“Песочницы” нужны для внедрения инноваций

25 May 2020

“Песочницы” нужны для внедрения инноваций

Конференция Технологические песочницы как инструмент индустриальных инноваций” (19 мая 2020 г.). Краткие тезисы

Денис Унжаков, ВЭБ

В экономике России все большую роль играют государственные корпорации, они определяют векторы и технологического, и инновационного развития. Необходимо создать среду для взаимодействия малых инновационных предприятий, стартапов и крупных корпораций.

Корпоративные акселераторы в настоящее время превратились скорее в образовательные продукты, что неплохо. Но дело редко доходит до внедрения.

Крупные компании не могут сформулировать запрос, а малые инновационные компании не могут продать свои решения корпоративным клиентам.

Нужны «песочницы» как некий тамбур входа в крупные компании, которые помог бы им реализовать пилотный проект. Для этого необходимо создать такую систему организационного управления, при которой процесс инновационного развития становится естественным и необходимым для корпорации.

Вторая составляющая – образовательный процесс, изменение культуры организации через изменение мышления, подходов к управлению.

Третье – это финансовый механизм поддержки пилотов. Но практика показывает. Что финансы не являются во многих случаях первоочередной проблемой, в отличие от первых двух.

Людмила Голубкова, Ассоциация малых КБ

Мы предпочитаем термин «сэндбокс», поскольку нельзя называть одним словом и те «песочницы», которые утвердились в ИТ сообществе, и те организационные формы, которые применимы к индустриальным инновациям.

В промышленности каждая инновация требует внимательного изучения до того, как попасть в производственный контур. Для нас сэндбокс – ящик с песком, где отрабатываются технологии, могущие «взорвать» технологический процесс.

Процесс взаимодействия предприятий с инноваторами надо начинать со среднего уровня – технологического. Главными противниками инноваций на предприятии являются технологи, в чью задачу входит соблюдение процессов производства. А главными сторонниками являются директора по НИОКР, которые понимают, что исключительно с помощью своих специалистов они не могут выполнить свои задачи. Это объективный корпоративный конфликт, который можно использовать для организации взаимодействия корпоративных сотрудников и команд со стороны.

Наилучший способ организации «сэндбокса» – за пределами предприятия, на нейтральной площадке.

Например, в технопарке, где есть необходимые условия. На этих площадках может быть организована совместная работа. Эта совместная работа - не акселератор, который представляет собой обучающую программу. Скорее, это смотр инноваций, из которого сотрудники корпорации смогут для себя выделить нужные им технологии. Питчи стартапов здесь неуместны. Стартапы продвигают определенный продукт, если он не нужен корпорации – стартап проигрывает.

В «сэндбоксе» оценивается другое – насколько технология работоспособна, насколько приложение этой технологии может быть использовано крупной структурой. Надо не говорить, а показать, как решение работает. Такая демонстрационно-испытательная площадка должна стать непрерывной формой работы, где могли бы по нескольку дней работать команды, отвечая на определенный запрос.

В корпорациях люди хорошо откликаются на работающие технологии. Но они не всегда готовы сформулировать запрос на инновации, это проблема.

Николай Силин, эксперт

Песочница – это место, где может быть апробирован недостаточно зрелый продукт, при этом надо обезопасить производственную систему. В финтехе песочница – это зона, где не в полной мере действуют регуляторные ограничения.

Помимо того, что песочница - это некая испытательная зона, это еще и зона, где применяется ослабленная регуляторика.

Проекты, которые попадают в песочницу, могут быть доработаны до того состояния, когда они будут вписываться в нормативную базу, либо что-то может быть в итоге изменено в самой базе.

Песочница может быть определена как технологическая зона на базе корпораций, но важно сделать акцент на том, что в рамках песочниц должны тестироваться не только технологии, но и возможность их применения либо в рамках имеющихся технологических нормативов, либо а рамках требующихся изменений нормативов на уровне самой корпорации или на уровне ГОСТов, СНИПов и т.д.

Андрей Батрименко, «Вектор», Академия Ростех

Песочница в ИТ – это место, где применение чего-либо не может нанести вред. Плюс – это скорость. Место, где может тестироваться много всего параллельно.

Сейчас и промышленность, во многом, становится цифровой. Появились цифровые двойники. Испытания продуктов и материалов стало возможно в цифре. Создание многих продуктов также происходит в цифровом виде.

Цифровая песочница – это место, где ты можешь продемонстрировать жизнеспособность своего продукта. Доказать, что он решает определенную задачу.

Сегодня можно показывать эффективность своего Proof-of-Concept (доказательство работоспособности) на модельных данных, не создавая реальный прототип. Корпорация, запуская тест в такой среде, не рискует.

В промышленности есть набор типовых задач. Если подготовить датасеты (наборы тестовых данных) либо полигоны, на которых можно было бы испытывать решения для типовых задач, это было бы правильно для развития инноваций. Корпорация, выставив на витрину целевой показатель, которого она хочет достичь, может показать, чего она ждет от тех, кто приносит свои решения.

Опыт реализации таких программ есть у РВК. Недавно прошло несколько конкурсов Upgrade Challenge, когда испытывались именно «железячные решения». Один конкурс был по водородным двигателям, второй – соревнование беспилотников в зимних условиях.

Если корпорация решилась взять какой-то высокий целевой барьер, она может выходить с ним и внутрь корпорации, и вовне.

Алексей Минин, акселератор Porsche

Единственное, чем нужно заниматься – это валидация бизнес-моделей стартапов. Причина неуспехов стартапов не в том, что банк не знает, как использовать его технологию, а в том, что бизнес-модель стартапа не укладывается в бизнес-модель банка или крупного промышленного предприятия. Прежде, чем заниматься алгоритмами, разработкой, надо понять – кто ваш клиентский сегмент, какое ценностное предложение, какими каналами оно будет доставлено, как это ложится в стратегию компании, с которой вы собираетесь работать.

В России нет рынка для масштабирования стартапов, все крупные предприятия настолько уникальны по своей IT инфраструктуре, что масштабировать невозможно.

Необходимо воссоздавать всю экосистему. В России – большое количество госкомпаний, у которых свои специфические требования ко всему. Это плохо. Мы не сможем как страна развивать свой инновационный потенциал, пока мы не перейдем к некоей стандартизации. Если уж у нас нет рынка, так давайте стандартизируем IT в компаниях. Необходимо стандартизировать и акселерационные программы. Надо создать структуру, которая могла бы создавать стандарты этих программ и оценивать их эффективность на основании данных.

Нужна не технологическая песочница, не песочница данных, но в первую очередь – песочница, где есть представители бизнеса компаний, которые могут принести свои бизнес-задачи.

Все остальное должно происходить дальше. В больших компаниях инновационный процесс выстроен, есть свое R&D. Стартапы, как правило, предлагают решение бизнес-задач, а не технологических проблем. Поэтому нужна песочница для бизнес-общения, а не для технологических экспериментов. Стартапу сейчас некуда прийти, чтобы провалидировать свою бизнес-модель.

Вячеслав Осипов, МИВАР

Песочница – безопасная среда для технологической и регуляторной отработки инновационных решений.

Внешние представления о том, что нужно корпорации, совершенно не совпадают с тем, что ей нужно на самом деле.

Есть высокий барьер входа в корпорацию, а на этом входе стоят те, кого инновации могут лишать хлеба. Есть технологи, которым инноваторы мешают. Важно развести этот конфликт интересов.

Существующие походы к инновациям не дают решать крупные задачи. Не всегда пилотные зоны дают возможность показать, как может работать технология на большом масштабе.

Заказчика инноваций надо взращивать, чтобы они могли формулировать свои запросы.

В промышленных инновациях стартап вовсе не обязательно должен быть отдельным проектом, который должен выходить на рынок и приносить прибыль за определенный срок. У технологии может быть вполне узкая сфера применения, но очень нужная для большой корпорации.

Институты развития устраивают «голодные игры» для стартапов. При этом, причины, по которым проигрывает большое число стартапов, могут быть совершенно не объективны. Они могут носить совершенно субъективный характер.

Песочница должна давать возможность рассмотреть инновацию со всех сторон.

Объявляется конкурс, и стартапы пытаются соревноваться в рамках этого конкурса. Большая часть стартапов сгорает в этих конкурсах и выгорает. Когда строят ракету, такой подход неприменим, в результате конкурса ракету не построишь. Надо создавать благоприятную среду, в которой могли бы развиваться инновации.

В рамках песочницы между стартапами может возникать эффект синергии.

Роман Куликов, НИУ «МЭИ»

Для стартапов главное – бизнес-модель, поэтому там, естественно, нужна песочница для бизнес-моделей. А когда речь идет о строительстве ракеты, там речь не будет идти о бизнес-моделях. В крупных проектах работают другие модели.

Важно понять, кто ставит цель в песочнице и кто ей управляет и оценивает. С этим – большой затык. Целеполагание и рамка ценности должны проистекать от крупного субъекта, корпорации. Беда в том, что у многих наших корпораций сейчас очень маленький горизонт планирования. Они не планируют инновации, им песочницы не нужны. Они нужны тем, кто планирует свое будущее.

Песочницы можно было бы создавать на площадках отраслевых вузов и остатков отраслевых НИИ.

С одной стороны, у них есть кадры с отраслевой экспертизой, которые понимают нюансы, которые в ней происходят. С другой стороны, там есть люди с достаточно высоким уровнем, чтобы работать с новым, а не просто поддерживать старое. Они понимают, как это новое ложится на старое, что из этого старого надо ломать. В вузах всегда есть приток новых кадров для инноваций.

Так, у нас в МЭИ есть целая электростанция со всем необходимым оборудованием. А в одном немецком вузе я видел в кампусе центр со стеклянной стеной, через которую было видно, как студенты и инженеры отрабатывают отдельные элементы автомобильного сборочного производства.

Андрей Батрименко, «Вектор», Академия Ростех

У нас много базовых кафедр в вузах – это, скорее, кадровая песочница. Многие наши сотрудники, ведущие специалисты и начальники департаментов, преподают в вузах; они могут давать студентам задачи, связанные с их будущей профессиональной деятельностью.

Сейчас идет создание НОЦ (научно-образовательных центров) как современных научных центров, логика этого в схождении бизнеса, образования и науки. У НОЦ должны быть крупные корпоративные партнеры, которые должны их софинансировать и ставить им задачи. Создаются такие большие песочницы, софинансируемые государством.

Дмитрий Бахтурин, руководитель ТРИЗ-центра Корпорации Ростех

Корпорации как заказчики инноваций – крайне неоднородны. Есть корпорации, в которых просто нет места для инноваций. Там инновационные технологии, оборудование закупается на Западе. И есть корпорации, где действительно создаются инновации. В последних процесс инноваций существует, он сохранился. Надо разделять две эти категории. Нет такого единого субъекта – «госкорпорация как участник инновационного процесса».

Людмила Голубкова, Ассоциация малых КБ

Мы с коллегами из Ассоциации малых КБ отметили в последние годы такое явление – на нас выходят не их головных офисов корпораций и не из их инновационных подразделений. К нам обращаются руководители конкретных предприятий и даже департаментов, у которых есть какие-то проблемы.

Большой задачей является формулирование запроса на инновации от корпоративных структур, от крупных и средних предприятий.

Среда тех, кто занимается инновациями, также крайне неоднородна. Стартапы, приносящие быстрый инвестиционный доход, как явление уходит. В России стартапов очень мало и становится все меньше и меньше. Зато появляются новые формы – малые КБ, инновационные предприятия, неформализованные группы разработчиков. Вопрос в том, как их интегрировать в этот процесс. Так, Московский инновационный кластер сейчас заинтересован создать базу таких коллективов.

Технологические песочницы нужны не для того, чтобы они существовали сами по себе, но для внедрения решений.

Есть разрыв между благими намерениям институтов развития и дальнейшим внедрением инноваций. Малые инновационные коллективы не могут существовать сами по себе, они должны быть объединены в кластеры, в инновационные цепочки.

Если мы хотим оставаться технологической державой, песочницы должны выполнять не только утилитарную задачу, они предназначены для того, чтобы выявлять и использовать потенциал наших инженеров и разработчиков.