Чеченское сказание "Зелимхан из Харачоя"

28 July

vainahlegend.ru

Чечня. Харачой. Старинная открытка.
Чечня. Харачой. Старинная открытка.

Зелимхан из Харачоя

Сахаров Александр Александрович

Прекрасны горы Чёрные зимой.
Ручьи замёрзли в ожиданье лета.
Укрыты склоны, словно тишиной,
Невинным белоснежным пухом снега.

Зимой гроза: гром, молнии, зарницы.
Пронёсся над Ичкерией буран.
Щенилась в своём логове волчица,
Родился мальчик в Харачое – Зелимхан.

В семье зажиточной по горским меркам,
Он вырос и впитал свободу гор.
Судьбы удар и стал джигит абреком,
В одном лице судья и прокурор.

Овец отару, мельницу и улья
Имел его отец Гашмазуко.
Обычная чеченская семья.
Спокойным слыл у земляков.

Особо Зелимхан любил Бехо –
Дед видел в нём надежду и опору.
Старик учил его стрелять, скакать верхом
И Родину любить, родные горы.

Женился на красавице Бици
И думал будет жить спокойно.
Дочь родилась – хвала творцу!
Отцом и мужем был достойным.

Нашёл невесту младший брат Солтамурад,
Но в жёны отдали ее другому.
Нарушили веками соблюдавшийся адат,
Им отказали под надуманным предлогом.

И ссора двух семей приводит к смерти,
Убили брата Зелимхана – Ушурму.
Теперь на них висит обычай мести,
За честь! Как будет, так и быть тому!

Немедленно вернули долг,
От пули пал старик Элсан.
Закон отцов всегда суров,
Исполнили коварный план.

Убитым в семьях равен счёт,
Всем нужно примиренье.
Совет старейшин маслаат произведёт
И вынесет своё решенье.

У пристава свой взгляд на дело,
С отцом этапом отвели в тюрьму.
Лицо джигита постарело,
Их скоро предадут суду.

Сурово, мрачно высится острог,
Оплот самодержавья – город Грозный.
Теченье Сунжи – мутных вод поток,
И ветер северный холодный.

Как волки в клетке, как орлы в неволе,
Сидят уныло в каменном мешке.
Узнали там о царском произволе,
Вскипала злоба в гордом вожаке.

Он острой ложкой кропотливо,
Швы в кладке ночью прорубал.
Трудился очень терпеливо,
Вайнахов песни распевал.

Свободы ветер освежил лицо,
Удача Зелимхану улыбнулась.
Пролом в стене готов для беглецов,
И банда узников во двор тюрьмы рванулась.

Ушли как тени, часового заколов,
Забор рискованно перемахнули.
До криков первых петухов
По руслу Сунжи ускользнули.

На волю вынесла река.
Ступив на берег, стали вне закона.
Он выбрал путь абрека-вожака:
Один с друзьями против гарнизона.

С рассветом звёзды стали меркнуть,
Зарёю алой день рождался.
Парил по небу одинокий беркут,
Отряд в селенье Сунжа-старая добрался.

На дно упали, словно во;ры:
Бисолт, Дика и Сулумбек.
Их Зелимхан уводит в горы,
Опасность чует человек.

В предгорьях горцы разделились –
Тропа у каждого своя.
О месте встречи сговорились,
На время разошлись друзья.

Земля родная – Харачой,
Лесов тенистых тут прохлада,
Цветами пахнет, скошенной травой,
Вода из родника бежит каскадом.

Увидел дом в унылом разоренье,
Пока сидел он, умер дед.
Жену, детей забрали в заключенье,
За всё ему держать ответ.

Как волк, абрек завыл в отчаянье
И передернул зло затвор,
Но не было в душе раскаяния,
Месть кровная – законы гор.

Папаха чёрная почти до глаз,
Пастушья бурка винтовку прикрывает,
Кинжал по делу, а не напоказ,
И взгляд как будто бы пронзает.

В село открыто, на коне верхом,
Спокойно к людям подъезжает:
Адатами, словами и стволом
Права он на невесту брата предъявляет.

Совет старейшин порешил:
«Вернуть её Солтамураду!»
Мулла молитвами сей брак скрепил,
Достойная ему награда.

У земляков своих узнал,
Кто был виновником их бед.
Приказ полковник Дубов на арест семьи отдал.
«Освобожу!» ; дал на Коране Зелимхан обет.

Средь бела дня под носом денщика,
Из парка сына Дубова ворует.
Увозит поперёк коня он паренька,
Победу празднует и торжествует.

Без предисловий: «Отпустить родню!» –
Письмо полковнику по почте посылает, –
«День на раздумье и заложника убью!» –
И офицер семью чеченца выпускает.

Лавиной с гор летела слава,
Абрек – защитник бедноты.
В аулах обыски, облавы,
Грядут народные бунты.

Чечня. Фотография Тимура Агирова.
Чечня. Фотография Тимура Агирова.


           II
Расшатывал трон под имперским орлом,
Не ведал сомнений и страха.
За справедливость шёл на пролом,
Во всём видел волю Аллаха.

Казачья проверка на летнем базаре,
Прилавки все кровью залиты.
С чеченцами бойня в пьяном угаре,
Семнадцать вайнахов убиты.

Гонимых законом созвал Зелимхан,
Отчаянных стая собралась.
В районе Герзеля был поезд задержан,
Там месть за народ состоялась.

Семнадцать военных убили они,
И много добычи набрали.
По терской губернии их дело гремит,
А деньги все бедным раздали.

В ответ на репрессии горских народов,
Полковников двух убивает,
Отважно и дерзко от царских полков,
Как волк лесной ускользает.

У земляков своих узнал,
Кто был виновником их бед.
Приказ полковник Дубов на арест семьи отдал.
«Освобожу!» ; дал на Коране Зелимхан обет.

Средь бела дня под носом денщика,
Из парка сына Дубова ворует.
Увозит поперёк коня он паренька,
Победу празднует и торжествует.

Без предисловий: «Отпустить родню!» –
Письмо полковнику по почте посылает, –
«День на раздумье и заложника убью!» –
И офицер семью чеченца выпускает.

Лавиной с гор летела слава,
Абрек – защитник бедноты.
В аулах обыски, облавы,
Грядут народные бунты.

Он титул наместника гор заслужил,
Когда за народ заступился.
По-своему просто служивых судил –
Суд божий над ними вершился.

Карета с охраной по лесу ползёт,
Напал Зелимхан из засады,
И думал богатый улов заберёт,
Но там оказался Шаляпин.

Исполнил певец свой печальный романс,
До слёз он растрогал абрека, ;
За песню: «Баркал!» – отпустил дилижанс,
Об этом писали в газетах.

С семьёй укрывался в ингушских лесах,
В галгайских домах проживали.
У многих кавказцев ходил в кунаках,
Все горцы его уважали.

Взрывали жилища, ссылали в Сибирь
Людей, у кого ночевали.
Открыта везде для защитника дверь,
Всегда, как родного, встречали.

Он вновь набирает абреков отряд,
Зовёт всех друзей на охоту.
В Кизляр проникают под видом солдат,
Увозят из банка банкноты.

Налёт совершает на Ж.Д. вокзал,
Казённую кассу снимает.
Своим дерзким рейдом он всем показал,
Что смерть его не пугает.

Казачий отряд по следу идёт,
Пещеру его окружает.
Абрек Зелимхан бой жёстко ведёт,
Отвагой своей поражает.

Над пропастью, по скалам, пред рассветом
Спустился тихо, как туман.
Добавил счёт своим победам,
Ушёл, как призрак, Зелимхан.

Чечня. Фотография Тимура Агирова.
Чечня. Фотография Тимура Агирова.

   III
Тринадцать лет неуловим,
Везенье не бывает вечным.
Смерть по пятам идёт за ним,
В Шали случится эта встреча.

Всегда найдётся, кто за плату,
Готов предать родную мать,
Продали и его за злато,
Живым хотят абрека взять.

Сто сабель дагестанский полк,
За ним охотничий отряд.
Больной абрек – в капкане волк,
Дом окружён кольцом солдат.

Услышав лай к двери метнулся,
Но пулю в спину получил,
Как кобра, резко развернулся,
Иуду в сердце застрелил.

Увидев за окном движенье,
Пригнувшись выскочил во двор,
С порога выстрелом вступил в сраженье,
Отважный сын чеченских гор.

Свистят вокруг надрывно пули,
И в нём сидит не меньше трёх,
Дождь хлынул, молнии сверкнули,
Не вышло взять его врасплох.

Запел Ясин молитву отходную,
В сердца врагов вселяя страх.
Из стога оборону круговую
Метким огнём держал вайнах.

Он в полный рост, чтоб умереть достойно,
Израненный пошёл в прорыв.
Залп прогремел в упор, убойный.
На землю рухнул и застыл.

Но снова встал, как демон ада,   
И будто пули нипочём,
При свете молнии разряда
Упал, и кровь текла ручьём…

Абрек погиб под вспышки молний,
Аллаха имя на устах.
Свободный дух его не сломлен,
С винтовкой верною в руках.

Пройдут года, потомки вспомнят,
Отсеют правду от вранья,
История врагов рассудит,
Но истина у каждого своя.

Стоит и ныне гордый Харачой.
Струится так же речка Хулхулау.
Отсюда родом Зелимхан – герой!
Абрек, принёсший всем чеченцам славу!

© Copyright: Сахаров Александр Александрович, 2020
Свидетельство о публикации №120072807586

Чечня, Харачой. Фотография Тимура Агирова.
Чечня, Харачой. Фотография Тимура Агирова.

С любезного разрешения  Али Димаева в музыкальном сопровождении данного клипа использованы его песни: «Нохчи чьо» и «Г1алга1че».

Гибель Сулумбека

Байсангур Беноевский (Проыв)

Смерть Байсангура

Чеченская легенда "Волчица"

Чеченская легенда "Возвращение благодати"

Турпал Нохчо

Арзу и волки

Нарт и семь сыновей вьюги

Хучбар сын Довта

Отважный Талевр

Эжи Эхк

Орц и Айдина

Лорс и ворон

Таргим

Эгикал

vainahlegend.ru