1532 subscribers

Ощущение Смерти

479 full reads
551 story viewUnique page visitors
479 read the story to the endThat's 87% of the total page views
2 minutes — average reading time
Ощущение Смерти

Все, что я пишу в статьях, я пережил, видел, чувствовал лично. Мысли мои. Чувства тоже. Мораль в некоторых статьях есть: нравится она читающему или нет — не суть.

Война, будь она неладна… Гибнут как совершенно незнакомые тебе люди, так и товарищи. Иногда ты не воспринимаешь это лично. Приходит информация: такой-то погиб. Фигово. Царствие ему Небесное — и все. Если был близко знаком — в душе болит, но надо двигаться дальше.

Чтобы психически «выжить» — надо быть или становиться циником. Мне с этим оказалось проще. В молодости работал в Областной травматологии, в рентгенкабинете, ургентное отделение (свежая травма). Не только насмотрелся на пострадавших в ДТП, травмированных в шахте, получивших другие производственные и бытовые травмы, но и оказывал им помощь. Поначалу было глубокое сочувствие к каждому пострадавшему. Со временем появилось «онемение». Помощь оказать — 100% надо. И оказывал. А вот ныть в душе и переживать — это лишнее. Это мешает выполнять служебные обязанности. Короче, получил в юности прививку цинизма.

Первый раз со Смертью на войне я столкнулся в Славянске. На следующее утро после прибытия. Находились мы в тот момент в «военкомате» у Чечена. Проснулись. Кто курит, кто ищет чего бы пожевать. Нормальный такой расклад. Бабахает только периодически.

Прибегает человек, в камуфляже. Коротко переговорил с Чеченом, инфы не получил и обращается напрямую к нашей «банде»:

— Камазисты есть?

Народ немного опешил. Не сразу доходит, чего ему надобно.

— Водители, которые умеют водить КАМАЗ, есть? — повторяет вопрос, уже погромче.

Выходит три человека, пожилые дядьки. Начинают вопрошать. Тока на КАМАЗ? А я на МАЗе работал — устроит? Четвертым как-то нехотя вышел молодой парень.

Пришедший, для порядку, построил их в ряд. Место, хоть и подвал, достаточно освещенное. Слуховые окна и дверь входа «подсвечивают». Пока прибывший командир записывал/переписывал их данные, смотрел водительские удостоверения, стоят чуваки — ждут.

Те, что постарше, переговариваются между собой, обсуждают детали трудовой и профессиональной жизни своей. Молодой стоял молча.

В тот момент я не понял, в чем дело, но мне показалось, что парень ушел в себя. Смотрит на свою жизнь, свершения и печали — со стороны. Но внутри себя. Возникло странное чувство, что он прощается с жизнью. В полумраке привиделось, что рядом с ним такая-то Тень. Большая и черно-черная.

Вот, думаю, нагнал сам себе жути. Все будет хорошо. Увел сопровождающий водителей. Каждый занялся своими делами. Я пошел спать. Что нужно делать, когда делать нечего, а впереди неизвестность? Выспаться.

Часа через 2-3 прибегает ополченец, который утром за водилами приходил. Начинает выкрикивать фамилию-имя-отчество. Кто такого знает? Народ в ахрене. Мы не знаем друг друга по ФИО, даже по именам многие не знакомы. Сообразил прибежавший, что нет близких знакомых, и перешел к описанию.

— Ну, молодой такой, высокий парень, камазистов я набирал.

— А, ну было дело... — зашумел народ.

— Погиб. Прям за рулем, мина прилетела, полбочины выворотило. Даже в больницу не довезли.

И тут мне вспомнилось видение. Это она за ним приходила. Все уже было готово и определенно. И парень почувствовал это — но не отступил. Царствие Небесное защитнику Донбасса.

Было еще пару таких ощущений. Как-нибудь в другой раз расскажу.

Павшим защитникам — Вечная Слава!

Выруси, нацикам и их холуям — гореть в пекле вечно.