Агент Хинчагов: «Дзюба – хороший вариант для Милана»

13 May 2020
<100 full reads
6 min.
142 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 65% of the total page views
6 minutes — average reading time

Вторая часть интервью с агентом Маратом Хинчаговым. В первой части были разговоры об Осетии и больших футболистах из этого региона. Здесь – более глубокие мысли, как не хайповать на футболе, а создавать и развивать.

* * *

Знаю, что ваше агентство пытается подписать Вадима Карпова из ЦСКА. Но камень преткновения – его отец. На какой стадии сейчас переговоры?

Думаю, что оформить сотрудничество с Вадимом много кто хочет. Мы встречались с его отцом Юрием Витальевичем, рассказали о себе, пообщались, проявили заинтересованность и на этом всё. Иногда Вадим с другими ребятами приходит к нам в гости: наши двери всегда открыты. Но мы с ними не обсуждаем сотрудничество. Он только в начале своего пути, и для нас отношения важнее подписанных бумаг.

Отец хочет, чтобы сын стал как Березуцкие и Игнашевич для ЦСКА, или они замахиваются на Европу?

Знаю, что сам игрок хочет попробовать себя в Англии, но понимает, что пока надо доказывать здесь. Ему очень повезло в плане игрового времени: в 17 лет играть в ЦСКА – это очень круто. Он должен развиваться семимильными шагами. Вспомним себя в 17 лет (смеётся)?! Все зависит от ментальности и устойчивости. Очень важно, кто будет рядом с ним находиться. На парня оказывается большое давление, с которым в 17 лет не каждый из нас бы справился.

Ваше агентство помогало устраивать Ману Фернандеша в «Краснодар».

Сделка прошла второго сентября – в последний день заявки. «Краснодару» понадобился игрок на эту позицию за 3-4 дня до этого. Был цейтнот. Так сложилось, что мы предложили адаптированного футболиста и «Краснодар» эту идею поддержал. У него были варианты из Турции, но «Краснодар» для игрока был в приоритете, поэтому сделка и срослась.

Смородская в одном интервью назвала Ману «отвратительным типом». Он отвратительный тип?

Чтобы назвать кого-то отвратительным типом, нужно считать возможным оценивать людей и их человеческие качества. Я не считаю нужным это делать. Тем более публично. Смородская – руководитель клуба, ее работник – Ману. Если мой работник отстаивает свои интересы, а руководитель не способен доступными ему компетенциями убедить его пойти навстречу, то переход на личности будет лишь подтверждением профессиональной некомпетентности.

По моему мнению, Ману – один из самых профессиональных футболистов, которого я встречал.

Ты мне говорил, что Реми Кабелла мог перейти из «Сент-Этьена» в «Динамо». Почему трансфер не состоялся?

 Я думаю, что если бы не было «Краснодара», Кабелла все равно в «Динамо» бы не перешёл.

Instagram Реми Кабелла
Instagram Реми Кабелла

Ты был посредником?

Не совсем. Мы общались с отцом Кабелла. Для «Краснодара» это не было секретом, потому что они тоже общались с ним больше года. И в итоге игрок удачно перешёл в «Краснодар».

 

А кто–нибудь из Европы тебе звонил по российским игрокам?

Звонят много, интересуются. Из последнего –такой живой интерес был по Магкееву из «Локомотива». Звонили наши итальянские партнеры. Они связались с нами и просили узнать, возможно ли вытащить его в Италию. По их мнению, его можно вырастить до топ–уровня. Но сейчас это невозможно.

 Невозможно, потому что Сёмин не хочет?

«Локомотив» пока не рассматривает вариант с продажей. А вообще, нужно приходить с готовым предложением. А в данной ситуации по Магкееву - это было лишь прощупыванием ситуации.

Из актуального. Слухи отправляют Алексея Миранчука в «Барсу», а Артема Дзюбу – в «Милан». Что скажешь? 

По нашим данным, «Барселона» действительно ищет игрока на позицию левого вингера с левой ногой. Более того, к нашим эксклюзивным партнёрам – компании «Cornersport Management» – обращался европейский агент с просьбой помочь найти вариант для братьев Миранчуков, но мы подобным образом не работаем. 

Также по нашей информации, «Милан» действительно ищет, кем заменить Ибрагимовича. Дзюба очень хороший для них вариант, но нужно понимать, что как и в случае с Миранчуками, в шорт-лист этих клубов входят десятки футболистов на каждую позицию. Нахождение в списках - это только первый этап. И даже официальный запрос клуба покупателя ещё не говорит о том, что есть полная определенность по кандидату. Сейчас это больше похоже на разогрев рынка и привлечение внимания футбольных клубов к конкретным опциям, которые сейчас есть на рынке.

* * *

Что ждёт российский футбол в ближайшее время?

 Сейчас рассматривается несколько вариантов «развития», которые, на мой взгляд, как мертвому припарка. От перестановки мест слагаемых сумма, как известно, не меняется. Хоть 14 команд сделай в чемпионате, хоть 22. Сделай лимит 6, или 8, или 10, это ничего не изменит. Весна/осень или осень/весна. Если нет правильного плана по развитию футбола в регионах, нет правильно организованной вертикали управления, нет никакой ответственности сторон, нет контроля там, где он необходим. Нет равной защиты интересов всех субъектов футбола. И даже не все субъекты определены.

Пока мы, как и в большинстве сфер нашей жизни,  довольствуемся потемкинскими деревнями, строим иллюзии, а не футбол. Раздуваем себе звезд росчерком пера и закапываем их же тем же способом, когда так велит его величество «Хайп».

Звезды эти так и остаются «для внутреннего пользования», но потом начинают и сами в это верить, а обществу это не нравится. Так рушатся судьбы, ломаются карьеры. Для футбола от всего этого никакой пользы.

 

А кто считается субъектом футбола?

Детский тренер – это основополагающее звено в пирамиде футбола. Это фундамент, на котором держится вся структура мирового футбола. Думаю не надо объяснять «почему». Детский тренер – это и «мать», и «отец» в футболе. Как воспитает, таким и будешь. Что вложит, то и понесешь. С тренером дети проводят не меньше времени, чем с родителями.

Личный архив Марата Хинчагова
Личный архив Марата Хинчагова

Есть вещи, которые невозможно исправить на взрослом уровне. Как ни старайся. Это как учить взрослого человека иностранному языку. Как бы он ни прогрессировал, он никогда не сможет это делать лучше и естественнее тех, кто делает это с пяти лет.

В существующей системе детский тренер – это безликая, не имеющая права голоса функция. Он не имеет никакой мотивации, никакого признания, никакой защиты. Он не то что сливки не снимает: его даже в дом не пускают, в котором варится суп. А между тем это призвание. Невозможно быть педагогом без призвания. Они дают образование. Иначе говоря «образовывают» футболиста, личность, человека.

Личный архив Марата Хинчагова
Личный архив Марата Хинчагова

Именно этот вопрос самый важный. Подготовка тренеров и изменение их действующего места в футболе. В первую очередь это касается их финансовой мотивации. Не обязательно тупо копировать нормы ФИФА и УЕФА. Там совершенно другие условия. Мы способны и сами придумать системы управления футболом, при этом оставаясь в соответствии с их нормами. Думаю, что если послушать идеи людей, которые работают на полях, а не только в кабинетах, то можно придумать что-то полезное.

 

Что мы имеем сейчас?

 Не будем брать за пример московские академии и Краснодар с Питером. Там те же проблемы, но для большего понимания окунемся еще глубже. Детский тренер из Владикавказа. Заработная плата – 25 тысяч, хотя возможно и меньше. В школе нет денег для поездок на турниры даже в соседние регионы. Соответственно, дети ездят за счет родителей, а тренеру приходится чувствовать себя, будто милостыню просит. В какой-то момент родители решают увезти ребенка 14-15 лет в московскую академию. Что получает за свои труды первый тренер? Какая у него еще мотивация? Как защитить свой труд? Когда ты много лет искренне вкладываешь душу и сердце в человека, радуешься с ним его успехам и горюешь над неудачами. Когда видишь, что вот–вот он засверкает, а его от тебя увозят. Возможно, он через лет 5-10 привезет тебе в школу мячи и бутсы, если заиграет.

Странно думать, что тренер после этого не будет искать возможность себя защитить. Единственный выход для тренера – сотрудничество с агентами, чья деятельность на самом деле еще менее защищена, но иного выхода никто предусмотреть не хочет. Естественно, что выбор падает на наиболее известных агентов, что бьет по всем сторонам данного круговорота. Игрок становится для агента полуторатысячным и не будет в полной мере ощущать опеку, заботу и деятельность агента в целом. Агенты финансовым уровнем ниже вымирают из–за недостатка работы. Тренер не думает о работе, а представляет из себя скаута футбольного агентства. Это я еще сократил цепочку: там внутри еще свои паразитические звенья имеются. Короче говоря, голодные игры. Как думаете, кого мы способны вырастить в данных обстоятельствах?

 В 2011 году мы узнали, что будем принимать чемпионат мира–2018. Примерно со времен Виктора Онопко у нас было понимание, что существует проблема центрального защитника. Почему никто не воспользовался полнотой власти в футболе, неограниченными финансовыми возможностями, чтобы за 7 лет не вырастить ни одного центрального защитника для сборной? Наши предки за этот срок страну из аграрной в промышленную перестроили, а мы 2/3 футболистов не можем запланировать и исполнить? Георгий Джикия вырос вопреки. Думаю, всем понятно, что это не продукт слаженной системы. Скорее, травинка, проросшая сквозь бетон.

Отвлекусь. Знаешь, есть каналы на YouTube, которые делают свой оригинальный контент, а есть каналы, которые переводят видео на русский язык. Проще говоря, занимаются копипастой. Вот и нам, наверное, для нашего внутреннего развития нужно быть оригинальными и меньше заниматься бездумной копипастой.

Мыслить нужно не только глобально, не только сотнями и тысячами, но и единицами. Нужно совместить наши усилия и в общем, и в частном. Тогда всё получится. К нам волшебник не прилетит, тем более в голубом вертолете. Нам самим нужно перепрошиться. Данная прошивка устарела. Давайте от юзания переходить к созиданию. Перейдем от осваивания к выстраиванию.

 

А что будет с клубным футболом? Кризис, вирус, карантин?

Как раз в данном случае, это не имеет глобального значения. Локально кто-то разорится, кто-то потеряет контракт, кто-то завяжет с футболом. Это неприятно. Но глобально футболу ничего не угрожает. В него играют всегда и везде.

Коронавирус – это идеальная возможность абсолютно для всех. Как для демагогов и диванных критиков, так и для созидателей и реформаторов. Выбирать нам.

В стране таких масштабов, как Россия, есть такие плюсы, которых нет ни у кого. Мы годами слушаем, что расстояния – беда нашего футбола, но это не поддается моему пониманию. Связывать дальние перелеты с уровнем футбола – это нонсенс. Это как оценивать стоимость селедки в километрах. Но чтобы не просто критиковать, я выскажу свою мысль.

Плюс нашей страны в том, что мы можем уместить в ней с десяток стилей и школ. Здесь и придумывать ничего не надо: просто оглянитесь на 30 лет назад. В одной стране успешно функционировали, уживались, сражались и росли закавказская, украинская, прибалтийская, азиатская и российские школы, внутри которых были деления на стили и философии. Это давало возможность тренеру сборной страны выбирать состав под стиль, который он проповедует. И тренеров эти школы рождали разных стилей и игроков. И вот это нужно восстановить. Создание межрегиональных футбольных центров, наделение их полномочиями и обязанностями по подготовке кадров, созданию программ развития, принятию методик, финансовому регулированию. Этого ждут болельщики и ждет футбол. Это работает.

Сейчас в Москве есть коммерческая школа «Барселоны»: там детям прививается определенный стиль и уже сейчас видно, что это работает. Оказывается, и наши дети способны отдавать точный пас с закрытыми глазами. Но это лишь одна школа и, возможно, никто из ее выпускников не найдет себе в России команду по стилю. Это тот случай, когда нужно переходить от меньшего к большему. Забыть о шаблонах и совершить прорыв. Главное - желание.

 

Где нам еще нужно расти?

 Нас ждет неминуемый прорыв в непрофессиональном футболе. Студенты – тоже люди: не все выпускники футбольных школ становятся профессионалами. Только процентов 3–5. Остальные тоже хотят какой-то конкуренции. Любительских соревнований нужно больше! Это несомненно! Отсюда мы получим новых тренеров, медицинских работников, менеджеров, футбольных судей, комментаторов, журналистов. Эти люди смогут творить, импровизировать, тестировать новые идеи, анализировать. Резко повысится средний уровень понимания футбола. Это будет точка роста.

 Сначала мы поднимали футбол в целом, потом начали строить крышу в виде сборной России и клубов РПЛ. Потом вспомнили о фундаменте, понастроили полей… Остались стены в виде студенческого и полупрофессиональногофутбола, а также подготовка квалифицированных кадров как в управленческом, так и в тренерском, медицинском и иных направлениях.

 

Что мешает?

 Система российского футбола – сложно–управляемая махина, которая слишком громоздкая и большая, чтобы быть ориентированной персонально. Изменить эту систему разом не получается, хотя попытки были и продолжаются. Но это жизненно необходимо.

На мой взгляд, нужно больше полномочий на региональном уровне и ниже, чтобы люди на местах могли формировать адаптированные под конкретный регион программы развития, составлять планы (даже, как пример, сколько каких позиций регион планирует довести до сборных России за отрезок времени), готовить кадры, взаимодействовать с соседними регионами, развивать свой стиль футбола.

Развитие футбола в регионах самый прямой путь к рождению звезд мирового футбола в России. В 1995 году «Алания», став чемпионом страны, дала такой импульс, благодаря которому игроки из Осетии до сих пор радуют болельщиков по всей России. «Анжи» дал такой импульс, что тысячи дагестанских мальчишек пришли в футбол и уже дают о себе знать. Один Шапи чего стоит! Вот эти импульсы мы и должны создавать. Не спонтанно! Это нужно планировать! 

Когда мы к этому придем, когда будет возможно оперативно, начиная с самого низкого уровня, реагировать, созидать, развивать и быть под полным надзором и защитой РФС, тогда и будет прогресс. Созидающие люди должны быть уверены, что их труды под защитой и в долгосрочном будущем в безопасности. Тем более, когда это касается детей и подростков.

 

Кто платит, тот и заказывает музыку.

Тысячи людей в стране, которые готовы вкладывать деньги в футбол как в спорт, а не в коммерцию. Но это наименее защищенная ниша, и поэтому она практически пуста. Сергей Николаевич Галицкий и Леонид Арнольдович Федун – это просто герои. Я же говорю о тех людях, которые имеют меньшие финансовые возможности, которые они готовы использовать на благо футбола. Содержать школу, например, или инвестировать в футболистов можно. Но здесь твои инвестиции защищены только честным словом.

Вот почему хорваты могут играть в футбол, продавать ежегодно на сотни миллионов евро, а мы не можем? Почему в бедной Сербии рождается звезда за звездой уровня «Интера», «Милана» или «Реала», а у нас это единичные случаи? Потому что они маленькие, более поворотливые и управляемые как системы футбольной иерархии. Там не строят иллюзий и потемкинских деревень. Там есть четкое понимание футбольного рынка, его перспектив и защищенности своей деятельности.

АНАР ИБРАГИМОВ