10 765 subscribers

Повседневная жизнь матросов-заключённых тюремных учреждений морского ведомства Российской Империи

2,2K full reads

Бывшее здание Военно-исправительной тюрьмы Морского ведомства в Новой Голландии. Фотография 2006 г.
Бывшее здание Военно-исправительной тюрьмы Морского ведомства в Новой Голландии. Фотография 2006 г.


В Морском ведомстве Российской империи в
60-е гг. ХIХ в. была создана система мест заключения для содержания осуждённых, а также подсудимых и подследственных матросов, просуществовавшая до начала ХХ в. Первым из таких мест стала созданная в 1864 г. Военно-исправительная тюрьма Морского ведомства в Петербурге.
В Черноморском флоте подобное учреждение, организованное в
1883 г., получило название Военно-исправительной плавучей тюрьмы. В 1872 г. была создана Военно-морская следственная тюрьма в Кронштадте.
Эти тюрьмы вскоре перестали удовлетворять потребностям Морского ведомства в местах заключения для нижних чинов. В связи с этим
с
1880-х гг. часть осуждённых матросов стали направлять в армейские дисциплинарные воинские части. События революции 1905–1907 гг. обострили потребность флота в собственных учреждениях
для содержания осуждённых. В
1906–1907 гг. в Кронштадте существовал временный морской дисциплинарный батальон, а в 1907 г. была создана постоянная дисциплинарная часть морского ведомства – Архангельский флотский дисциплинарный полуэкипаж.
Единого руководства системой тюремных учреждений в Морском ведомстве не существовало. Военно-исправительная тюрьма
в Петербурге была подчинена начальнику Инспекторского департамента Морского министерства, а после преобразования этого департамента
в Главный морской штаб — начальнику Главного морского штаба. Архангельский дисциплинарный полуэкипаж подчинялся также начальнику Главного морского штаба. Кронштадтский временный дисциплинарный батальон находился в ведении генерал-губернатора Кронштадта. Главному командиру флота и портов Чёрного моря была подчинена Военно-исправительная плавучая тюрьма.

Тюремные учреждения предназначались для содержания матросов, совершивших во время прохождения службы различные преступления
и приговорённых к тюремному заключению. В них направлялись осуждённые, совершившие преступления, не носившие тяжкого характера (например, растрата казённого обмундирования, самовольные отлучки, побеги со службы, неповиновение начальству и т.п.)
В качестве целей деятельности тюрем Морского ведомства были определены
«нравственное исправление заключённых и поддержание
в них духа воинской дисциплины и подчинённости»
. Продолжительность заключения не засчитывалась в срок военной службы. После его окончания матросы возвращались в свои части для продолжения службы.
Кратко коснёмся истории каждого из тюремных учреждений Морского ведомства. Наибольшего внимания заслуживает история петербургской Военно-исправительной тюрьмы. Внимание многих людей, посещающих своеобразный уголок старого Петербурга у слияния Мойки, Крюкова, Адмиралтейского и Новоадмиралтейского каналов, привлекает массивное трёхэтажное здание круглой формы, возвышающееся
на западной оконечности острова Новая Голландия, образованного упомянутыми реками и каналами.
История этого необычного сооружения, носившего неофициальное название «Арестантская башня», до сих пор остается известной разве
что немногим специалистам по истории застройки Петербурга.
Здание
«башни» было построено в 1828–1829 гг. по проекту архитектора Инженерного департамента А. Е. Штауберта.

С
1829 по 1855 гг. в нём размещались арестантские роты Петербургского порта, благодаря которым оно и получило своё название. В связи
с событиями Крымской войны здание
«башни» в 1855 г. было переоборудовано для размещения временного военно-морского госпиталя. В 1856 г. в Арестантской башне некоторое время находилась учебная гимнастическая команда Балтийского флота, а с 1858 г. размещались мастерские и склады Петербургского порта.

Легендарная «Бутылка». Фотография 2006 г.
Легендарная «Бутылка». Фотография 2006 г.


В начале
1860-х гг. руководством Морского ведомства было принято решение о возвращении зданию Арестантской башни его прежней тюремной функции. В конце лета 1863 г. начались работы
по переоборудованию здания
«башни» для размещения тюрьмы.
2 ноября 1864 г. были высочайше утверждены «Положение о Военно-исправительной тюрьме Морского ведомства» и «Временные правила»
о порядке и сроках содержания в ней заключённых. Первым начальником тюрьмы стал капитан-лейтенант М. И. Верещагин, назначенный на эту должность
19 ноября 1864 г. В январе 1865 г. в тюрьму поступили первые заключённые.
Описание, сделанное в
1864 г. посетившим Военно-исправительную тюрьму корреспондентом петербургской газеты «Голос», а также официальные документы и чертежи тюрьмы дают представление
о том, каким стало внутреннее устройство здания
«башни» после его реконструкции.
На первом этаже Арестантской башни находились: комната для караула, канцелярия, комната для дежурного офицера, помещение
для унтер-офицеров, состоявших при тюрьме, 20 одиночных камер
и приёмный покой. Большая часть одиночных камер имела площадь около 25 квадратных аршин (около 12,6 м2 ). Небольшое окно располагалось
на такой высоте, что заключённый не мог пользоваться им для того, чтобы видеть, что происходит вне тюрьмы. В камере находились койка, наглухо прибитый к полу табурет и плевательница. В дневное время койки поднимались к стене и запирались на замок.

В среднем этаже здания находилось шесть помещений с 80 камерами
для одиночного содержания заключённых в ночное время, в верхнем этаже – семь помещений с 95 такими же камерами. Каждая из камер представляла собой небольшую, но высокую комнатку, в которой помещались только койка и табурет; на стене были прибиты вешалки
для одежды. Камеры имели такие размеры, что в них можно было только лежать или сидеть. Стены камер вверху были не глухие, а из жалюзи,
что обеспечивало свободное течение воздуха и предотвращало духоту.
Для наблюдения за заключёнными в каждом помещении, разделённом
на несколько таких одиночных камер, должен был находиться часовой. Через окошечко в двери, ведущей в камеру, он мог видеть всё, что там происходит. Полной темноты в камерах не было, так как в коридоре горели газовые фонари, и свет от них через жалюзи проникал в камеры. Часть камер (три в верхнем этаже, одна – в среднем и одна – в нижнем) предназначались для размещения служивших в тюрьме нижних чинов.
Здание тюрьмы отапливалось горячей водой, поступавшей в чугунные трубы из постоянно нагревавшегося котла. Вода, пройдя по всему зданию, вновь возвращалась в котёл. Часть труб проходила под полом коридора,
а также в подвале. Из подвала в камеры через отдушины, прикрытые железными решётками, поступал воздух. В подвале он сильно нагревался, но благодаря большому отдушнику, соединявшему подвал с улицей, происходил постоянный воздухообмен. Таким образом, в камерах было тепло и сухо, а воздух оставался чистым. Похожим способом устранялось и зловоние из отхожих мест: к ним был подведён воздухоотвод через специальную печь, постоянно топившуюся небольшим огнём; огонь усиливал тягу воздуха, и благодаря этому зловоние практически исчезало.


Заключённые называли здание тюрьмы
«бутылкой». По мнению знатока петербургского фольклора Н. А.Синдаловского, на происхождение этого названия, возможно, повлияло название Бутырской тюрьмы в Москве. Существовала даже пословица: «В Москве Бутырка, в Питере – “Бутылка”». Но более вероятно иное происхождение названия «бутылка»: здание Арестантской башни имело кольцеобразную форму
с круглым внутренним двором, то есть форму пустотелой
«бутылки». «Это здание, красивое снаружи, внутри похоже на бутылку», – писали
в
1906 г. анонимные авторы матросского послания в газету «Народный вестник».
На деятельность Военно-исправительной тюрьмы возлагались большие надежды, связанные не только с выполнением тюрьмой своей основной функции – содержанием заключённых, но и с возможностью нравственного исправления этих людей. Вот что писал, например,
один из современников незадолго до открытия тюрьмы:
«По нашему мнению, может быть, и ошибочному, главная деятельность
в будущей тюрьме должна быть направлена к тому, чтобы переработать порочного человека, возбудить в нём добрые инстинкты и сделать из него полезного члена общества»
.
Руководство Морского ведомства рассчитывало, что в ходе деятельности Военно-исправительной тюрьмы удастся
«если не совершенно искоренить, то по возможности исправить или ослабить те нравственные пороки нижних чинов, за которые по Уставу морских военных постановлений, на основании судебных приговоров, они подвергаются заключению».

Здание Арестантской башни было рассчитано на одновременное пребывание до 200 заключённых, однако на практике численность осуждённых, одновременно содержавшихся в ней, как правило,
не достигала этого количества, обычно колеблясь около цифры
в 150–160 человек. Кроме отбывавших наказание матросов в тюрьме, согласно предписанию Главного морского штаба от
19 декабря 1905 г.,
с конца
1905 г. содержались подследственные нижние чины, содержание которых в карцерах флотских экипажей было опасным ввиду тяжести совершённых ими преступлений. В 1906–1914 гг. число таких нижних чинов ежегодно составляло от нескольких человек до нескольких десятков подследственных.
Тюрьму, с целью ознакомления с её деятельностью и условиями содержания заключённых, неоднократно посещали официальные лица. Наибольшее количество посетителей пришлось на первые месяцы после открытия нового пенитенциарного учреждения.
В январе – феврале
1865 г. тюрьму неоднократно посещал управляющий Морским министерством Н. К. Краббе. 15 февраля того же года
её осмотрели император Александр II и глава Морского ведомства великий князь Константин Николаевич, а
26 февраля – военный министр Д. А. Милютин. Среди посетителей тюрьмы были и представители иностранных государств. Например, в сентябре 1876 г. в ней побывал французский военный агент полковник Гальярд. Часто осматривали Военно-исправительную тюрьму преподаватели и учащиеся различных юридических учебных заведений Петербурга: юридического факультета Петербургского университета, Училища правоведения, Военно-юридической академии. Среди военно-морских деятелей, посещавших Военно-исправительную тюрьму Морского ведомства, был, в частности,
С. О. Макаров.
12 апреля 1891 г., будучи в то время контр-адмиралом,
он произвёл инспекторский смотр тюрьмы.

Ансамбль "Новая Голландия". Тюрьма - Здание "Бутылка"
Ансамбль "Новая Голландия". Тюрьма - Здание "Бутылка"


5 марта 1892 г.
тюрьму осмотрел император Александр III. Как свидетельствует рапорт начальника тюрьмы полковника Н. Г. Веселаго
в Главный морской штаб, император обошёл все тюремные постройки
и в присутствии заключённых, собранных во внутреннем дворе тюрьмы, лично объявил о сокращении им сроков заключения на один месяц каждому.
Плавучая тюрьма находилась сначала на блокшиве (бывшем корвете) «Память Меркурия», поставленном на мёртвые якоря в Южной бухте Севастополя, а с
1909 г. – на бывшем крейсере того же названия. Пребывание тюремного судна в Южной бухте, являвшейся основной стоянкой боевых судов Черноморского флота, вызвало недовольство командования флотом. В 1890-х гг. блокшив «Память Меркурия» был переведён из Южной в соседнюю Килен-бухту. В 1904 г. плавучая тюрьма вновь поменяла своё местоположение – на этот раз в пределах Килен-бухты, где она была перемещена от одного берега бухты к другому. Тюрьма была первоначально рассчитана на 40 заключённых.
В конце
XIX в. количество одиночных камер в результате перепланировки выросло до 50, а в 1906 г. – до 72. Новое тюремное судно (бывший крейсер
«Память Меркурия») было рассчитано уже на содержание 126 осуждённых. Деятельность столь необычного учреждения как плавучая тюрьма вызывала большой интерес как в России, так и за границей. Фотографии, чертежи и описания тюремного судна были представлены
на международном тюремном конгрессе, проходившем в Петербурге
в
1890 г. А на выставке работ заключённых, проведённой во время этого конгресса, экспонировались и изделия отбывавших наказание в Военно-исправительной плавучей тюрьме.

Для дисциплинарного полуэкипажа была отведена казарма
в пригороде Архангельска – Соломбале.
Построенная в
1825 г., она в 1864 г. была передана из ведения Морского ведомства для размещения арестантской роты гражданского ведомства
и в начале
ХХ в. уже имела длительную историю использования в качестве тюремного здания.
Военно-морская следственная тюрьма размещалась в здании северо-восточной оборонительной башни Кронштадтской крепости, построенной в
1830 г. и долгое время использовавшейся в качестве хранилища пороха. Продолжительность лишения свободы в военно-исправительных тюрьмах Морского ведомства в начале ХХ в. составляла от двух до восьми месяцев. Заключённым, не подвергшимся во время заточения дисциплинарным взысканиям, срок содержания мог быть сокращён. Осуждённые продолжали числиться на службе и по окончании срока заключения возвращались в команды Морского ведомства. Сроки заключения
в дисциплинарном полуэкипаже составляли от восьми месяцев до трёх лет, но при увеличивавших вину обстоятельствах, а также при вынесении приговора по совокупности достигали четырёх лет шести месяцев.
Какие обстоятельства приводили матросов в стены тюрем? Наиболее подробный и яркий ответ на этот вопрос содержится в отчёте начальника петербургской Военно-исправительной тюрьмы капитана 1 ранга
М. В. Карпова о деятельности этой тюрьмы за
1865–1872 гг.
Стоит привести обширную выдержку из этого отчёта.

Важнейшей причиной большинства преступлений, совершавшихся матросами, было, по его мнению, пьянство, которое,
«как корень всего зла, ведёт их к растрате казённого имущества, воровству, побегам, отлучкам и всем другим порокам».
«Пьянство, – писал Карпов, – это самый главный и быстро распространяющийся с каждым годом порок, легко укореняется
в них с молодых лет, когда они пользуются совершенной свободой,
ещё до поступления на военную службу, и с летами усиливается
до такой степени, что самого ничтожного повода бывает к тому достаточно. Всякая встреча с товарищем, знакомым, а тем более
с земляком, горе и радость тянут его в кабак, к несчастью, встречающийся чуть ли не на каждом шагу; праздник без водки для него совершенно немыслим, к этому он привыкает ещё в деревне и не может отрешиться от этой гибельной привычки, для удовлетворения которой готов пожертвовать всей своей будущностью; а между тем,
хотя не постоянное, но весьма частое употребление простого
и притом недоброкачественного вина, в котором неоднократно
уже открывали вредные подмеси, незаметно, но постепенно подрывает в корне его здоровье, и, наконец, после всех испытанных над ним исправительных мер в команде, с надломленным уже здоровьем
он поступает в тюрьму тогда, когда он делается неисправимым…»
.

Ансамбль "Новая Голландия". Тюрьма - Здание "Бутылка" (наше время)
Ансамбль "Новая Голландия". Тюрьма - Здание "Бутылка" (наше время)


Режим содержания заключённых предусматривал их одиночное размещение по ночам и привлечение в дневное время к военному обучению и производительному труду с выплатой за этот труд вознаграждения. Важнейшей особенностью режима военно-исправительных тюрем было соблюдение заключёнными полного молчания. Разговоры между ними допускались лишь в строго определённые часы.
Несколько иным был тюремный режим в дисциплинарном полуэкипаже. В нём заключённые каждой из рот размещались в одной общей камере,
не существовало требования об обязательном молчании. Осуждённые, совершившие дисциплинарные проступки, подлежали заточению
в карцере.
В дисциплинарном полуэкипаже существовал следующий распорядок дня: побудка в 6 ч утра, умывание, уборка кроватей, молитва и чай.
После чая – утренние строевые занятия во дворе. Затем небольшой перерыв и вновь строевые занятия. Далее обед, час отдыха, чай и вновь занятия. После ужина – обучение грамоте, вечерний чай и сон. В субботу
и воскресенье заключённые присутствовали на богослужениях в церкви полуэкипажа. Заключённых разряда исправляющихся отпускали раз
в месяц по праздникам в город на прогулку. В
1909 г. соизволением Николая II командиру полуэкипажа было дано право испрашивать к дням Пасхи и тезоименитства императора помилование для «отличных
по поведению и по успехам»
.
Свидания лишённых свободы с родственниками разрешались
в праздничные и воскресные дни, а состоявшим в разряде исправляющихся – также и по средам.

Комплекс мер, использовавшихся в тюремных учреждениях в целях обучения заключённых, включал военную и военно-морскую подготовку, в частности, строевую подготовку, обучение обращению
с артиллерийскими орудиями (в петербургской Военно-исправительной тюрьме имелась учебная батарея) и парусами, греблю. С конца
XIX в. получила распространение гимнастика. Главным воспитательным средством считались беседы священников с заточёнными. Тематика бесед была разнообразной – от осуждения пьянства до критики религиозных взглядов сектантов. Обязательным было посещение заключёнными православного исповедания богослужений в тюремных церквях.
В дисциплинарном полуэкипаже служащие читали осуждённым лекции по истории, географии и гигиене, отрывки из произведений русских писателей.
Администрация Военно-исправительной тюрьмы в Петербурге уделяла большое внимание обучению грамоте. Сначала занятия проводились только по воскресеньям и праздничным дням. Их продолжительность достигала пяти часов подряд, что вскоре было признано нецелесообразным. С
1870 г. было разрешено обучать заключённых грамоте и арифметике помимо воскресных и праздничных дней ещё два раза в неделю (по вторникам и пятницам). Длительность занятий была уменьшена до двух часов в день. Тюремная администрация отмечала положительное влияние такой перемены на результаты обучения осуждённых, многие из которых, при поступлении в тюрьму совсем
не знавшие грамоты, приобретали умение свободно читать, писать
и считать.

Корвет "Память Меркурия", выполнявший функцию 
плавучей тюрьмы с 1883 по 1910 гг.
Корвет "Память Меркурия", выполнявший функцию плавучей тюрьмы с 1883 по 1910 гг.

В петербургской Военно-исправительной тюрьме имелась библиотека, содержавшая «собрание книг нравственного и назидательного содержания, доступных пониманию заключённых». В начале ХХ в.
они дважды в месяц могли получать из неё книги для чтения. В
1890-е гг. тюрьмой выписывался журнал «Чтение для солдат». В тюрьмах Морского ведомства действовали мастерские. Осуждённые производили работы
не только по казённым, но и по частным заказам. В источниках упоминаются различные виды работ: столярные, слесарные, бондарные, кузнечные, сапожные, такелажные, переплётные и другие.
Как неоднократно отмечало руководство тюремных учреждений, многие из заключённых, не знавшие прежде никакого ремесла, получали профессиональные знания и опыт, позволявшие им и после увольнения
от службы заниматься ремеслом и тем самым зарабатывать себе
на жизнь. Относительно привлечения заточённых к труду Александр III
во время посещения Военно-исправительной тюрьмы Морского ведомства в Петербурге высказался в присущем ему стиле так:
«Если они все заняты работами, то им и дурь в голову не лезет».
Интересна такая своеобразная проблема повседневной жизни заключённых как вопрос о курении. Согласно первоначальному проекту положения о Военно-исправительной тюрьме Морского ведомства предполагалось в виде поощрения разрешить курение во дворе тюрьмы осуждённым, отличающимся хорошим поведением.

Однако в
1864 г. все участники обсуждения проекта высказали отрицательное отношение к разрешению курить. В пользу такого отношения приводились и мнение, что «курение не составляет потребности, без которой нельзя было бы обойтись, а напротив того – есть только прихоть, удовлетворение коей не соответствовало
бы цели закона наказать виновного»
, и опасение возможного пожара
в итоге, и то, что подобных допущений не существовало в то время
ни в военном, ни в гражданском ведомствах.

Управляющий Морским министерством Н. К. Краббе указал,
что разрешение курить предлагается лишь в виде поощрения
и мотивируется тем, что
«нижние морские чины, весьма часто страдающие цингой, усваивают себе привычку курения, и лишение
их возможности к тому бывает иногда даже вредно для их здоровья»
.
Тем не менее участники обсуждения единогласно исключили из проекта положение о разрешении заключённым курить. В
1883 г. запрет
на курение был распространён и на положение о Военно-исправительной плавучей тюрьме Морского ведомства.
Данный вопрос был вновь поднят в
1885 г., когда контр-адмирал
А. Б. Асланбегов в отчёте об инспекторском смотре петербургской тюрьмы высказал мнение о том, что лишение заключённых права курить
«составляет для многих из них большое лишение и ведёт к проступкам
и всевозможным ухищрениям для добывания табаку»
.
Контр-адмирал писал, что, по его мнению, право курения (два раза в день в специально отведённом месте) было бы
«довольно заманчивым» преимуществом для многих из заточённых. Кроме того, на это не потребовалось бы дополнительных расходов, так как табак покупался
бы на деньги, заработанные самими осуждёнными. Однако предложение А. Б. Асланбегова было отклонено из-за противодействия главного военно-морского прокурора К. Я. Яневича-Яневского.

Крейсер "Память Меркурия", использовавшийся в качестве плавучей тюрьмы для участников восстаний на флоте 1905 года
Крейсер "Память Меркурия", использовавшийся в качестве плавучей тюрьмы для участников восстаний на флоте 1905 года


«Существующие меры поощрения заключённых совершенно достаточны для побуждения заключённых к покорности, трудолюбию и хорошему поведению. Меры эти гораздо более существенны и рациональны,
чем предлагаемая приманка курения, которая притом не может быть приманкою для некурящих»
,– указывал главный военно-морской прокурор.
Контр-адмирал С. О. Макаров, инспектировавший петербургскую Военно-исправительную тюрьму в апреле
1891 г., был удивлён практикой продажи заключённым нюхательного табака, распространившейся, несмотря на отсутствие такого разрешения в положении о тюрьме.
В отчёте об осмотре тюрьмы С. О. Макаров высказал пожелание
о прекращении этой практики. В результате запрета на использование нюхательного табака заключённые, как считал С. О. Макаров,
«будут подвергнуты лишению, которое не только не вредно для здоровья,
но даже полезно»
. Согласившись с его доводами, начальник Главного морского штаба в мае 1891 г. приказал прекратить продажу нюхательного табака, подтвердив и запрет на курение...
Продолжение следует


© Публикация А. А. Бочарова
Продолжение статьи в альманахе "Кортик" №11/2010
Ещё больше интересной информации и сами книги у нас в группе https://vk.com/ipkgangut

Друзья, если статья вам понравилась - поддержите нас лайком и/или репостом, напишите комментарий. Наш канал - молодой, нам очень важно ваше мнение и поддержка!