Ответит ли наука на вопрос: Кто мы?

15 March

Ответит ли наука на вопрос: Кто мы?

Сегодня в мире действует несколько программ по исследованию мозга. Это европейская программа Human Brain Project, стартовавшая в 2013 году, американская программа BRAIN Initiative, начатая в 2014 году и рассчитанная до 2025 года, японская программа Japan Brain /MINDS Project, также начатая в 2014 году, китайская программа China Brain Project (2017-2030), с 2018 года действует корейская программа Brain Project. Есть еще свои программы исследований мозга в Израиле, Австралии и Канаде. Общая численность ученых, работающих в этой области, составляет свыше 100 000 человек.

В февральской лекции 2020 года, посвященной итогам исследования мозга в 2019 году, Константин Владимирович Анохин нейробиолог, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН и Директор Института перспективных исследований мозга МГУ имени М.В. Ломоносова, рассказывая о том, каких успехов достигли нейронауки в исследовании мозга, неожиданно выразил свое критическое отношение к состоянию в области мировых исследований мозга.

С каждым годом совершенствуются методы исследований мозга, позволяющие создавать огромные базы данных полученных результатов – активности мозга в самых разных ситуациях. Как отметил К.В. Анохин, возникает вопрос: «Что дальше?».

Ситуация на сегодняшний день такова: большие международные программы исследования мозга, сотни тысяч исследований, миллиарды долларов и ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ДАННЫХ ИНФОРМАЦИИ в этой области. «Сегодня в мире имеется огромное количество публикаций, и каждый раз заявляется, что это очередной прорыв, но за 40 лет моей работы я уже стал критически относиться к этим заявлениям». - говорит К.В. Анохин.

Он подчеркнул также, что невозможно ученому, посвятившему исследованию мозга всю свою жизнь, будучи честным с самим собой, не оказаться разочарованным. Возникает ощущение, что наука буксует на месте, и это не может не тревожить любого исследователя – появляется некий скепсис.

Анохин заметил, что если не выбрать никакого «противоядия», то может наступить зима в области исследования мозга, обусловленная тем, что огромные ресурсы, которые в это вкладываются, не приносят ничего существенного, как это было, например, с надеждами в области исследования искусственного интеллекта.

Исследователи, которые не могут прорваться в понимании каких-то более важных фундаментальных принципов, начинают заменять их, чтобы делать что-то, чтобы продолжать работать и уважать себя. Поскольку цель, которая была поставлена, никак не достигается, они вынуждены говорить, что она не актуальна и выбирают другие цели – например, получение большого количества результатов, что приводит к созданию огромных баз данных.

Продолжая, свое выступление, Анохин привел высказывание Нобелевского лауреата по физиологии и медицине (2004 года) Ричарда Акселя, который сказал: «У нас нет логики для превращения нейронной активности в мысль». Понимание не достигается большим количеством фактов - оно достигается свертыванием этого количества фактов. Аксель говорит о том, что у нас нет алгоритма свертывания этих миллионов фактов в принципы, которые дают нам объяснение.

Сегодня ученые не знают, КАК ПОСТРОИТЬ ЭТИ АЛГОРИТМЫ, поэтому не могут, по словам К.В. Анохина, извлечь смысла из огромного количества фактов, особенно в такой сложной проблеме: «Как работа нервных клеток создает наши мысли, чувства и эмоции, т.е. субъективный опыт?».

К.В. Анохин считает, что нужна теория, которая ответит на вопрос: «Кто мы?», «Откуда мы?» и «Что становится с нами в конце жизни?». Эта теория должна ответить на вопрос, который интересует каждого человека: «Что представляет собой наше психическое содержание?»

Фрагмент лекции ниже.