8 subscribers

Наука в годы Великой Отечественной войны (часть 1)

Сегодня исполняется 76 лет со дня Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Великая Отечественная война 1941-1945 годов стала тяжелейшим испытанием для советского народа. Но, несмотря на ужасы и невзгоды военных лет, наука в Советском Союзе не умерла, учёные продолжали работать.

Наука в годы Великой Отечественной войны (часть 1)

Значительный вклад в завоевание победы внесли ученые крупнейшего научного центра страны - Академии наук СССР.

23 июня 1941 г. в Президиуме АН СССР состоялось расширенное заседание, в работе которого приняло участие 60 крупнейших ученых страны. В повестке дня заседания стоял один вопрос - перестройка работы научных учреждений на военный лад. 28 июня 1941 г. Академия наук обратилась к ученым всех стран с призывом сплотить свои силы для защиты культуры от гитлеровских варваров.

Здание Президиума Академии наук СССР
Здание Президиума Академии наук СССР

Однако развернуть в полном объеме намеченную Президиумом АН СССР оборонную работу научным учреждениям Академии наук пришлось уже за пределами Москвы. 22 июля 1941 г. началась эвакуация учреждений Академии наук СССР на восток. Правительство заботилось о том, чтобы создать ученым более спокойные условия для творческой работы и в то же время сохранить сложившиеся научные коллективы, дать им возможность плодотворно работать.

После эвакуации учреждений Академии наук в Москве продолжало работать всего лишь 227 сотрудников, в их числе 6 академиков, 17 членов-корреспондентов, 141 научный сотрудник и 63 научно-технических сотрудника.

Физика в годы Великой Отечественной войны

Всем понятно, что значительную роль в создании современного оружия играет техника, основой которой служит физическая наука. Какой бы новый вид вооружения не создавался, он неминуемо опирается на физические законы: рождалось первое артиллерийское оружие - приходилось учитывать законы движения тел (снаряда), сопротивление воздуха, расширение газов и деформацию металла; создавались подводные лодки – и на первое место выступали законы движения тел в жидкостях, учет архимедовой силы; проблемы бомбометания привели к необходимости составления таблиц, позволяющих находить оптимальное время для сброса бомб на цель.

Предстояла сложнейшая организаторская работа, которую к тому же требовалось выполнить в кратчайшие сроки. Нужно было: переместить все крупные научные центры в отдаленные и безопасные районы страны (физические и физико-технические — в Казань); сохранить научный потенциал страны — людей и важнейшее оборудование, создаваемое годами; развернуть на новых местах научную работу, но подчинить ее нуждам фронта.

Люди понимали не только важность стоящей задачи, ими владело желание как можно скорее своим трудом помочь фронту. Уже через 2—3 месяца научные центры начали свою работу на новых местах, вдали от линии фронта. Лозунг «Все для фронта, все для Победы!».

Абрам Федорович Иоффе
Абрам Федорович Иоффе

О технике, которая во многом определила Победу

Война была не только битвой армий, но и длительным, изнуряющим сражением техники, битвой умов. К началу войны с СССР гитлеровская Германия обладала мощным военным потенциалом. У нее были совершенные танки, самолеты... Она превосходила нашу страну не только по качеству, но и по количеству единиц военной техники.

Командование, конструкторы, ученые понимали, как сильно исход войны зависит от технического оснащения нашей армии! Нужно было в кратчайшие сроки не только организовать выпуск нужного количества военных машин разного назначения, но и создать новые, превосходящие аналоги противника.

Небывало быстрыми темпами совершенствовались наши воздушные корабли. Нам нужно было иметь лучшие, чем у врага, самолеты, а для этого требовалось увеличить высоту их полета, скорости подъема и движения, улучшить маневренность машин, их огневую мощь. Технических задач было много, и все они были сложные. Авиаконструкторы использовали результаты исследований, выполненных в предвоенные годы нашими учеными, в частности:

С. А. Христиановичем по теории обтекания тел потоком воздуха, имеющим скорость, близкую к скорости звука;

М. В. Келдышем о причинах и теории сильного самовозбуждения колебаний крыльев и хвостового оперения самолета, которые приводят к разрушению машины в полете.

Академик Ю.Г. Мамедалиев в 1941 г. выполнил работу по синтезу толуола Толуол — метилбензол. Его использовали для получения тротила. Тротил со щелочами образует соли, которые легко взрываются при механических воздействиях. Материал использовали для производства взрывчатых веществ, зарядов к разрывным снарядам, подводным минам, торпедам. Во время Второй мировой войны его было произведено около 1 млн. т.

11 февраля 1943 г. Сталин подписал постановление Правительства СССР об организации работ по использованию атомной энергии в военных целях. Возглавил это дело В.М. Молотов. По рекомендации А.Ф. Иоффе общее научное руководство было поручено И.В. Курчатову. Ю.Б. Харитон возглавил исследования по созданию конструкции ядерного заряда.

Как отечественные физики спасали флот

Наука в годы Великой Отечественной войны (часть 1)

Фашисты понимали, какую ценность для государства представляет его флот. Один из первых и жесточайших ударов врага был обрушен именно на Военно-Морской флот нашей страны. Фашисты приступили к установке мин и минных заграждений всюду. Удалось обнаружить, что новые мины — магнитные: они приводились в действие магнитным полем проходящего вблизи корабля. Потом удалось выяснить, что магнитное поле проходящего корабля «улавливал» специальный прибор; он же управлял ее взрывателем. Стало ясно, что помочь флоту могут только высококвалифицированные научные специалисты.

В ленинградском Физико-техническом институте под руководством профессора А.П. Александрова группа ученых, в том числе Ю.С. Лазуркин, начали исследования, направленные на уменьшение возможности поражения кораблей магнитными минами. В процессе был создан обмоточный метод размагничивания кораблей. Замысел ученых заключался в том, чтобы это поле было противоположно по направлению собственному магнитному полю корабля. После сложения обоих полей магнитное поле корабля становилось незначительным и не вызывало срабатывания магнитной мины.

К августу 1941 года ученые защитили от магнитных мин основную часть боевых кораблей на всех действующих флотах и флотилиях. Этот подвиг ученых увековечен памятником им в Севастополе. Все боевые корабли подвергались в портах «антимагнитной обработке» и выходили в море размагниченными. Тем самым были спасены многие тысячи жизней наших военных моряков.

Магнитный механизм для подрыва танков

Противотанковая мина
Противотанковая мина

В начале войны к ученым обратились представители инженерных войск с просьбой: выяснить, нельзя ли разработать подобную мину не для кораблей, а для танков. Эта работа была сделана на Урале. Физикам предоставили несколько танков. Провели измерения магнитного поля под ними на разных глубинах. Оказалось, что поле довольно заметное, и можно было попробовать применить магнитный механизм для подрыва танков. Однако ставилось важное дополнительное требование: сама мина должна содержать как можно меньше металла. Ведь к тому времени уже были разработаны миноискатели. Потребовалось придумать специальный сплав для своеобразной стрелки «компаса», замыкающего цепь, содержащую небольшую батарейку, сплав, легко намагничивающийся под действием поля танка. В результате работы суммарное количество металла ограничивалось 2-3 граммами на одну мину, а магнитик из сплава был настолько хорош, что позволял подорвать не только танк, но и автомашину.

Дни и ночи у мартеновских печей, не смыкала наша Родина очей…

В этой всем известной песне говорится о Дне Победы над фашизмом. Металлурги наряду с другими специалистами внесли свой большой вклад в Победу нашего народа в Великой Отечественной войне. Для изготовления брони танков и пушек применялась сталь (сплав железа, вольфрама с углеродом до 2% и другими элементами), для производства корпусов самолетов использовался алюминий. Сплав меди и 50 % цинка — латунь — хорошо обрабатывается давлением и имеет высокую вязкость. Использовался для изготовления гильз, патронов и артиллерийских снарядов, так как обладает хорошим сопротивлением ударным нагрузкам, создаваемым пороховыми газами.

Блокада Ленинграда

Научный сотрудник Ленинградского физико-технического института Павел Павлович Кобеко попросил поручить ему изучение вопроса замерзшего Ладожского озера, который связан с «Дорогой жизни». Он разработал методику колебаний льда в разных условиях. Надо было создать аппаратуру, которая могла бы фиксировать все то, что происходит со льдом в разную погоду. Все это выявило ряд закономерностей:

  • степень деформации льда зависит от скорости движения транспорта — это был главный вывод;
  • критической оказалась скорость, близкая к 35 км/ч;
  • большое значение имела интерференция волн сотрясения, возникающая при встрече двух машин или при обгоне: сложение амплитуд колебаний вызывало разрушение льда;
  • особенно опасной становилась ситуация, когда транспорт шел со скоростью, близкой к скорости распространения ледовой волны; в этом случае даже одна машина могла вызвать резонанс и разрушение ледяного покрова.

На основе полученных результатов ученые выработали правила безопасного движения по ладожской трассе; составили таблицы и формулы для расчета допустимой скорости передвижения с разными грузами Ледовые аварии прекратились, «Дорога жизни» функционировала.

Дорога жизни
Дорога жизни

Наша промышленность выпустила за годы войны 137 тысяч самолетов, 104 тысяч танков, 488 тысяч орудий. В январе 1945 года мы имели в 2,8 раза больше танков, чем гитлеровцы, в 7,4 раза больше самолетов! В ходе войны было проведено не просто оснащение техникой нашей армии, но и ее полное перевооружение; таких фактов история до этого не знала!

Творческая смекалка в условиях суровых будней

Как много значили научно-технические знания и творческая смекалка в условиях суровых партизанских будней! Большая надежда возлагалась на самодельные средства – простые, надёжные, которые можно было легко изготовить из имеющихся под рукой материалов, замаскировать и спрятать. Много среди партизан умельцев, мастеров на все руки.

Когда кончились запасы взрывчатки, партизаны действовали вручную: ломами, гаечными ключами, различными рычагами портили железнодорожные пути, устанавливали рельсовые клины и пускали под откос составы. Именно для бойцов «невидимого фронта» создал свой «партизанский котелок» академик А.Ф. Иоффе. В этом котелке из нескольких десятков термопар сурьмянистый цинк – константан был смонтирован простейший термогенератор.

И хотя разность температур спаев составляла всего 250 – 300 °С, этого было достаточно для выработки электроэнергии, необходимой для питания радиопередатчиков. Такие «котелки» помогали обеспечить партизанам радиосвязь.

Много сотен тысяч сделанных артиллерийских снарядов, считавшихся браком, были признаны годными после проверки физиком С. В.Вонсовским при помощи магнитного дефектоскопа. Брак оказался ложным; ученым удалось сэкономить для страны дефицитный труд и материалы.

Особые Технические Бюро

Вклад ученых в достижение Победы над фашизмом был бы более значителен, если бы начиная с конца 20-х гг. глава страны И.В. Сталин шаг за шагом не «подрубал» возможность независимого мышления и творчества. В 1937—1938 гг. по стране прокатилась волна массовых репрессий, направленная и против интеллигенции, ученых, конструкторов, инженеров. В результате погибло много светлых умов, в том числе «отцы» знаменитого реактивного миномета «катюша» Георгий Эрихович Лангемак и Иван Терентьевич Клейменов. Десятки и сотни талантливых ученых-физиков работали в «шарагах» (тюрьмах для талантов), которые назывались вполне пристойно «Особое техническое бюро». Через стены ОТБ прошли: Андрей Николаевич Туполев — конструктор самолетов марки Ту и Сергей Павлович Королев — конструктор первых отечественных ракетно-космических систем.

Вклад конструкторов в годы Великой Отечественной войны

В сжатые сроки разработать конкурентоспособное оружие, которое можно доверить вчерашнему школьнику, произвести и починить «в чистом поле», - это практически невыполнимая задача, которая по силам лишь действительно талантливому конструктору. С точки зрения инженерной мысли только самое массовое оружие можно назвать по-настоящему технологичным. И, несмотря на внешнюю грубость и простоту, именно такие виды вооружений стали настоящим оружием нашей победы.

Легендарная «тридцатьчетверка»

Пожалуй, самый общепризнанный символ победы – это легендарная «тридцатьчетверка», самый массовый танк в мире. Огромные масштабы производства стали возможны благодаря высочайшей технологичности конструкции танка, процесс изготовления которого оттачивался в течение всей войны. Именно в производстве Т-34 была впервые применена автоматизированная сварка бронелистов. К концу войны (после установки новой башни с 85-мм пушкой) танк определенно исчерпал весь ресурс модернизации, но даже тогда производство более со-временных машин было невыгодно, ибо Т-34 брал численным преимуществом. В наше время нередко сравнивают два самых знаменитых танка – советский Т-34 и немецкий Pz.VI «Tiger». Спорящие стороны приводят немало доводов в пользу каждой из этих машин. На самом деле сравнивать эти танки несправедливо, поскольку это были машины разных «весовых категорий», выполнявшие на поле боя разные задачи.

«Тридцатьчетверка» предназначалась прежде всего для поддержки атакующей пехоты. Ее пушка Ф-34 с длиной ствола 41,5 калибр имела ограниченные возможности против тяжелых танков, зато замечательно справлялась с легкобронированными целями, расчетами противотанковых пушек и пехотой. Благодаря крутой траектории полета снаряда осколочный выстрел из Ф-34 был гораздо эффективнее аналогичного у пушки KwK36L, установленной на «Тигре», орудие которого предназначалось в первую очередь для поражения бронетехники.

Михаил Ильич Кошкин (21 ноября 1898, село Брынчаги, Ярославская губерния— 26 сентября 1940, дом отдыха Занки, Харьковская область) — советский конструктор, начальник КБ танкостроения Харьковского завода, создавшего знаменитый танк Т-34.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания.

После череды арестов конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. Они несколько отличаются от бортов танка БТ-ИС Н. Ф. Цыганова. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщена до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Сам Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения.

Оружие Победы: пистолет-пулемет Шпагина

Георгий Семёнович Шпагин (17 апреля 1897, дер. Клюшниково, ныне Ковровского района Владимирской области — 6 февраля 1952, Москва) — советский конструктор стрелкового оружия, Герой Социалистического Труда. Окончил трёхлетнюю школу. Во время Первой мировой войны, в 1916 году, Шпагин был призван в армию и попал в полковую оружейную мастерскую, где детально ознакомился с различными отечественными и иностранными образцами оружия. После Октябрьской революции работал оружейным мастером в одном из стрелковых полков Красной Армии.

В 1920 году, после демобилизации из армии, Георгий Шпагин поступил слесарем в опытную мастерскую Ковровского оружейно-пулемётного завода, где работали в это время В. Г. Фёдоров и В. А. Дегтярёв. С 1922 года он активно участвовал в создании новых образцов оружия.

Одной из значительных работ конструктора явилась модернизация 12,7-мм крупнокалиберного пулемёта Дегтярёва. Наибольшую же славу конструктору принесло создание пистолета-пулемёта образца 1941 года (ППШ). Разработанный в качестве замены более дорогому и сложному в производстве ППД, ППШ стал самым массовым автоматическим оружием Красной Армии во время Великой Отечественной войны (всего за годы войны было выпущено примерно 6 141 000 штук) и состоял на вооружении до 1951 года. Этот «автомат», как его обычно называли, является одним из символов Победы над фашистской агрессией и многократно увековечен в художественных произведениях.

7,62-мм пистолет-пулемет системы Шпагина образца 1941 года стал самым массовым автоматическим стрелковым оружием в период Великой Отечественной войны (всего было выпущено свыше 6 млн единиц), а солдат с ППШ — одним из символов Победы.

История создания

К моменту начала Второй Мировой войны уже был разработан и производился ряд достаточно надежных пистолетов-пулеметов: это и финский Суоми системы А. И. Лахти, и австрийский Штейер-Солотурн C I-100 конструкции Л. Штанге, и немецкие Бергман МП-18/I и МП-28/II конструкции Х. Шмайссера, и американский пистолет-пулемет Томпсона.

Имелся и советский пистолет-пулемет ППД-40 системы Дегтярева и его более ранние модификации. Однако военное командование не рассматривало его как альтернативу стоящим на вооружении винтовкам, поэтому выпускался ППД в незначительных количествах.

На конкурс были представлены пистолеты-пулеметы Георгия Семеновича Шпагина и Бориса Гавриловича Шпитального — автора знаменитого ШКАСа. Полигонные испытания выявили некоторое преимущество пистолета-пулемета Шпитального по тактико-техническим характеристикам. Однако вариант Шпагина оказался надежнее — давал меньше задержек. И, главное, пистолет-пулемет Шпитального требовал для своего изготовления еще больше времени, чем ППД — 25,3 часа. Шпагинский же пистолет-пулемет изготавливался за 5,6 часа.

Из 87 деталей ППШ-41 только ствол нуждался в механической обработке. Все остальные металлические детали изготавливались методом холодной штамповкии и соединялись точечной и дуговой электросваркой и заклепками. Также в нем нет ни одного винтового соединения — сборку-разборку можно проводить без отвертки.

Живучесть сконструированного Шпагиным образца была проверена 30 000 выстрелами, после чего пистолет-пулемет показал удовлетворительную кучность стрельбы и исправное состояние деталей. Надежность автоматики проверялась стрельбой под углами возвышения и склонения в 85 градусов, при искусственно запыленном механизме, при полном отсутствии смазки (все детали промывались керосином и насухо протирались ветошью), отстрелом без чистки оружия 5000 патронов. Все это позволяет судить об исключительной надежности и безотказности оружия наряду с его высокими боевыми качествами.

21 декабря 1940 года Комитет Обороны при СНК СССР принял постановление о принятии на вооружение Советской Армии пистолета-пулемета Шпагина.

Сергей Владимирович Ильюшин (18 марта 1894, дер. Дилялево, Вологодская губерния — 9 февраля 1977, Москва) — выдающийся советский авиаконструктор. Трижды Герой Социалистического Труда, лауреат семи Сталинских премий, генерал-полковник инженерно-технической службы, академик АН СССР.

Сдав экзамены, 21 сентября 1921 года Сергей Владимирович был зачислен в Институт инженеров Красного Воздушного Флота. Окончив Академию и защитив дипломный проект (посвящённый разработке самолёта-истребителя), С. В. Ильюшину было присвоено звание военного инженера-механика Воздушного Флота. Работа в Научно-техническом комитете и Научно-испытательном институте ВВС была интересной, однако Ильюшин стремился начать собственную конструкторскую деятельность. Летом 1931 года Сергей Владимирович пишет рапорт с просьбой о переводе в авиационную промышленность. Первенцем Ильюшинского ОКБ стал экспериментальный бомбардировщик ЦКБ-26. 17 июля 1936 года Владимир Коккинаки установил на нём первый советский мировой авиационный рекорд (высоты подъёма груза), официально зарегистрированный Международной авиационной федерацией

Позднее в ОКБ Ильюшина были созданы бомбардировщики ДБ-3 (Ил-4), осуществившие ряд налётов на Берлин в августе-сентябре 1941 года, а также «летающий танк» — штурмовик Ил-2, самый массовый самолёт СССР в Великой Отечественной войне.

С 1943 года ОКБ Ильюшина приступает к разработке пассажирских самолётов. Серия гражданских Илов началась с Ил-12. За ним последовали Ил-14, Ил-18, Ил-62. Последним самолётом, разработанным под руководством Сергея Владимировича, стал Ил-62 — флагман Аэрофлота 1960-х — 1970-х годов.

Летом 1970 года С. В. Ильюшин в связи с болезнью сложил с себя обязанности руководителя ОКБ, однако он оставался членом Научно-технического совета и консультантом. Скончался С. В. Ильюшин в Москве 9 февраля 1977 года на 83-м году жизни.

Штурмовик Ил-2 разработан в ЦКБ-57 под руководством Сергея Ильюшина. Это была машина, специализированная для атаки наземных целей с малой высоты. Главная особенность конструкции – применение несущего бронекорпуса, закрывавшего летчика и жизненно важные органы самолета. Броня Ил-2 не просто защищала от малокалиберных снарядов и пуль, но и служила частью силовой конструкции фюзеляжа, за счет чего удавалось достичь ощутимой экономии массы. Знаменитый «Летающий танк» имеет очень драматичную историю. Изначально самолет планировалось сделать двухместным, однако по различным причинам Ильюшин отказался от стрелка, прикрывающего заднюю полусферу самолета. Одноместный «Ил» стал поступать в войска накануне войны, и, хотя его эффективность против танков и автоколонн была быстро подтверждена, отсутствие защиты сзади сделало самолет абсолютно беззащитным перед вражескими истребителями. Потери в штурмовых частях были настолько велики, что звание Героя Советского Союза присваивалось летчику через десять боевых вылетов (вместо обычных ста). Только в июле 1942 года двухместный Ил-2М прошел государственные испытания и был запущен в серию. Из-за того что производство брони для самолетов было налажено сразу на нескольких заводах, осуществлять контроль ее качества было очень сложно и сваренные корпуса самолетов проверялись на наличие дефектов отстрелом из крупнокалиберного пулемета. Существует мнение о том, что успех в Курской битве был достигнут во многом благодаря действиям штурмовиков: немцы стали избегать скапливания своих войск, а координировать работу рассредоточенных частей было гораздо сложнее. Немцы называли Ил-2 «бетонным бомбардировщиком».

Владимир Михайлович Петляков (1891—1942) — советский авиаконструктор. Лауреат Сталинской премии первой степени.

После окончания в Таганроге восьмиклассного технического училища в 1911 году, скопив 25 рублей, поехал в Москву поступать в Императорское Московское техническое училище. Он поступил на механический факультет, но из-за материальных трудностей был вынужден прервать учёбу. В составе конструкторской группы А. Н. Туполева принимал участие в разработках глиссеров и аэросаней, а впоследствии и самолётов КБ Туполева. В 1925—1936 годах Петляков возглавлял в КБ группу крыла, занимавшуюся проектированием крыльев для самолётов Туполева. Опыт, полученный в КБ Туполева, позволил Петлякову разработать самолёт ТБ-7 (АНТ-42) — Пе-8.

В 1937 году Петляков был арестован за организацию «Русско-фашистской партии», но как и многие другие арестованные авиационные специалисты, находился в заключении в специальном закрытом КБ в Москве (ЦКБ-29). В это время ему было дано задание спроектировать высотный истребитель. Такой истребитель был спроектирован, но опыт советско-финской войны показал, что в подобных истребителях нет необходимости. Тогда Петлякову было поручено проектирование пикирующего бомбардировщика и он в кратчайшие сроки справился с заданием. Л. П. Берия, курировавший в то время закрытые КБ, обещал, что за успешное выполнение заданий авиаконструкторы будут освобождены. И Петляков был освобождён в 1940 году за успешную разработку новой машины. В 1941 году он был удостоен Сталинской премии I степени.

12 января 1942 года Петляков и его заместитель вылетели в Москву на двух новых самолётах Пе-2 для встречи с высшим руководством страны по поводу возвращения авиационных специалистов с фронта. Полёт проходил на малой высоте вдоль линии железной дороги Казань — Москва. После того как, самолёты пролетели Сергач и мост через реку Пьяну, самолёт в котором находился Петляков, упал в поле возле деревни Мамешево и разбился. Весь экипаж и Петляков погибли.

Разработка советского пикировщика на базе не пошедшего в серию высотного истребителя «100» началась как раз на заре войны, в 1938 году, в знаменитой «туполевской шарашке» ЦКБ-29. Это было одно из тюремных конструкторских бюро, принадлежавших Спецотделу НКВД. Весь состав инженеров состоял из осужденных «врагов народа», а главным конструктором формально являлся некто Кутепов — полковник НКВД, бывший слесарь-электрик. На самом деле руководителем группы инженеров, занимавшихся новым самолетом, был Владимир Петляков. Работы шли в очень быстром темпе: на переделку истребителя «100» в пикирующий бомбардировщик было отведено всего полтора месяца. Так как новому самолету предстояло летать на малых и средних высотах, пришлось отказаться от установки гермокабин и турбонагнетателей, предусмотренных на исходном самолете. Тем не менее во время первых полетов самолет показал очень хорошие характеристики. Репутации новой машины не помешали даже несколько аварий, произошедших во время испытаний из-за отказов двигателей. Военные очень торопились запустить в серию самолет, получивший название Пе-2. Торопились настолько, что «эталонный» образец машины был выпущен «задним числом».

Спешка не была напрасной: началась Вторая мировая война, и хотя Советский Союз пока не принял открытого участия в ней, было ясно, что время на подготовку к боевым действиям исчисляется месяцами, а для советских ВВС Пе-2 был действительно шагом вперед. Летчики сразу отметили тот факт, что по сравнению с неповоротливым СБ летные характеристики Пе-2 оказались гораздо выше: в новом бомбардировщике была найдена «золотая середина» между устойчивостью и маневренностью. Важным плюсом было и то, что в самолете наконец-то появилась надежная и удобная связь между пилотом, штурманом и стрелком. Пе-2 получил протектированные топливные баки (что значительно улучшило его живучесть), а в органах управления были широко применены электродвигатели, существенно облегчившие пилотирование самолета. Тем не менее Пе-2 был строгим в управлении, особенно на малых скоростях, и требовал от летчика внимания и аккуратности (поэтому в начале Великой Отечественной, когда уровень подготовки летного состава был просто ужасен, при выполнении посадки разбилось много молодых экипажей).

Завершилась война и перед учёными встали новые проблемы. Всеми этими проблемами занялись ветераны – участники Великой Отечественной войны, как те, кто сражался с врагом в армии, так и те, кто напряжённо работал в тылу. Они продолжали активно трудиться и многие из них внесли существенный вклад в создание и развитие в нашей стране современной науки и техники связи. Они были героями не только в годы войны – героической была вся их жизнь.