Архитектор Нирнзее родился в Вязьме

153 full reads
258 story viewsUnique page visitors
153 read the story to the endThat's 59% of the total page views
6 minutes — average reading time

Раньше эта статья называлась иначе. Но нужно привлекать внимание, поэтому давайте я сразу скажу: Эрнест Нирнзее родился в Вязьме Смоленской губернии 31 марта 1873 года. А теперь будем разбираться, как так.

И, кстати, причем здесь вокзал? – Там дальше есть ответ
И, кстати, причем здесь вокзал? – Там дальше есть ответ
И, кстати, причем здесь вокзал? – Там дальше есть ответ

Эта история началась довольно давно с одного небольшого открытия. Лет десять-двенадцать назад, разыскивая информацию о братьях Нирнзее, я просматривала справочник «Вся Москва». Это оказалось хорошим приближением: ты как будто сразу погружаешься в их жизнь, в ту, начала XX века, Москву, со всеми жилыми адресами, конторами, учебными заведениями, кондитерскими, фотоателье и похоронными домами. Даже с телефонами: кажется, если повезет, можно дозвониться.

Смотрела год за годом. В какой-то момент в Москве появился Карл Карлович Нирнзее. Затем к нему присоединился брат Эрнест Карлович (братья Нирнзее были варшавскими жителями, и в Москву, как принято считать, приехали из Варшавы). Их стало двое, живущих рядом, на Пресне: «Вентиляция; Централ. Отопл.; Слесарно-Механическ. завед.» – это Карл, «Архит.» – это Эрнест. А затем, несколько лет спустя, по тому же адресу, Курбатовский переулок, дом 7, появляется Гловацкая Юл. Карл. Еще через пару лет, когда архитектор Нирнзее построит себе дом в Трехпрудном и, согласно «Всей Москве», сам переселится туда, вместе с ним переедет и Юлия Карловна. Сестра (судя по отчеству) – или жена, предположила я.

Оказалось, сестра. Это выяснилось вскоре, когда в московском архиве (ЦГАМ, ф. 179) нашелся Акт оценщиков Московского Городского Кредитного Общества: Нирнзее закладывал свой первый московский дом.

В двухэтажном особняке, пишут оценщики, две квартиры, «обе они заняты: домовладельцем и его сестрою». Квартира, занимаемая домовладельцем (а это Эрнест Нирнзее), состоит «из 5 светлых комнат и мезонина». В нижнем этаже «квартира о 6 комнатах (5 светлых + кухня) занята Ж. К. Гловацкой». «К» – это, со всей очевидностью, «Карловна». «Ж» и Юлия могут соотноситься как угодно, решила я. Может быть, она представилась оценщикам как Жюли, или как Джульетта, а в записи имя трансформировалось в «Жульетта». Впоследствии выяснилось, что имя у сестры Нирнзее было двойное, как и у всех в семье: Жозефа Юлия. Но это другая история.

Итак, все началось с сестры Нирнзее. И продолжилось спустя примерно 12 лет. Как известно, в конце 2019 года было сделано важное открытие: нашлась могила архитектора и стала известна дата его смерти – настолько точно, насколько это вообще возможно: не опосредованно, а собственно из записи о смерти, сделанной в церковной книге. Нирнзее умер 6 мая 1934 года в Варшаве.

Это открытие опровергло все существовавшие до тех пор предположения, слухи и городские легенды о гибели Нирнзее в Москве, то ли после начала Первой мировой, то ли сразу после революции. А еще оно сильно встряхнуло меня: метрики, подумала я, конечно же, метрики. Разбираться с варшавскими метриками на польских сайтах мне тогда представлялось довольно нереальным занятием, и я решила узнать для начала, а что есть в Москве.

Нирнзее – поляки, если не по фамилии, то по месту жительства. Запись о смерти Эрнеста Нирнзее сделана в церковной книге католического прихода, а значит нужно узнать, сохранились ли церковные записи московского костела. Я думала об известном и ныне существующем костеле Непорочного зачатия на Малой Грузинской, однако, как выяснилось, большая часть жизни семьи Нирнзее в Москве приходилась на время его постройки, которая была завершена только в 1911 году. А до того в Москве много лет действовал католический собор святых Петра и Павла, называвшийся в народе Польской церковью. Собственно, католический фонд в Центральном московском архиве наполовину состоит из документов постройки нового собора и наполовину – из церковных книг старого.

Костел святых Петра и Павла в Милютинском переулке
Костел святых Петра и Павла в Милютинском переулке
Костел святых Петра и Павла в Милютинском переулке

Да, католические церковные книги Москвы сохранились (пусть и не в полном объеме). Но что можно было в них искать? Родился Эрнест Карлович не в Москве, умер тоже. Женился? Из записи о смерти архитектора (а также из упоминаний во «Всей Москве») мы знаем о его жене, Сусанне Нирнзее. Но мне почему-то ясно представлялось, что они поженились еще в Варшаве, а может не поженились (исследователь Владимир Бессонов в своей книге всегда называет Сусанну Романовну «гражданской женой архитектора»), но уж точно приехали в Москву вместе (спойлер: я ошибалась). Тогда я решила, что хочу найти какую-нибудь запись о сестре Нирнзее, о той самой Юлии Гловацкой. Может быть, она венчалась в этом соборе, и мы сможем наконец узнать, кто такой господин Гловацкий? Может быть, она родила детей в Москве (и снова – в книгах будет запись об отце). Словом я заказала в архиве несколько дел – книг о венчаниях и о рождениях – чтобы найти Гловацкую.

И я ее нашла. Только это была другая Гловацкая, Сусанна Романовна. И она оказалась… венчанной женой Эрнеста Карловича Нирнзее. Как так? Прежде всего, и это удивительно, появление Сусанны Гловацкой никак не обесценивает все прежние разыскания про Юлию Гловацкую. Это две разные женщины с одной фамилией, и обе они – родственницы архитектора Нирнзее. Одна – его жена, другая – сестра. Обе были замужем, обе овдовели. Про будущую жену Нирнзее в предбрачном опросе жениха и невесты, хранящемся в московском архиве, сказано, что она вдова. Про Юлию Гловацкую читаем во «Всей Москве» за 1913 год: «Главацкая Юл. Карл. вд. гс. Трехпрудный, 5/15» (именно так, через «а» - точностью «Вся Москва» вообще не отличалась; «вд. гс.» - вдова губернского секретаря). Были ли их мужья родственниками (братьями, например)? Познакомился ли Эрнест Нирнзее со своей будущей женой благодаря этим родственным связям? Пока не известно.

А что известно? Эрнест Нирнзее и Сусанна Гловацкая, урожденная Вольтановская (ее девичья фамилия была известна нам раньше, из записи о смерти архитектора) обвенчались в Москве, в Петропавловском костеле в 1910 году. Но до того несколько лет жили в одном доме, на Пресне. В справочнике «Вся Москва» за 1904 год встречается запись «Гловацкая Сус. Ром. Курбатовский, д. Нирнзее». Годом раньше она еще живет по другому адресу: «Гловацкая Сусанна Ром. Долгоруковская, д. Курникова». Можно предположить, что Эрнест Карлович и Сусанна Романовна вместе с 1903 года (известно, что информация для справочника на новый год собиралась в конце предыдущего). Владимир Бессонов, написавший биографию самого знаменитого дома Нирнзее, в своей книге цитирует дело о слежке за архитектором в 1909 году, найденное в одном из московских архивов: «Живущая в квартире Нирнзее его гражданская жена Сусанна Романовна Гловацкая заявила, что сам Нирнзее находится в Киеве».

До переезда на Пресню Сусанна Гловацкая поменяла несколько адресов в Москве. Уже упоминалась улица Долгоруковская, дом Курникова в 1903 году. А в 1901-м Сузанна (так в справочнике) Романовна Гловацкая живет на Каланчевской улице, в доме Богомолова, но не одна, а с «Жозеф. Ипп. Гловацкой» (Жозефой? Жозефиной?) и – еще одна интересная деталь – обе они в то время служат в Строгановском училище технического рисования. Кто такая Жозеф. Ипп. Гловацкая? Мать мужа? Свояченица? Известно только, что она жила по тому же адресу с 1898 года. Одна, без Сусанны? Или ее имя просто не включили в справочник?

Что еще известно о Сусанне Гловацкой из записей о венчании? Что в сентябре 1910 года ей 42 года. То есть родилась она, вероятно, в 1868 году (вероятно – потому что мне приходилось встречаться с неточностью официальных записей). Что ее отец – Роман Вольтановский, а мать – Эмилия Вольтановская, урожденная Блок. В церковных книгах, помимо записи о бракосочетании, нашелся еще так называемый «предбрачный экзамен лиц, вступающих в брак», содержащий несколько дополнительных ценных сведений. Так из этой анкеты, заполненной женихом и невестой, становится известно, что Сусанна Гловацкая родилась в Нижнем Новгороде (неожиданно), что в Москве она 12 лет (то есть с того самого 1898 года, когда в справочнике «Вся Москва» появляется Жозеф. Ипп. Гловацкая) и что она домашняя учительница (а из справочника мы помним, что одно время она служила (преподавала?) в Строгановском училище).

Предбрачный экзамен Эрнеста Нирнзее и Сусанны Гловацкой в московском костеле святых Петра и Павла, 27 сентября 1910 года

А что мы узнаем о женихе? Архитектор Эрнест Нирнзее был на четыре года моложе своей невесты: запись свидетельствует, что в 1910 году ему 38 лет. Получается, год рождения 1872-й (не 1860-е, как долгое время было принято считать). Это почти совпадает со сведениями из записи о смерти архитектора: в мае 1934 года ему был «полный 61 год», то есть год рождения получается не 1872, а 1873-й. Но главное – в предбрачном экзамене записано, что он был крещен в Варшаве, в приходе св. Александра.

Варшавский костел св. Александра
Варшавский костел св. Александра
Варшавский костел св. Александра

Почему это важно? Дело в том, что в Варшаве (где, как предполагается, архитектор родился) было достаточно много церковных приходов, и, впервые попадая на сайт польских метрик, теряешься: где искать? Метрики, церковные книги с записями крещений, венчаний и смертей, сохранены (наверное не все, но их много) и – не верится – отсканированы и выложены в открытый доступ. Но листать книги крещений одного единственного прихода легче, тем более когда наверняка знаешь, что в них должна встретиться запись о рождении Эрнеста Нирнзее.

Родился будущий архитектор, действительно, в 1873 году, 31 марта. Но запись о его крещении, за номером 612 находится только... в 1876 году. «Явка опоздана по воле родителей», – записано в книге. Младенцу «даны имена Эрнест Рышард», а рожден он был в городе Вязьма Смоленской губернии, где служил машинистом Московско-Брестской железной дороги его отец, Карл Андрей Нирнзее (или Нирнзе, как следует из записи).

Вместе с Эрнестом Рышардом был крещен его младший брат Александр Роман, о чем свидетельствует следующая запись, за номером 613. Александр также родился в Вязьме, 2 августа 1875 года. Родителям братьев в 1876 году было: отцу Карлу Андрею – 36 лет, матери Людвике – 25.

Запись № 612 о крещении Эрнеста Рышарда Нирнзее

Запись № 612 в церковной книге костела св. Александра в Варшаве

Состоялось в Варшаве, в приходе св. Александра третьего / пятнадцатого ноября тысяча восемьсот семьдесят шестого года, в пять с половиной часов по полудни. Явился: Атаназий Добровольский, учитель четвертой мужской гимназии сорока шести лет от роду, в Варшаве под номером тысяча пятьсот восемьдесят третьим жительствующий, в присутствии ксендза Максимилиана Бржезиковского, викария прихода св. Креста, сорока пяти лет, и Филипа Стржижевского, фабриканта фортепьянов пятидесяти лет от роду, в Варшаве проживающих, и предъявил нам младенца мужеского пола, родившегося в городе Вязьма Смоленской губернии девятнадцатого / тридцать первого марта тысяча восемьсот семьдесят третьего года в пять часов по полудни, от Карла Андрея Нирнзе (Nirnse), машиниста Московско-Брестской железной дороги, тридцати шести лет, по причине занятия своего не явившегося, и законной его жены Людовики, урожденной Стржижевской, двадцати пяти лет от роду. Младенцу сему при св. Крещении, совершенном сего числа, ксендзом Феликсом Михаловским, здешним викарием, даны имена Эрнест Рышард, а восприемниками его были упомянутый ксендз Максимилиан Бржезиковский и Юлия Добровольская. Явка опоздана по воле родителей. Акт сей по прочтении объявляющим, свидетелями и нами подписан.

<Подписи>

Запись № 613 в церковной книге костела св. Александра в Варшаве

Состоялось в Варшаве в приходе св. Александра третьего / пятнадцатого ноября тысяча восемьсот семьдесят шестого года, в шесть часов вечера. Явился Атаназий Добровольский, учитель четвертой мужской гимназии, сорока шести лет от роду, в Варшаве под номером тысяча пятьсот восемьдесят третьим жительствующий, в присутствии Филипа Стржижевского, фабриканта фортепианов пятидесяти лет, и Роберта Гиршенфельда, фабриканта химических изделий шестидесяти лет от роду, в Варшаве проживающих, и предъявил нам младенца мужеского пола, родившегося в городе Вязьма Смоленской губернии двадцать первого июля / второго августа прошлого года, в четыре часа утра от Карла Андрея Нирнзе (Nirnse), машиниста Московско-Брестской железной дороги, тридцати шести лет, по причине занятия своего не явившегося, и законной его жены Людовики, урожденной Стржижевской, двадцати пяти лет от роду. Младенцу сему при святом крещении, совершенном сего числа, ксендзом Феликсом Михаловским, здешним викарием, даны имена Александр Роман. А восприемниками его были: упомянутый Филип Стржижевский и Адольфина Шулер. Явка опоздана по воле родителей. Акт сей по прочтении объявляющим, свидетелями и нами подписан.

<Подписи>

Спасибо всем дочитавшим! Для вас анонс: в следующей статье постараюсь собрать всё, что известно о жизни семьи Нирнзее – в Варшаве, Вязьме и Москве.