе не значит, что государство, как форма общественного объединения, может быть только угнетающим и другим быть не способно. В самом деле, «Государство – это то, без чего невозможно осуществить ни порядок, ни справедливость, ни внешнюю безопасность.» (М. Дебре). Поэтому трудящиеся нуждаются в консолидирующей их конструкции, призванной обеспечивать кооперацию, защищать общие интересы и заботиться о них, как бы она ни называлась. И при переходе к коммунистическому обществу государство не только не исчезнет, а скорее переродится, сделается и более справедливым, и более человечным.

То же относится к семье как основополагающей структуре государства. Отношение к ней только как к экономической ячейке, созданной в классовом обществе для выживания людей, в значительной мере обедняет и уродует человеческие отношения. Превращает семью в тормоз при переходе к коммунизму, в серьёзную помеху на пути воспитания коммунистического человека вместо того, чтобы пользоваться ею для повышения его нравственности, культуры и ответственности. Ведь семья, в первую очередь, представляет собой союз влюблённых сердец, а без любви, как источника всякой гармонии и добра, какое может быть человеческое счастье, а тем более Коммунизм?!

Кроме того, некоторые из коммунистических идей исключают другие. В самом деле, при коммунизме предполагается сделать бесплатными образование, здравоохранение, воспитание детей и социальное обеспечение граждан. И при этом намерены отказаться от частной собственности, национализировать негосударственные предприятия, отменить налоги, уничтожая, таким образом, существующие источники финансирования этих благ. Кто же тогда будет за них платить? Вместе с тем все они могут создаваться только человеческим трудом, то есть самими гражданами, поэтому в какой степени можно считать их «бесплатными»?

На самом деле речь должна идти не об ординарном уничтожении каких-то инструментов капиталистической эксплуатации, а о создании механизмов распределения производимых обществом продуктов, которые будут соответствовать коммунистическим идеалам. Но вот этим вопросам в существующей коммунистической литературе уделяется мало внимания. А ведь наличие социальных проблем в стране — это верный признак уродливой её организации, не более. Но это не всеми осознаётся.

Исходя и всего изложенного, становится очевидным, что если пользоваться старыми лекалами, в рамках существующей парадигмы хозяйственного развития построить коммунизм со всеми присущими ему качествами правды и всеобщего благополучия невозможно. Как нельзя превратить свинец — в золото, к каким бы алхимическим приёмам ни прибегали. Ведь коммунизм — это качественно новая система, а поэтому строить его с использованием понятий, работающих в совсем другой формации, бесперспективно. В этой связи при существующей парадигме развития коммунизм на самом деле становится нереальным, утопическим, красивой сказкой, а не грядущей реальностью.

— III —

И вместе с тем, как показал анализ, коммунистическая идеология не только не является утопией, но вполне реалистична! Более того, внедрение коммунистической идеи со всеми её привлекательными качествами добра и справедливости в наших условиях не только возможно, но и жизненно необходимо! В самом деле, чтобы не погибнуть под гнётом паразитической повседневности, у человечества другого пути нет! Более того, коммунистическая организация может быть построена в не очень длительные сроки! Однако совсем не так, как об этом писали классики, т.е. не путём борьбы и победы трудящихся, уничтожением насилия с помощью насилия, а кооперацией всех слоёв населения, консолидацией их интересов. Не истреблением эксплуататорских классов как таковых, а использованием их таланта и энергии в интересах общества. Путём ликвидации эксплуатации как явления, созданием условий, при которых она сделается невозможной в принципе.

То есть внедрением такой организации, при которой воровать и жить за счёт других будет не только сложно, но и невыгодно. Когда приносить пользу людям и благоденствовать за счёт собственного труда и таланта станет значительно легче, чем путём их эксплуатации. Сохранением прогрессивных функций денег при невозможности их использования в качестве паразитических инструментов. Именно о такой организации и об её научном обосновании идёт речь в трудах автора.

Понятно, что для этого потребуется поменять взгляды на многие считающиеся очевидными понятия. Изменить теорию, философию и практику хозяйства, которая складывалась веками и, в конечном итоге, привела человечество в тупик. Внедрить другие цели и приоритеты, чем принятые ныне. Сменить парадигму организации общества, использовать новые инструменты развития, изменить его цели и механизмы. И тогда уже появится совсем другая экономика, возникнут производственные отношения с новыми качествами. То есть надо менять правила игры, а не игроков, не способы их расстановки или наименований.

В самом деле, ведь коммунизм со всеми его атрибутами — это принципиально другая, новая политико-экономическая формация со своими специфическими качествами, которых не существовало раньше, а поэтому создать его с помощью старых инструментов невозможно. Как нельзя построить автомобиль, пользуясь инструментами, с помощью которых строили кареты. И ожидать, что со временем, путём всевозможных эволюций и мутаций карета превратится в автомобиль, а тем более в самолёт — крайне наивно. «Никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерёт, и к старой не подойдёт заплата от новой. И никто не вливает молодого вина в мехи ветхие» (Евангелие от Луки гл. 5 стр. 36 — 39). Но для этого и рассуждать, и делать всё следует иначе, и знать надо другие истины.

А поскольку коммунистическое общество — это качественно другая формация, значит отличаться от существующих она должна, прежде всего, не уровнем материально-технического обеспечения, как считается сейчас и который в полной мере доступен и другим формациям, а организационными, ценностными, инструментальными факторами. В связи с чем при построении коммунизма надо главный упор делать на эти качества, а этого можно достичь значительно быстрее и легче. Нужно лишь знать, как это можно сделать, политическая воля и поддержка граждан.

В чём, на наш взгляд, заключается принципиальная несовместимость ныне действующей и коммунистической экономики?

Прежде всего в её целях. В самом деле, когда приоритетным при организации всякой деятельности и всего государства считается получение дохода, прибыли любой ценой, а не польза людям, трудно ожидать, что это приведёт к всеобщему благополучию. Утверждение о том, что чем лучше бизнесу, тем легче живётся в стране людям, т.е. «То, что хорошо для „Дженерал Моторс“, выгодно и для США» (Вудро Вильсон, американский Президент) крайне ангажировано. Трудно согласиться с тем, что «… благосостояние института бизнеса и того, что его окружает, нераздельно» (Рендолл). Как будто чем богаче стол у миллионеров, тем меньше голодных вокруг.

Более того, интересы бизнесмена «никогда полностью не совпадают с интересами общества, т.е. он обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение» (Адам Смит [13]). Поэтому процветание бизнеса и общественное благополучие не всегда совпадают, а зачастую противодействуют друг другу. Так, финансовые спекуляции, продажа некачественных продуктов питания, поддельных лекарств, наркотиков и прочей отравы некоторым приносит громадный доход, но вряд ли способствует лучшей жизни населения.

Причём если экономика предназначена для того, чтобы было больше богатых, а не меньше бедных, тогда нынешняя система хозяйствования блестяще справляется с этой задачей. В самом деле, количество миллионеров во всех странах мира стремительно растёт вне зависимости от состояния их экономик. А что государства при этом загнивают и большая часть населения теряет всякие средства существования, то нынешнюю экономику в этом винить не следует: она для этого и не предназначена.

Тем не менее, данная философия хозяйствования, воплощённая во всех возможных её формах, явилась идеологической базой для всей нынешней экономической науки. Она привела к тому, что все инструменты, критерии и стимулы существующей организации предназначены для обслуживания экономики доходной, денежной, а не полезной. Это породило глобальное противоборство между общественным характером производства и частным присвоением его результатов, между трудом и капиталом, между собственниками и наёмными работниками.

Неудивительно поэтому, что в такой экономике доход от собственности и денег оказался большим, чем от эксплуатации рабочей силы. Это породило безработицу, поскольку при совершенствовании производства растёт не свободное время людей или их благополучие, как должно бы оно быть, а число лишних (!) работников, труд которых не приносит кому-то желаемой им прибыли. И поэтому очевидно, что на таком теоретическом основании построить коммунистическое общество невозможно. Для этого требуется существенная доработка имеющихся понятий.

Представляется, что данную проблему можно разрешить мерами, в основу которого будут заложены следующие принципы:

— Коммунистическое общество — это, в первую очередь, общество гармоничное, отражающее закономерный характер развития действительности, внутреннюю и внешнюю его согласованность, цельность и соразмерность содержания и формы. В нём рационально сочетаются интересы личные, коллективные и общественные. Скоординированы отношения между трудящимися и собственниками, богатыми и бедными, между всеми людьми: молодыми и старыми, белыми, чёрными и жёлтыми, здоровыми и больными. В ней экономика предназначена для людей, а не наоборот.

— Человек представляет собой не особое надприродное образование, живущее по собственным прихотям, как ему вздумается, а феномен, встроенный в Природу и исполняющий предназначенные ему Свыше функции. Во Вселенной всё взаимозависимо, а поэтому если он начинает жить по правилам, не соответствующим законам окружающего его Мира, тогда становится чуждым Ему и все силы Природы ополчаются против него. Поэтому из-за нарушения всеобщего Закона гармонии множатся болезни, преступления, растёт количество природных катаклизмов, землетрясений и цунами, техногенных сбоев и аварий.

— Власть, деньги и собственность, как юридические права владения, управления и пользования, следует лишить возможности приносить эксплуатационный доход. И тогда они утратят свои паразитические качества, общественная польза будет управлять ими, а не корысть и тщеславие. И уже не потребуется, преодолевая колоссальное сопротивление, приватизировать или экспроприировать собственность, ликвидировать деньги, власть, уничтожать тех, кто живёт неправедным трудом.

— Коммунистическое общество представляет собой логичный итог человеческого развития. Оно неизбежно и не может быть результатом чьего-то озарения, оригинальной идеи или гения. В его основу должны быть заложены строгие, обусловленные природными закономерностями научные изыскания, а не идеология или импровизации.

И ещё, если коммунизм представляет собой естественную реальность, в мире и в истории человечества должны существовать его зародыши. Если их нет, тогда новому строю не из чего родиться. В самом деле, от незасеянного поля тщетно ждать урожая. А когда эти принципы начнут воплощаться в жизнь — коммунизм станет реальностью.

Литература

1. Книга правителя области Шан. Перевод с китайского. — М.: Ладомир, 1993. — 392 с.;

2. Платон. Государство, V в. до Р. Х. Собрание сочинений в 3-х тт — М.: 1971 (Platon, The Republic);

3. Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения, 2 изд., т. 42, стр. 116;

4. «Цитаты Председателя Мао Цзэдуна», Пекин, 16.12.1966;

5. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии/ М: Издательство: Государственное издательство политической литературы, 1955.;

6. Мор Томас /Пер. с латинского: А. И. Малеин и Ф. А. Петровский. М.: Изд. Академии наук СССР, 1953. — 302 с.;

7. Маркс К. Критика Готской программы, 1975 г. Сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, т. 19, стр. 9—32;

8. Маркс К. и Энгельс Ф. Фейербах, 1 глава «Немецкой идеологии»;

9. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е, т. 41, с. 26. М.: Политиздат, 1981;

10. Бузгалин А. В. Будущее коммунизма. — ОЛМА-ПРЕСС Москва, 1996. — 111 с;

11. Бузгалин А. В., Колганов А. И. Глобальный капитал (2-е изд.) — М: Едиториал УРСС, 2007;

12. Кара-Мурза С. Г. Русский коммунизм. Теория, практика, задачи -. © О0О «Издательство Алгоритм», 2013;

13. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. (Smith A. Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations. Wealth of Nations, 1776) — М.: Москва, 1962. — 655 с.

Автор: Чабанов Владимир Емельянович, доктор технических наук, профессор физики, профессор в области экономики Международного Высшего ученого Совета МУФО-МВУС, академик, Гранд-доктор. Email: vtchabanov@mail.ru

Чабанов Владимир Емельянович
Чабанов Владимир Емельянович
Чабанов Владимир Емельянович