392 subscribers

Гладиатор и Цезарь

Изображение из открытых источников
Изображение из открытых источников

Я гладиатор, воин-раб,
Разменная монета,
Я – одноразовый солдат,
И всем известно это.

Когда-нибудь меня убьют,
Я это знаю точно,
И эта мысль в моём мозгу
Давно засела прочно.

Наверно, мне пока везёт,
И я умею драться,
Но бесконечно это всё
Не может продолжаться.

И люди в Колизей идут,
Я думать начинаю,
Чтоб посмотреть, как я умру,
Но я не умираю.

Без колебаний, как всегда,
Я на арену вышел,
Меня приветствует толпа,
И я её услышал.

Сам император предо мной
Сидит в высокой ложе,
Я поднял меч над головой,
И он кивнул мне тоже.

Сегодня, уж в который раз,
За вас сражаться буду,
И яркий блеск холодных глаз
Я вижу отовсюду.

Я покажу сейчас вам вновь
Театр безумной рубки,
И кровью я своей готов
Наполнить ваши кубки!

Такой-же смертник, как и я,
За мной выходит следом,
Возможно, это смерть моя,
А может быть, победа.

Но кто сегодня победит,
Торсиде знать не надо,
С арены выйдет лишь один,
И лишь одна награда.

Тут Цезарь на ноги встаёт
И машет нам перчаткой,
И этим жестом он даёт
Сигнал к началу схватки.

Быть может, в свой последний бой
Я, как безумный, лезу,
Поднял копьё противник мой,
Закованный в железо.

И я бросаюсь на него,
Но в этом мало проку,
Его тяжёлое копьё
Втыкается мне в ногу.

Фонтаном хлещет кровь в песок,
И зубы я сжимаю,
Я бью и вдоль, и поперёк,
Но вновь не попадаю.

Изображение из открытых источников
Изображение из открытых источников

Враг бьёт копьём пять раз подряд,
Вокруг бледнеют краски,
Я вижу лишь железный взгляд
Из-под железной маски.

Меня он чуть не задавил
Своей железной массой,
Враг думает, что победил,
Но думает напрасно.

Очередной удар копья
Щитом я отбиваю,
И тут же лезвием меча
Доспехи пробиваю.

Враг захрипел и вдруг обмяк,
Копьё из рук упало,
И кровь, теперь уж не моя,
Опять в песок стекала.

Я снова жив, а он убит,
Затих в нелепой позе,
В восторге публика вопит,
А я глотаю слёзы.

Передо мной сейчас лежит
Такой-же гладиатор.
И тут я вижу, что зовёт
Меня к себе диктатор.

Я, еле ноги волоча,
К трибуне шёл, шатаясь,
А император вдруг вскочил
И смотрит, улыбаясь.

Конечно, нравится ему
В его безумной злости,
Когда друг другу глотки рвут
Или ломают кости.

Изображение из открытых источников
Изображение из открытых источников

Таким довольным я его
Ещё не видел сроду,
Трибуны бешено орут:
«Свободу дать, свободу»!

И громко Цезарь прокричал:
«Пришло свободы время»!
Я этого так долго ждал,
И преклонил колено.

Он мне свободу даровал
За ловкость и за смелость,
Она мне, как бесценный дар,
Но что мне с нею делать?!

Не раз мечтал домой попасть
Я, в тесной клетке воя,
Хотел обнять отца и мать,
Но я не знаю, кто я.

Всю свою жизнь я был рабом,
Невольником проклятым,
Меня давно, совсем юнцом,
Похитили пираты.

Сполна тогда я испытал
Пиратского коварства,
Когда корабль в Рим приплыл,
Меня продали в рабство.

Не помню Родину свою,
То место, где родился,
И Бога я забыл совсем,
Которому молился.

Не знаю, как зовут меня,
Но это поправимо,
Я в гладиаторских боях
Обрёл второе имя.

Я стал безжалостным бойцом,
Звездою Колизея,
Но всё равно я был рабом,
Забывшим своё племя.

И вот сейчас мне волю дал
Великий император,
И наконец свободным стал
Сегодня гладиатор.

Для гордых римлян жизнь моя
Всего лишь безделушка,
Как будто кто-то поиграл
И выбросил игрушку.

А сколько видела смертей
Арена Колизея!
И сколько умерло на ней
Рабов для развлечений!

И злость в моей душе кипит,
Я знаю, что мне делать,
Надменно на меня глядит
Великодушный Цезарь.

Со стоном, медленно встаю
Я на ноги нетвёрдо
И императору хочу
Я перерезать горло.

Гляжу в его глаза в упор
И меч в руке сжимаю,
И в моём взгляде приговор
Он вдруг себе читает.

Бледнеет Цезаря лицо,
Закончилось везение,
Он понял, что осталось жить
Ему всего мгновение.

Я вижу, как он весь дрожит,
Но у меня нет шансов,
Вокруг него сейчас стоит
Толпа преторианцев.

Изображение из открытых источников
Изображение из открытых источников

Негромко стукнулись щиты,
Вокруг него сжимаясь,
Легионеры напряглись,
Но я им улыбаюсь.

Я мог бы расшвырять солдат,
Но не погибнет Кесарь,
Кричу: «morituri te salutant!»,
И громче: «Ave, Caesar!».

Бледнее мела он стоял,
Пот по лицу струился,
И понял бешеный тиран,
Что заново родился.

Я не убил его тогда,
Но будет греть мне душу,
Что в тот момент в его глазах               
Я видел дикий ужас.

Читайте мою книгу на ЛитРес:

Король лишь может от шута всю истину узнать, ведь только шут ему готов всю правду рассказать. Я на портрет его смотрю и не найду ответ, шутов правдивых почему у президентов нет?
Король лишь может от шута всю истину узнать, ведь только шут ему готов всю правду рассказать. Я на портрет его смотрю и не найду ответ, шутов правдивых почему у президентов нет?

https://www.litres.ru/igor-kovrikov-15202945/istoriya-pro-shuta/

Спасибо за внимание! Желаю всем счастья и удачи!