10 473 subscribers

Кризис в РПЦ. Ответы на вопросы. Часть 1

2,4k full reads

В предыдущей публикации я обещал тщательнейшим образом проанализировать все комментарии к ролику «Кризис в Русской Православной Церкви на страницах Журнала Московской Патриархии», опубликованному 16 мая 2018 года на YouTube-канале «Киберпоп ТВ», а также ответить на вопросы. Выполняю свое обещание.

Проанализировав все комментарии, можно сделать вывод о том, что более 90 % людей, просмотревших ролик, согласны с моим мнением. С одной стороны, это хорошо: я довольно точно попал в нерв ситуации. С другой стороны ― плохо, потому что для многих я оказался «Капитаном Очевидность».

Аудитории наиболее острой показалась тема дополнительного заработка священнослужителей. У многих вызывает раздражение меркантильность некоторых священников, которые ездят на дорогих иномарках, используют дорогую церковную атрибутику, тогда как сельские священники вынуждены сводить концы с концами. Такое негативное отношение переносится на всю Церковь, особенно людьми нецерковными. Многие отметили, что за спиной каждого священнослужителя, вынужденного искать дополнительный заработок, стоит его семья. Подписчики выразили озабоченность незащищенностью такой категории православных, как жены и дети священников. Кстати, в комментариях отметилось много священнослужителей и членов их семей, которые не только подтвердили мои слова и выводы, но и могли бы добавить кое-что от себя.

Было отмечено, что с мирянами в храмах не проводится никакая работа. Людям нужен священник, который будет доступен двадцать четыре часа в сутки и который сможет уделить достаточно внимания каждому прихожанину. Однако этого не происходит.

Очень многие выражают неоднозначное отношение к патриарху, полагая, что он в курсе всех проблем Церкви, но предпочитает их замалчивать и делать вид, что их не существует. Что касается авторитарности и агрессивности, то ее хорошо чувствуют не только вне Церкви, но и внутри нее. Об этом тоже много писалось в комментариях. Во многих храмах прихожане чувствуют жесткость, грубость, равнодушие священников. И такое отношение, по их мнению, культивируется сверху вниз. Я с этим мнением согласен.

Большую тревогу вызывает тот факт, что некоторые христиане видят Церковь как инструмент подавления и управления и не видят там Бога, к великому сожалению. Безусловно, есть и те, кто не желает ничего видеть и знать, но большая часть православных, прокомментировавших ролик, устала от неискренности и лжи. И, к сожалению, они не видят возможности что-либо изменить.

Противоречивые мнения прозвучали по поводу приходских общин. Одни говорят о том, что прихожане никак не могут повлиять на ситуацию. Другие предполагают, что, может быть, проблем в Церкви было бы меньше, если бы была активная приходская община. Может ли приходская община спасти ситуацию? И какой должна быть приходская община?

Про общину ― отдельный разговор. В целом, мое мнение следующее: православные общины ― в том виде, в каком они чаще всего представляются и духовенству и мирянам ― в настоящее время не нужны. Отсутствие их в жизни современной Церкви я воспринимаю как положительный факт, который промыслительно сохраняет нас от фрагментации и сползания в сектантство. Дело в том, что духовенство очень хорошо научило свою паству простой истине, что осуждать ― грех, а осуждать священноначалие ― тем более, но при этом совсем не научило паству тому, как можно критически относиться к действиям самих священников и к жизни Церкви в целом, не скатываясь при этом в грех осуждения. У основной массы мирян нет никакого духовного взросления, движения к полной мере возраста Христа. В результате мы имеем толпу младенцев в вере с отключенным критическим мышлением, и если из них начать формировать общины, то это прямой путь в сектантство.

Часть людей уверена в том, что кризис всегда сопровождал РПЦ, и это ее нормальное состояние. Иными словами, в ближайшее время ничего не изменится, и нужно смириться со сложившейся ситуацией.

Просят назвать период, когда кризиса не было. Называю: с момента своего рождения в день Пятидесятницы и до греха Анания и Сапфиры Церковь жила в период полного отсутствия кризиса. Но этот период уникален, он не повторится никогда. Так что, состояние кризиса ― обычное явление. Однако, во-первых, кризис кризису рознь, он не может быть константой, и некоторая синусоида всегда присутствует. Во-вторых, можно относиться к происходящему как к кризису (не норме), а можно сказать, что это и есть православие. Согласитесь, это большая разница.

Небольшая часть комментирующих заявила о том, что проблемы Церкви не нужно выносить на всеобщее обсуждение, но это, видимо, те, кто не досмотрел ролик до конца. Там я уже отвечал на подобные вопросы и здесь не буду повторяться.

Прозвучал и такой комментарий: священников, конечно, жалко, но, думаю, все наладится, ведь глава Церкви ― Господь Бог Иисус Христос, и Он сказал: «Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство». (Лк. 12:32). На это скажу: да, Отец благоволил дать нам Царство небесное ТАМ. Вопрос: как нам быть здесь? Потому как Господь сказал и другие слова: «Вы ― соль земли, если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Мф. 5:13).

Многие комментаторы высказали озабоченность тем, что мне за этот ролик может последовать некое прещение. Само по себе это говорит не только о наличии глубокого кризиса в Церкви (иначе беспокоиться не нужно было бы), но и о том, что люди прекрасно его чувствуют. Благодарю всех за заботу, прошу молитв, ну а время покажет: будут ли прещения или нет.

Прозвучали и предложения по изменениям существующего порядка вещей. Однако хочу сказать следующее: каждый из нас призван Господом к какому-то служению. На настоящий момент я не чувствую в себе призвания, чтобы менять существующее положение, проводить или предлагать какие-либо реформы. Я пастырь, и моя задача ― помочь своей пастве расти духовно в тех условиях, которые имеются в наличии. Проще говоря, не условия менять, а помогать меняться вам. Если Господь призовет меня к другому служению, то займусь другим, а пока стараюсь оставаться в рамках того служения, к которому призван.

И мы плавно перешли к вопросам.

  • Хотелось бы услышать, неужели Предстоятелю Церкви уместно окружать себя такой роскошью для личных нужд, в то время как всерьез рассматривается вопрос о подработке для простых священников?

Вопрос довольно сложный, с ним можно и согласиться, и не согласиться. С одной стороны, ни яхты, ни самолеты, ни дорогие машины, ни роскошь сами по себе — не проблема, проблема в другом. Вот, например, царь Давид, будучи царем, то есть, имея все, что можно было иметь человеку в то время, был вполне благочестивым человеком и «право правил народом Божьим». Ничто ему не мешало: ни власть, ни деньги, ни роскошь, ни даже наличие нескольких жен и множества наложниц. Так что, проблема вовсе не в роскоши, не в деньгах, не во власти и так далее. Проблема в другом.

С другой стороны, конечно, вся эта роскошь демонстрируется, и другие правящие архиереи, священнослужители, видя все это, тоже начинают этим заражаться. В итоге получается то, что получается. Так что здесь вопрос спорный: с одной стороны, вроде бы, не в деньгах дело, не в роскоши, пусть у Предстоятеля Русской Православной Церкви будет достойная машина, самолет и все остальное. Пусть все это будет, ничего страшного: он же Предстоятель Русской Православной Церкви, не просто так. Но с другой стороны, конечно, вопросы все-таки есть.

  • А Вы не хотите объяснить своим виртуальным овцам, что замечать у других яхты, самолеты, вертолеты, золотые сидения и сокрушаться благочестиво, что лучше, мол, все продать и отдать в бедные приходы ― это дух Иуды?

Здесь имеется в виду тот случай, когда женщина помазала Господа миром, а Иуда сказал: «Не лучше ли продать драгоценное миро и раздать бедным?». Нет, я думаю, что это неуместное сравнение, потому что, во-первых: не нужно путать Господа Иисуса Христа и священнослужителей, а во-вторых: Иуда был вором. И в Евангелии тут же помечено, что он так сказал не потому, что заботился о бедных, а потому что был вором и надеялся получить с этого какой-то процентик. А те люди, которые задают вопросы о роскоши, не о своем кармане пекутся, так что параллели, мне кажется, здесь неуместны.

  • Как именно миряне должны хранить веру и благочестие? Как это должно происходить технически?

«Технически» это происходит по-разному. В истории можно многое увидеть из прошлого, как это происходило в прежние времена. Например, сто лет назад миряне ― «чисто технически» ― пришли, храмы закрыли, выкинули оттуда все святыни, иконы, книги, достали мощи святых, священнослужителей собрали и отправили на стройки ― Беломорканал строить, либо лес валить, либо железную дорогу где-нибудь прокладывать ― в общем, приносить пользу народному хозяйству. Многие при этом, конечно, погибли, пострадали, но это было цунами народного гнева, неприятие всего церковного. Хотя, все те миряне в церковном отношении были достаточно грамотными людьми. Они заканчивали не просто курс «Основы православной культуры» в четвертом классе один час в неделю со светским преподавателем. Они учились в церковно-приходских школах, священники обучали их читать и писать по церковным книгам, бабушки и мамы водили их причащаться в храм ― все это было. Сказать, что это были религиозно безграмотные люди ― неправильно. Среди революционеров были семинаристы, дети священников — вполне религиозно образованные люди — и они это сделали. Это был бич Божий, которым Господь нас наказал. Они взяли и с корнем, с мясом все выдрали, Церковь от государства отделили и поставили нас на место. Жестко, хлестко, грубо, море крови пролили, но они это сделали. Мы никаких уроков из этого не вывели и пытаемся наступить на эти же грабли. Я думаю, что следующая волна сметет все, что осталось, и что предыдущая не сломала. Вот так это может выглядеть «чисто технически». Чтобы не доводить до таких крайностей, мирянам следует проявлять активность, пассионарную позицию.

  • Что в такой ситуации могут сделать неравнодушные миряне? Писать в епархию обличающие письма, устроить бойкот «Журналу Московской Патриархии» или остается только молиться?

Здесь мне не нравится конец вопроса: «или остается только молиться». В этом чувствуется какая-то безнадежность, что мы ничего не можем сделать, остается только молиться. Эта формулировка свойственна скорее людям маловерующим и в данном контексте неправильна. Вы пишете о том, что, может быть, написать письмо епископу или остается только молиться. То есть предлагаете, по сути дела, поговорить с правящим архиереем или с Господом Богом? Что из этого важнее? Мне кажется, что разговор с Богом важнее. Когда проводят прямую линию с президентом, каждый стремится задать вопрос: «У нас яма на асфальте, когда ее заделают?», «А вот у нас лекарств в аптеке не хватает». И еще не успел человек до конца озвучить свой вопрос, как тут же возле ямы КамАЗ с асфальтом, и уже все закатывают. Президент еще слушает, а там уже шестеренки двигаются, и все происходит.

А здесь у вас прямая линия не с президентом, а с Господом Богом, причем двадцать четыре часа в сутки. Это и есть молитва. И вы говорите, что остается только молиться? Да, но это не так мало. Это много! Молитва ― это много! Это во-первых. А во-вторых, нужно не только молиться. Бог-то Бог, да и сам не будь плох. Вы сами должны меняться, укреплять свою веру, восходить от силы к силе, двигаться в сторону полного возраста Христа, понимаете? Должны взрослеть духовно, не бояться задавать себе разные вопросы, смотреть правде в глаза, называть вещи своими именами. И по мере Вашего духовного роста перед Вами будут открываться новые возможности. Пока Вы стоите на месте, у Вас горизонт возможностей ограничен, но когда будете расти духовно, Господь предоставит Вам возможность и что-то сказать, и что-то сделать. Все зависит от состояния души. Пока Вы на низкой ступени ― Вам немногое доступно, повзрослеете ― поднимитесь повыше, возмужаете ― возможностей будет больше. Так что, укрепляйте свою веру, развивайтесь духовно ― и это немало. Миряне должны занимать более активную позицию.

Вот, например, вышел ролик некоего адвоката, который защищает о. Владимира Головина. К этому ролику масса вопросов, но когда я его увидел ― радовался, что он есть. Пусть у него есть недостатки, но то, что мирянин в принципе начинает задавать вопросы священникам, в том числе посредством YouTube — уже хорошо. Если таких роликов будет десять-пятнадцать-двадцать ― то, я думаю, что о. Александр Новопашин к следующим Рождественским чтениям будет готовиться гораздо тщательнее и подбирать слова будет аккуратнее, зная, что могут посыпаться неприятные вопросы, и придется отбиваться. Вот это и есть некое движение. Проявлять активность ― это хорошо.

Продолжение следует...

Фото DarkWorkX с сайта Pixabay 
Фото DarkWorkX с сайта Pixabay 

Навигация по статьям канала Киберпоп ТВ