Яркий век Королевства вандалов

15 September 2020
Варварский воин (предположительно, гот). Римская мозаика  V  века
Варварский воин (предположительно, гот). Римская мозаика V века

15 сентября 533 года римские войска снова взяли Карфаген.

В первый раз это случилось в 146 году до н. э. во время Третьей и последней Пунической войны, триумфальной для Рима и губительной для независимого финикийского государства, центром которого был великий город.

И вот спустя почти семь веков римляне опять торжествовали. Войска Велизария - блестящего византийского полководца и доверенного лица императора Юстиниана I (который останется в исторической традиции с эпитетом «Великий») при горячей поддержке местного римского населения и местных племен с боем взяли столицу независимого королевства вандалов. Конечно, гордые германцы не собирались сдаваться – четыре года, с 530 по 534, шла кровопролитная беспощадная война, в которой вандалы были одни против всех. А последние очаги их сопротивления были подавлены только в 546 году.

Полководец Велизарий. Фрагмент византийской мозаики
Полководец Велизарий. Фрагмент византийской мозаики

Вандалы, что отступали перед войсками Велизария, были бледным отражением, почти пародией той могучей беспощадной армии, которая сто лет назад чуть больше чем за четыре года, с 429 по 434 (своеобразное у госпожи Клио чувство юмора все-таки) буквально смела римские гарнизоны североафриканских каструмов и поразила ужасом местное население.

Те вандалы под руководством великого вождя Гезейриха сначала захватили Испанию, за которую они яростно спорили с готами Атаульфа и Валии - теми самыми, что в 410 году взяли штурмом и разграбили сам великий Рим, Город Волчицы. Гейзерих понял, что не время пока диктовать поблекшим, потрепанным, но еще имеющим достаточно сил и влияния императорам свои условия. Ему нужна была не война, даже с тенью империи, а земли, где его народ мог бы обрести новую родину. Гейзерих выбрал для новой родины Африку. Благо, от Испании ее отделяет только пролив.

Серебряная монета с изображением Гейзериха, короля вандалов, свевов и аланов
Серебряная монета с изображением Гейзериха, короля вандалов, свевов и аланов

Интересно, кстати, что одним из предлогов нападения на провинцию Гейзерих провозгласил борьбу за «истинную веру». Он и его народ были арианами, получившими крещение от готских епископов - наследников крестителя и переводчика Библии Ульфилы.

Африканская никейская церковь в те времена была одной из самых яростно-ортодоксальных. Тем более, совсем недавно – в 417 году при личном участии императора Гонория был достигнут мир с африканскими донатистами, и они вернулись в лоно никейской церкви, а епископом одного из крупнейших центров Римской Африки - Гиппона Регия - был Августин (будущий Отец Церкви - Святой Августин).

Вот и пойди разберись, кому принадлежит идея крестовых походов...

Страница Серебряного кодекса - одной из частично уцелевших копий Готской Библии. Пурпур от времени изменил свой цвет, но чернила сохранились хорошо. На странице текст Мк. 3.26-32
Страница Серебряного кодекса - одной из частично уцелевших копий Готской Библии. Пурпур от времени изменил свой цвет, но чернила сохранились хорошо. На странице текст Мк. 3.26-32

Вот как пишет о Гейзерихе и его правлении один из великих интеллектуалов раннего средневековья Исидор Севильский в своей «Истории готов, вандалов и свевов»

«74 . В году 428 Гейзерих наследовал своему брату Гундериху и правил 40 лет. Из христианина-католика он сделался отступником и первым принял арианскую ересь. На побережье провинции Бетика он, со всеми вандалами и их семьями, покинул Испанию (429) и переправился в Мавританию и Африку. Валентиниан Младший, император Запада, бывший слишком слаб для борьбы с ним [Гейзерихом], дал ему согласие на мир и добровольно передал вандалам часть Африки, после как Гейзерих его клятвенно заверил, что тот не пойдет дальше [по Африке].
75 . Этот же [Гейзерих], чьи заверения о дружбе были удостоены внимания, нарушил клятву и хитростью захватил Карфаген. Различными видами пыток он выжал из жителей все их богатства и забрал их себе. Затем он опустошил Сицилию, осаждал Панорм, распространил заразу арианского учения по всей Африке, выгонял священников из их церквей, сделал большое их число мучениками и передал, согласно предсказанию Даниила, церкви святых, путем изменения таинств, врагам Христа, он даже раздавал Божьи строения [т.е. церкви] своим как жилища.
76 . Против него снаряжался на войну Феодосий Младший, император Востока. Но из этого не получилось ничего, ибо так как гунны опустошали Фракию и Иллирию, войско, уже посланное против вандалов, было с Сицилии отозвано для защиты фракийцев и иллирийцев. Когда же затем император Майориан из Италии прибыл в Испанию и в провинции Картаго [Картахена] снарядил некое число кораблей для похода против вандалов, то вандалы узнавшие об его намерении, захватили суда на рейде Картаго Новы (460). И так Майориан увидел свое намерение расстроенным и возвратился в Италию, где был предательски убит патрицием Рецимером.
77 . Когда Гейзерих прознал об этом [смерти Майорана], то больше не удовольствовался опустошением Африки, но поплыл с флотом в Италию и напал на Рим. Четырнадцать дней подряд (1- 26 июня) грабил он богатства Рима, затем он увел вдову Валентиниана, ее дочерей и много тысяч пленных с собой [в Африку]. После этого он вернулся в Карфаген и посольством добился мира с императором. Вдову Валентиниана он отослал обратно в Константинополь, одну из ее дочерей он выдал за своего сына Гунериха. После того, как он, таким образом, убийствами и грабежами опустошил многие провинции, он умер на сороковом году своего правления».

Бартоломе Эстебан Мурильо. Святой Исидор Севильский. 1655 год
Бартоломе Эстебан Мурильо. Святой Исидор Севильский. 1655 год

Епископ весьма неточен в своем повествовании. И дело даже не в явной предвзятости – понятно, что вандалы, в отличие от вестготов, среди которых он жил, с чьими королями состоял в родстве, не вызывали у него никакой симпатии.

Оставим его тон, эпитеты и оценки, обратимся к фактам. Понятно, что Исидор Севильский жил через век с лишним после Гейзериха, после описываемых событий и не мог обладать точной и достоверной информацией. Тем более, можно представить, какие были хаос и анархия в документах и архивах в империи в ту смутную эпоху! Так что епископ, конечно же, собирал информацию по крупицам.

Итак. Во-первых, очень удивилась, когда читала впервые, что Исидор пишет об отступничестве Гейзериха от католицизма. Вот уж выдумка так выдумка! Вандалы познакомились с христианством благодаря готам, с которыми долго жили по соседству, еще до вступления в пределы империи. А готы были арианами. И епископу этот факт должен был быть известен лучше, чем кому бы то ни было.

Войдя в пределы империи 31 декабря 406 года через Рейнский лимес, вандалы прошли по провинциям Германия, Галлия, Испания и везде вели себя, как захватчики и грабители. Никаких попыток установить мирные контакты с местным населением, тем более, креститься по никейскому обряду, они не предпринимали – искали добычи и земли для поселения. Так что и в 406, и в 429 году они исповедовали либо язычество, либо арианство.

Расселение племён свевов, аланов и вандалов в Испании
Расселение племён свевов, аланов и вандалов в Испании

Насчет распространения арианской заразы Исидор прав – вандалы действительно были наиболее последовательными и непримиримыми сторонниками арианства наперекор никейскому христианству, именно в их королевстве гонения на ортодоксов были наиболее частыми и жестокими. Правда, епископ предпочитает забыть, что при необходимости вестготы в Испании поступали также. В частности, его родственник король Леовигильд в пору мятежа его сына принца Герменгильда обходился с ортодоксальными священниками не менее жестко, особенно, когда понял, что они не готовы договариваться. Точнее, готовы, но не с ним, а с Византией против готов. То же самое происходило в Римской (точнее уже вандальской) Африке – вандалы в каждом ортодоксе видели потенциального предателя. И основания на то у них были.

Во-вторых, Исидор неверно указал количество лет правления Гейзериха – видимо, ошибся, соединяя разные исчисления. На самом деле великий король правил 49 лет – с 428 по 477 годы. И эти годы были пиком могущества вандалов.

Про захват Карфагена в нарушение договора – тоже правда. Город Гейзерих взял 19 октября 439 года, причем, бескровно – жители решили не геройствовать, будучи наслышаны о жестокостях вандалов по отношению к непокорным. Но это тоже было понятно – завоевать провинцию и оставить в руках врагов ее столицу? Это, по меньшей мере, глупо. Конечно же, Гейзерих захватил город и сделал своей резиденцией.

Королевство вандалов в 526 году
Королевство вандалов в 526 году

Удивительнее всего ляп Исидора относительно смерти Майориана и захвата вандалами Рима. Как он мог ошибиться в таких ключевых моментах – мне непонятно. Хотя… Во времена епископа Рим уже давно не был столицей империи, да и империи, точнее, ее западной части, не существовало, по Италии уже прокатились разрушительные византийско-готские войны, а десятки раз переходивший из рук в руки Вечный Город давно утратил былое значение и величие.

Как бы то ни было, ошибка странная и досадная. На самом же деле последовательность событий такова.

16 марта 455 года Петроний Максим убил императора Валентиниана III, который до этого 21 сентября 454 года убил Флавия Аэция – самого искусного полководца и дипломата империи на тот момент, победителя Аттилы на Каталунских полях.

За тринадцать лет до этого, в 442 году, империя просто вынуждена была признать независимость Королевства вандалов, после чего король последовательно захватил все наиболее важные порты и базы в Средиземном море, отрезав Рим от поставок зерна и масла и покровительствуя пиратству. Это был, конечно же, шантаж. Гейзерих таким образом навязывал императору свои условия игры и демонстрировал, какой прочной удавкой он связал Италию. А захват и разграбление Рима стали последним актом этого грандиозного спектакля, его кульминацией. Что может быть действеннее для демонстрации силы и серьезности намерений, чем такой шаг?

К. Брюллов. Захват Рима вандалами в 455 году.
К. Брюллов. Захват Рима вандалами в 455 году.

Причем, этот захват Вечного Города был качественно иным, чем в 410 году. Гейзериху не пришлось даже штурмовать стены. Как только в конце мая его флот стал на якорь в устье Тибра, в Риме возникла паника, очередного претендента на императорский пурпур Петрония Максима забросали камнями. Так что папе Льву I снова, как и во время нашествия Аттилы, пришлось защищать город. Король вандалов был достаточно дальновиден, чтобы не причинять вреда человеку, в котором все видели спасителя от «Бича Божьего», тем более, он пришел в Рим, прикрываясь благородной целью – местью за убийство императора Валентиниана III. Так что Гейзерих пообещал понтифику, что при неоказании сопротивления, ни убийств, ни пыток, ни казней, ни поджогов не будет. Слово, кстати, сдержал (уж сколько народу погибло в уличных стычках с солдатами и при грабежах – дело другое), зато 2 недели систематически, можно сказать, аккуратно грабил город, пока не забрал оттуда все самое ценное, включая ткани и статуи. После чего спокойно вернулся домой и скоро заключил с римлянами еще боле выгодный для своего королевства договор.

Императрицу с двумя дочерьми вандалы действительно взяли с собой и около семи лет держали в плену. Еще бы – такие заложники. К тому же, возможность породниться с императорской фамилией. Так что Гунериха, младшего сына короля, женили на Евдокии. А, учитывая, что она приходилась внучкой самому Феодосию Великому, Гейзерих на правах близкого родственника стал активно вмешиваться во внутренние дела империи, особенно, после того, как был убит строптивый император, решивший помериться с ним силами – Майориан.

Император Майориан. Фантазия художника на основе изображения на монете. 1745 год
Император Майориан. Фантазия художника на основе изображения на монете. 1745 год

Провозглашенный правителем 1 апреля 457 года после смерти очередного зиц-императора Авита, Майориан действительно воевал с вандалами, отражая их грабительские набеги на Лигурию. И даже однажды нанес одному из отрядов тяжелое поражение, настолько серьезное, что вандалы отступили к кораблям, побросав добычу.

Как бы там ни было, причин любить Майориана и радоваться его восшествию на престол у Гейзериха не было. Но император ведь был несвободен. На трон он взошел благодаря полководцу Рецимеру, который играл при императоре ту же роль, что Стилихон при Гонории или позже Одоакр при последних императорах Запада. Этому свево-готу (по матери Рецимер был внуком короля готов Вали, а по отцу – потомком свевских королей) не нравилась чрезмерная активность и независимость своего ставленника. Потому он только радовался, когда Майориан потерпел от Гейзериха тяжелое поражение у Валенсии в 461 году. Полагаю, что и восстание легионов в августе 461 года, в результате которого Майоран потерял трон и жизнь, было организовано им же.

Когда император погиб, а новый ставленник Рецимера Север решил, что ему все эти разборки с амбициозными варварскими вождями даром не нужны, Гейзерих почувствовал, что руки развязаны. Он даже выдал Византии Евдоксию и Плацидию - в качестве жеста доброй воли, следствием чего стал очередной мирный договор. Теперь уже ничто не могло помешать периодическим набегам на Италию и созданию морской империи. Правда, король переусердствовал. Или его полководцы не смогли почувствовать ту тонкую грань, за которой шантаж и разбой становятся вопиющими и требуют ответных мер. В 467 году императору Византии Льву I Макелле удалось договориться Рецимером, посадить на трон Западной империи своего ставленника Антемия и организовать грандиозный морской поход против вандалов. Правда, несмотря на удачное начало, он закончился полным провалом, особенно, после того, как флот византийцев был сожжен во время ночной атаки, которую организовал старший сын Гейзериха Гензон.

В 474 году императором Византии стал Зенон Исавр, у которого хватило ума вступить в переговоры с королем вандалов и заключить с ним в 475 году «вечный мир». Он, кстати, действительно не нарушался вплоть до падения Королевства вандалов.

Одоакра провозглашают королём (рис. Шарлотты Марии Йонг в иллюстрированной истории Рима для детей)
Одоакра провозглашают королём (рис. Шарлотты Марии Йонг в иллюстрированной истории Рима для детей)

В 476 году случилось событие, о котором написано во всех учебниках истории – лидер германских наемников и федератов в Италии Одоакр сверг с трона «последнего римского императора» Ромула Августула (про официально правившего до 480 года Юлия Непота почему-то всегда забывают), и Западная империя формально прекратила свое существование. Впрочем, к тому времени она уже давно была фикцией, на большей части ее территории хозяйничали варвары, которые чувствовали себя не гостями или федератами, а хозяевами на захваченных землях.

Ну а в 477 году Гейзерих, великий король вандалов, гроза империи, один из лучших политиков и правителей своего времени, отошел в мир иной, передав трон сыну (Гунериху, Гензон умер прежде отца).

И хоть епископ Севильский не пожалел для него нелестных слов, на самом деле это тоже слава и бессмертие.

Гейзерих создал свое Королевство, и оно было единственным из варварских, чью независимость римляне признали официально. В течение всего долгого правления великий король был фактически властителем Средиземноморья: отпускал с короткого поводка и снова обуздывал пиратов, захватывал и отдавал острова в обмен на новые уступки, диктовал империи условия, вмешивался в отношения между другими королевствами.

Любопытно, что в Африке вандалы вели себя совсем иначе, нежели во время захвата Рима. В городах провинции они не щадили ни людей, ни церквей, устраивали террор против ортодоксального духовенства, массово брали людей в рабство.

Вандальский воин. Римская мозаика V века
Вандальский воин. Римская мозаика V века

Недаром римские историки, перевидавшие в IV-V веках много пришельцев захватчиков, писали, что вандалы самый жестокий и необузданный германский народ.

Конечно, они, как обычно преувеличивали. Готы, франки, бургунды, алеманы, свевы, ругии - все эти дети лесов и степей, выросшие в условиях бесконечной и перманентной войны, помнившие и в душе по-прежнему чтившие своих гордых и яростных языческих богов, древние суровые обычаи, видевшие в смерти только лишь переход из одного мира в другой, были жестоки и грубы по меркам изнеженных и утонченных римлян (которые о жестокости своей империи, о гладиаторских боях и травле людей зверями, о пытках и казнях, практикующихся в Риме, о практике геноцида непокорных, конечно же, предпочитали не думать и не знать).

Но то, что вандалы, в отличие от тех же готов или бургундов, не миндальничали с местным населением, а наоборот прославились репрессиями и драконовскими законами по отношению к нему - чистая правда.

Именно вандальское вторжение заставило Святого Августина написать столь вдохновенно и даже яростно апологию справедливой христианской войны. Этот германский народ стал для епископа Гиппонского воплощением народов Гога и Магога. Августин не видел разграбления Рима Аларихом, в 430 году, когда он умер в осажденном Гиппоне Регии, Аттила еще не стал «Бичом Божьим». Но великий король вандалов, свевов и аланов в глазах Августина успешно справлялся с этими ролями.

Св. Августин. Фреска капеллы Санкта-Санкторум в Латерано. VI в.
Св. Августин. Фреска капеллы Санкта-Санкторум в Латерано. VI в.

Это было в 429-434 годах. За несколько лет огромная, важнейшая для империи провинция склонилась перед малочисленным, но очень уверенным в себе народом, возглавляемым блестящим лидером.

А ровно через век - в 533 году растерявшие боевой дух и мощь вандалы, побежденные роскошью и изнеженностью тех, кого они завоевали, терпели от византийцев одно поражение за другим. И местное население, не простившее завоевателям их высокомерной жестокости, радостно поддерживало «освободителей», не понимая, что Юстиниан заботится совсем не об их интересах. Императору нужна была Северная Африка - извечная кормилица Рима, неспособного обеспечить себя продовольствием, нужен был плацдарм для войны с остготами в самой Италии. Так что африканские провинции в любом случае не ждало ничего хорошего.

Это была удивительная и великолепная авантюра - Королевство вандалов в Северной Африке.

Только век. Но какой яркий век! Какой след в сознании современников и потомков! Какие образы! Какие личности!

Король Гейзерих - вдохновитель и руководитель этого грандиозного предприятия, первый и самый блистательный властитель вандалов, по масштабу личности, как политик и государственный деятель стоит в одном ряду с величайшими деятелями эпохи - Теодорихом Великим, Аэцием, Хлодвигом. Если бы он не ушел в Африку, а избрал для себя, скажем, путь Одоакра или Стилихона, может, история последнего века империи пошла бы иначе.

Вот кто мог бы стать достойным соперником Аэция. Не дикий гунн, ничего не понимающий в тонкостях имперской дипломатии и руководствующийся только соображениями собственной безопасности и выгоды, а расчетливый, умный и хитрый политик, прекрасный военачальник, способный понять, что такое империя, и как нужно с ней строить взаимоотношения.

Но, Гейзерих предпочел зыбкой власти над умирающим колосом собственное королевство, пусть, не такое огромное, но ключевое, игравшее первостепенную роль в политике империи второй половины V века.

Королевство вандалов... звучит необычно. И явление это было странное, удивительное. Они не создали ни своей оригинальной культуры, ни своей эпической традиции, ни даже собственной истории, налетели, как степной вихрь и растворились в песках времени век спустя столь же неожиданно, как возникли.

У Гезейриха не было времени на заботу о наследии вандалов (в долгосрочном, общеисторическом значении). А его потомки, не обладали достаточной прозорливостью и талантами для этого.

Жаль! Честное слово, жаль! Кто знает, если бы последний король вандалов Гелимер был хоть в чем-то похож на своего великого предшественника, может, история Средиземноморья в VI веке и дальше сложилась бы иначе…

Ход вандальско-византийской войны 533-534 годов
Ход вандальско-византийской войны 533-534 годов