9983 subscribers

Кризис в РПЦ на страницах «Журнала Московской Патриархии». Часть 3

2k full reads
6,7k story viewsUnique page visitors
2k read the story to the endThat's 31% of the total page views
5 minutes — average reading time

Часть 1, Часть 2

Долистаем журнал до конца.

Следующую статью, которая называется «Век назад Россию поразила смута», я разбирать не стану. Во-первых, потому что для этого одной публикации не хватит, во-вторых, мы утонем в спорах и оценках событий столетней давности, а сегодня у нас другая цель.

Осталась коротенькая статья из цикла «Юридическая консультация» ― о работе волонтеров. Ее тоже пропускаем, статья полезная.

Завершается журнал разделом «Некролог», где печатается информация о почивших деятелях РПЦ. В конце этого раздела имеется статья о трагедии в Кизляре. Пять простых прихожанок храма Великомученика Георгия Победоносца города Кизляра в Дагестане были расстреляны в Прощеное воскресенье, когда они выходили из церкви после вечернего богослужения. Готовились вступить в подвиг Великого Поста, попросили у всех прощения, вышли из храма… и оказались пред Богом ― Господь призвал их к мученичеству. При этом пострадало еще несколько человек.

В статье содержится просто описание самого события и слово архиепископа Махачкалинского и Грозненского Варлаама в связи с этим скорбным случаем. Про самих женщин ничего нет. А ведь они — фактически прямые кандидаты на прославление в лике святых: какую-нибудь информацию бы о них — биографии, сведения о церковной жизни. Но этого нет. А почему? Когда оскверняли иконы и спиливали кресты, мы устраивали многотысячные стояния в защиту поруганных святынь, а когда расстреливают наших прихожан ― то ничего. Один краткий комментарий на телеканале «Союз» и одна передача на телеканале «Спас» ― и всё. Словно у нас каждый месяц кого-то убивают, и мы к этому привыкли. Почему ЖМП не счел нужным уделить этой теме большего внимания и основательно рассказать про этих женщин? Непонятно.

Можно по-богословски или по-пастырски это событие осмыслить? Мы как люди верующие понимаем, что так или иначе в этом есть какой-то промысел Божий: Господь призвал к Себе именно этих женщин, именно в это время и именно вот так. Почему? Не хочет ли Господь этим указать что-то и для нас? Какой духовный урок мы могли бы из этого случая извлечь? Подчеркиваю ― духовный урок. Чтобы это понять, нам нужно знать побольше об этих христианках, какая у них была духовная жизнь. А мы всего лишь говорим о терроризме, о трагедии, о преступлении, о том, что такое не должно повторяться, словно мы не Церковь Христова, а какая-то светская организация. Надеюсь, что рано или поздно об этих христианках исчерпывающая информация все же появится. Не хочется думать, что у нас люди для Церкви, а не Церковь для людей.

Ну, хорошо. А есть ли у нас что-нибудь хорошее, о чем можно тоже прочесть на страницах ЖМП, и даже конкретно вот в этих статьях, которые мы разобрали? Есть.

Священник о. Максим Викленко — разве это не прекрасно, что есть такие самоотверженные и искренние пастыри? И он пошел за Христом, как говорится, «ради Иисуса, а не хлеба куса». Ему дали возможность служить ― и он служит несмотря ни на что; выкладывается не за страх, а за совесть. И он не исключение, таких много. Нисколько не удивлюсь, если вы в комментариях расскажете о десятках, если не о сотнях примеров беззаветного и жертвенного служения наших пастырей и архипастырей. Вообще, хорошо, что о нем написали статью. Пусть скупо написали, но всё-таки отметили. Хорошо, что вообще обращают внимание на сельское духовенство в глубинке. В конце концов, не от редакции ЖМП зависит, как всё в Церкви функционирует.

Идея со списком профессий хотя и не жизнеспособна, но сам факт попытки как-то подойти к проблеме свидетельствует о том, что постепенно приходит осознание не только наличия проблемы, но и необходимости что-то предпринимать.

Если бросить взгляд на ЖМП в целом, то видны робкие попытки поставить острые вопросы, как-то осветить проблемы Церкви. Например, пусть как-то стыдливо и в виде вопроса, но при упоминании иеромонаха Фотия (Мочалова) все же указано, что при всей церковной целесообразности, цель, скорее всего, не должна оправдывать средства. То есть видны не только признаки кризиса, в котором находится Церковь, но и попытки подать признаки жизни, пусть очень слабые, робкие. Хочется надеяться, что эти попытки будут смелее, а действия решительнее. И начать нужно с признания проблем. Так что, у нас много хорошего. Но все это на уровне конкретных людей ― мирян, священников, епископов. А вот на уровне Церкви как системы, как организации, у нас очень большие проблемы.

Подведем итог. Я хотел указать на шесть признаков кризиса в Церкви, которые можно заметить, просто читая ЖМП. Мне кажется, что я это сделал достаточно убедительно.

Перечислю их еще раз:

1. Острые проблемы замалчиваются;

2. Церковь не в состоянии реорганизоваться в соответствии с запросом времени;

3. У духовенства и мирян искажено восприятие церковной информации;

4. Зачастую реальные действия мы заменяем пропагандой;

5. Подменяем результаты сегодняшнего дня историческими примерами прошлого;

6. Авторитарно навязываем обществу свое мнение.

Конечно, можно в церковной жизни найти множество примеров и противоположного характера: когда проблемы не замалчиваются, когда есть реальные действия и ничего ничем не подменяется. Однако указанные мной признаки, как и многие другие, к великому сожалению, встречаются все чаще и чаще. С моими оценками, конечно, можно не соглашаться, но проблема ведь не в том, что так вижу я, а в том, что так видит большинство нецерковных людей.

И я знаю, о чем говорю: год назад проводилось исследование реакции интернет-аудитории на церковную проповедь и вообще присутствие Церкви в информационном пространстве, результаты которого не оставляют в этом сомнений. Я выступал с докладом об этом на миссионерской конференции. Меня можно переубедить, что-то мне доказать, как-то подправить. Но как доказать обществу, что мы совсем не то имели в виду, и что на самом деле мы все белые и пушистые? Никак. Нужно просто изначально понимать, как считывают люди то, что мы демонстрируем, что они слышат, как они воспринимают.

Что еще я хотел бы сказать? Легко любить Церковь, когда она на подъеме, когда она изобилует подвижниками, как небо звездами, когда она устроена и сильна. Но нам Господь судил жить в другое время, когда наша Мать-Церковь тяжело больна. Это требует от нас особой чуткости, бережного к ней отношения, особой внимательности и любви, что не отменяет понимания серьезности ситуации и критичности ее положения. Надеюсь, что и вы это понимаете.

P.S. Имея некоторый опыт ведения своего канала, я могу предположить, какие вопросы, претензии, замечания мне сделают в комментариях. Поэтому заранее отвечу на некоторые из них.

1. Зачем выносить сор из избы?

Нужно покрыть немощь отца своего, как сделал Сим и Иафет, а не выставлять это наружу как Хам. Меня обязательно обвинят в грехе Хама. Но на самом деле, если я и открыл что-то новое, то только тем верующим, которые пребывали в уютном мирке собственных иллюзий. Я их вывел из зоны комфорта, объяснив на пальцах, что всё совсем не так, как кажется. Вот они-то и будут громче всех возмущаться по поводу «сора из избы». А на самом деле они так яростно охраняют вовсе не благочестие, не РПЦ, а собственный покой. Ведь я ставлю их перед необходимостью пересматривать свое отношение к очень многим вещам, а это неприятно.

Мои возлюбленные во Христе братья и сестры! Если вы хотите оставаться в мире собственных иллюзий, то, к сожалению, вам со мной не по пути. Я буду учить моих подписчиков смотреть правде в глаза, называть вещи своими именами и при этом любить Церковь. Нельзя все время оставаться младенцами в вере, нужно взрослеть на духовном пути.

2. Мирянам этого знать не нужно. Есть на то епископы, есть священники, пусть они разберутся. А что можем мы, миряне? Все эти вопросы не нужно выносить в интернет, а следует разбирать где-то тайно.

На самом деле у каждого в Церкви есть свое служение: у епископов одно, у священников другое. Каково же служение мирян? Миряне хранят веру и благочестие — это и есть ваше служение. Фактически именно вы и есть Церковь, а священники и епископы являются вашими служителями. Вы можете и даже должны спросить с нас. Как раз позиция мирян «моя хата с краю, ничего не знаю» и приводит к тому, что мы видим сейчас. Это именно вы должны крикнуть: «А король-то голый», если он действительно голый ― в этом ваше служение.

3. Кто ты такой, чтобы критиковать Церковь? Кто дал право?

Ну, во-первых, я христианин. Естественно, я православный христианин и верное чадо РПЦ МП. И этого уже вполне достаточно. Однако могу добавить, что я больше двадцати лет в сане. Из них 21 год являлся настоятелем сельского храма. Одно время даже был настоятелем пяти храмов, четыре из которых такие же пустые, как у о. Максима. Все эти годы служил на одном месте, в глубинке.

4. Почему Церковь должна ориентироваться на мнение нецерковных людей?

Если Церковь всерьез обсуждает тему «Нравственные ценности и будущее человечества», значит, ее слово обращено ко всему миру, и очень важно как тебя понимают, что слышат. Я показал, что мы думаем, будто несем слова любви и добра, а адресат наш слышит агрессию и формализм, поэтому наша проповедь остается бесплодной. Мы обязательно должны учитывать не только то, что мы говорим, но и то, что слышат другие.

5. Почему не разобрал доклад патриарха?

Моя задача была показать признаки кризиса в Церкви, а не озвучить претензии к патриарху. Отношение к патриарху — слишком больной вопрос. Я специально взял нейтральные и с виду безобидные темы для анализа, чтобы мы могли спокойно во всем разобраться. По этой же причине я не стал разбирать статью «Век назад Россию поразила смута», чтоб мы не увязли в спорах и оценках исторических событий. Так же и с патриархом.

6. Как вы относитесь к «непоминающим»? Вы сами поминаете патриарха?

Да, я поминал и поминаю патриарха Кирилла. К «непоминающим» отношусь отрицательно. Считаю, что несмотря на все недостатки и проблемы сегодняшнего дня, у нас нет никаких оснований для неповиновения законному патриарху. И не нужно мне в комментарии присылать ссылки на всякие видеосвидетельства, статьи и прочее. Я не вчера родился и понимаю, о чем говорю.

Однако хочу отметить, что количество духовенства, которое не поминает патриарха Кирилла, растет, и растет стремительно. Это уже никого не удивляет. Если не начать говорить с духовенством честно и прямо, то, к сожалению, могут возникнуть очень серьезные проблемы. Уроки обновленческого раскола никто, кажется, извлекать не собирается.

Надо сказать, что прекращение поминовения патриарха ― это, на самом деле, жест отчаяния. На этот шаг зачастую идут как раз люди принципиальные, многие из которых когда-то были подобны о. Максиму. Так что тут всё серьезно. Фактически Церковь теряет опытных священников, которые безукоризненно проходили свое служение на протяжении многих лет, имеют свое мнение и не боятся его высказывать, даже вот таким радикальным, я бы сказал, способом.

7. Ник «Киберпоп» ― это заигрывание с молодежью?

В статье Ловцы человеков. У истоков «Киберпоп ТВ» я рассказываю где, когда и при каких обстоятельствах я получил этот ник. Повторю вкратце.

Первые лет 15 моего служения я так же, как о. Максим Викленко, бегал за людьми и ощущал себя гласом вопиющего в пустыне. Безусловно, у меня были успехи, и кому-то они даже могут показаться значительными. Но, на мой взгляд, они несопоставимы с трудозатратами, о которых знаю только я, моя жена и Господь Бог. В процессе этой беготни я пришел в интернет, где получил возможность общаться не столько с церковными людьми и примкнувшими к ним, сколько с нецерковными, что важнее.

Дело было на сайте «Smotri.com». Это некий предтеча приложения «Periscope», где собирались люди достаточно прямолинейные, которые за словом в карман не лезли. Они-то и прозвали меня «киберпопом» — в шутку, конечно, но как-то приклеилось. Я общался с ними в режиме прямых трансляций в течение трех лет, достаточно успешно. Нарезки тех трансляций до сих пор с удовольствием активно смотрят на моем канале. Так что это не я себя так назвал, это меня так назвали нецерковные пользователи интернета. Я всего лишь не отверг это прозвище, сделав его своим никнеймом и назвав так свой проект.

Я три года транслировал на аудиторию, значительная часть которой люто ненавидит РПЦ, патриарха, епископат и вообще духовенство. По крайней мере, демонстрирует это. Но я смог найти с ними общий язык. Вот они-то меня и называли «наш киберпоп». Этот ник я считаю своим трофеем, им дорожу и от него не откажусь.

8. Откуда у вас, сельского священника, деньги на блогинг? У вас дорогая аппаратура, iMac, iPhone. Все это стоит недешево.

Да, действительно, технически я оснащен очень хорошо. Всё это заслуга одного человека, который несколько лет назад поверил в меня, в мою идею. Он просто взял и технически оснастил меня. Сейчас этого человека нет с нами ― в 2014 году он скоропостижно скончался от сердечного приступа. Царство ему Небесное! Позже кое-что было пожертвовано уже другими людьми, за что я им очень благодарен. Кстати, поскольку я служил в селе, то мне было проще найти время для ведения своего проекта в интернете. Правда, можно было свое свободное время как-то выгоднее потратить с материальной точки зрения ― например, подзаработать денег на светской работе, но…

В следующей публикации я помещу ответы на вопросы по этой теме, которые были заданы моими подписчиками на YouTube-канале «Киберпоп ТВ» и в социальных сетях.

Помогай Господь.

Фото с сайта "Журнал Московской Патриархии"
Фото с сайта "Журнал Московской Патриархии"

Навигация по статьям канала Киберпоп ТВ