Души больные звуки Ивана Сурикова

6 April 2020
618 full reads
1,5 min.
943 story viewsUnique page visitors
618 read the story to the endThat's 66% of the total page views
1,5 minute — average reading time

6 апреля 1841 года родился поэт Иван Суриков

Есть в истории русской поэзии ряд поэтов, имена которых вряд ли вспомнят, а вот стихи — у всех на слуху. В самом деле, ну кто не знает протяжного печального напева:

«Степь да степь кругом,
Путь далек лежит.
В той степи глухой
Умирал ямщик».

А кто не помнит в школьном учебнике по литературе обязательный рисунок сугроба с санями, бревенчатого домишки — иллюстрацию к строкам:

«Вот моя деревня;
Вот мой дом родной;
Вот качусь я в санках
По горе крутой...»

Стихи помнятся, а автор — нет. «Народное», — скажет уверенно кто-то про знаменитое:

«Ой, дубинушка, ты ухни!
Дружно мы за труд взялись.
Ты, плечо мое, не пухни!
Грудь моя, не надорвись!»

...и ошибется. Есть у всех этих строк автор, человек, хотя народности в прямом и всемобъемлющем смыслах ему было не занимать. Иван Захарович Суриков.

Родился Иван Суриков 6 апреля 1841 года в деревне Новоселово (Угличский уезд Ярославской губернии). Отец его был оброчным крестьянином, который, как и многие ярославские, отправился на заработки в Москву и довольно успешно развернулся, став приказчиком, а потом открыв собственную овощную лавку. Мальчик рос болезненным и тихим, но в родной деревне ему было спокойно и радостно. Отец, впрочем, вскоре выписал семью в Москву, и этот переезд сказался на ребенке наихудшим образом: он стал часто болеть и окончательно замкнулся в себе.

Пейзаж с церковью, И. Маковский
Пейзаж с церковью, И. Маковский
Пейзаж с церковью, И. Маковский

Грамоте мальчика обучали сестры Финогеновы, разорившиеся дворянки. Они учили мальчика по житиям святых, и он мечтал о подвижничестве и тихом отшельничестве. Интерес к поэзии у мальчика подогревал и сосед, бывший семинарист. Он приохотил Ивана к чтению, мальчик читал запоем. Первые же свои стихи Суриков показывал соседу и получал его одобрение. К 1857 году в тетрадке у поэта собралось приличное количество произведений, в основном, в форме песен.

Но далеко не все так радужно было в жизни Ивана Сурикова. Его отец разорился и запил, они с матушкой стали снимать квартирку и промышляли продажей лома и угля. Но только удалось им встать на ноги, как мать Ивана умерла от болезни, и ему вновь пришлось делить кров с грубым, нелюбимым отцом-пьяницей и его второй супругой-раскольницей. Не выдержав, он ушел от отца и стал скитальцем, берясь за любую тяжелую работу. Все это подорвало и без того слабое здоровье поэта, и свое горе и отчаяние он выражал в стихах.

Первую горячую поддержку Иван Суриков получил от А. Н. Плещеева, а первая публикация его стихов состоялась в 1863 году. Творчество начинающего поэта-самоучки имело успех. Он оказался на волне растущего интереса к крестьянской жизни, который подогревали крупные поэты того времени — Некрасов, Кольцов и другие. Суриков со своими лирическими картинами природы, русской деревни, с болезненными и живыми образами тяжелой жизни батраков, крестьян, рабочих задевал самые тонкие струны человеческой души. Недаром же его произведения так легко и гармонично ложились на музыку, и в то время мало кто сомневался, что песни на стихи Сурикова — самые что ни на есть народные. Но и крупные композиторы того времени не оставили без внимания творчество Сурикова. На его стихи П. И. Чайковский написал романс «Я ли в поле да ни травушка была».

Успех не окрылил Сурикова. Привыкший к тяготам жизни, меланхоличный и замкнутый, он все строже относился к себе с каждым витком его успеха. Он публиковался в журналах — «Дело», «Вестник Европы», выходили и сборники его стихов, он вошел полноправным членом в Московское общество любителей российской словесности. Однако силы оставляли его с каждым годом, и в 1880 году поэт скончался от чахотки. Однако его творчество до сих пор живет в детских книжках и в песнях, которые мы считаем народными — высшая похвала для любого поэта.

«Мне доставались не легко
Моей души больные звуки.
Страдал я сердцем глубоко,
Когда слагалась песня муки.

Я в песне жил не головой,
А жил скорбящею душою,
И оттого мой стон больной
Звучит тяжелою тоскою».

1875

В основе этой статьи лежит серия материалов, опубликованная на сайте проекта «Поэтические места России».

Подпишитесь на наш канал