1 subscriber

Некто рядом с нами

Некто рядом с нами

Сколько себя помню, я всегда верила в существование чего-то или, скорее всего, кого-то, живущего рядом с нами, но не видимого нашему глазу. Уж не знаю что это: параллельный мир, имеющий точки соприкосновения с нашим;души умерших или что-то еще... Но если быть внимательным к своим действиям, к окружающей тебя обстановке, то непременно начнешь замечать мелкие не стыковки. Например, какой-то предмет лежит не на том месте, куда ты его положил или открытая форточка на кухне, хотя ты ее не открывал. Но нам проще поверить, что это ты переложил предмет в другое место, или забыл, что открыл форточку, чем поверить, что рядом с тобой кто-то живет, кого ты не можешь видеть. Оно и понятно: если допустить, что кто-то или что-то живет рядом с тобой, может перемещать предметы, то может и причинить тебе вред, а ты не сможешь никак защитить себя, так как ты его не видишь. Это должно пугать, поэтому мы гоним от себя подобные мысли, списывая все не стыковки на свой склероз или на прочих домочадцев. 

Я точно знаю, что в моей квартире кто-то живет. Множество не стыковок, которые точно не спишешь на склероз, да и животных в квартире не держу, так что перемещения предметов, их исчезновение а потом внезапное появление на прежнем месте никак по-другому не объяснишь. Почему я не боюсь, того кто живет со мной рядом? Тут я конечно покривила душой: когда краем глаза замечаешь тень, пробежавшую мимо тебя - все таки пугаешься. 

Ну а в целом, у того кто живет рядом было множество возможностей причинить мне вред,но он этого не делает, а значит ему это просто не надо. Так зачем бояться то, что в целом не мешает тебе, не причиняет тебе вред - пусть живет, если ему так нравится. Я не мешаю ему (или им), он не мешает мне. Ну а тот кто живет рядом со мной знает, что я его не боюсь и иногда открыто проказничает, не скрываясь. Не так давно был случай. Я была дома одна и решила приготовить на ужин подлив. Достала мясо из морозилки и поставила под горячую воду размораживаться (стараюсь микроволновой печью поменьше пользоваться). Ну а пока мясо размораживается, пошла в комнату телевизор смотреть. Минут через пять обращаю внимание, что не слышу шум льющейся воды с кухни. Возвращаюсь в кухню - вода выключена. Сперва я подумала, что воду отключили в связи с какой аварией и уже хотела было расстроиться, но провернув кран, обнаруживаю, что просто был выключен кран. Включаю горячую воду повторно и выхожу из кухни, но дойти до зала не успеваю. Шум воды вновь прекратился. Возвращаюсь на кухню - вода выключена. Тогда произношу вслух фразу: "Не балуйся! Мне надо разморозить мясо." Включаю воду и ухожу смотреть телевизор. Больше в этот день вода сама не выключалась. Или вот другой случай. Опять же я была дома одна. Поставила на печку воду кипятить, чтоб пельмени варить. Ну а пока вода закипает ушла с кухни в комнату -поработать за компьютером надо было. И заработалась... Когда вспомнила, что у меня на печки вода кипятится прошло очень много времени. Я бегом побежала на кухню, ожидая увидеть уже горелую кастрюлю. Но обнаружила выключенную, остывшую печку, всю забрызганную водой и почти пустую кастрюлю слегка теплую, но без нагара. Так как я была одна, то выключить печь никто не мог, сама она, конечно, выключиться тоже не могла (печь стандартная кухонная, включается-выключается поворотом рубильника). Вот так вот этот кто-то спас мою кастрюлю. До пожара то дело не дошло бы. Но кастрюля к тому времени точно была бы испорчена. Столь ярких доказательств того, что в нашей квартире мы живем не одни, у меня не много. Так как обычно в квартире полно народу и подобные не стыковки легко объяснять действиями других членов семьи. Но когда находишься один в квартире, тогда эти проделки приписать не кому. Теперь про визуальные контакты. До трех лет моя дочь спала со мной в одной комнате и ее кроватка стояла вплотную к моему дивану. Это очень удобно: если дочь ночью потеряет соску и начнет из-за этого попискивать, то можно, самой особо не просыпаясь и не вставая с дивана, нащупать в ее кроватке соску и дать ее ей. При этом, из-за оперативности моих действий, ребенок не успеет проснуться, и, соответственно, я тоже могу после этого продолжить свой сон. Так вот однажды ночью я проснулась от того, что моя дочь начала недовольно попискивать. Открываю глаза, чтобы проверить где в кроватке искать ее соску и вижу, что соска у нее во рту. А вот над ней, примерно в десяти сантиметрах, располагается небольшое голубоватое облачко-свечение. Первая моя мысль: что за ерунда, не проснулась что ли еще... Закрываю глаза и встряхиваю своей головой, примерно как собаки от воды отряхиваются. Открываю глаза и вижу как это облачко поднимается не много вверх, после чего медленно уплывает из комнаты сквозь дверь.А моя дочь тут же успокаивается и продолжает спать спокойно. Я же посидела на диване пару минут в растерянности, наблюдая за дверью. Убедившись, что облачко не 

возвращается, а ребенок спокойно спит, легла сама спать. Когда дочь стала постарше и начала самостоятельно передвигаться по квартире, но говорить толком не могла - она начала бояться прихожей. И когда ей требовалось из кухни уйти в комнату или наоборот (а это значит пройти мимо прихожей) она делала это так. Выходила из кухни и медленно, с опаской продвигалась по коридорчику, пытаясь заглянуть за угол, в прихожую. Как только ее взору открывалась прихожая, она либо совершенно спокойно проходила по своим делам, либо проносилась мимо прихожей бегом (как умела), а потом, миновав прихожую, спокойно шла по своим делам. Правда иногда ей не хватало смелости пробежать мимо прихожей и она возвращалась туда от куда вышла. То есть со стороны это выглядело так, как будто она знала, что в прихожей может кто-то быть или не быть. Она осторожно заглядывала в прихожую. А дальше если никого там не видела, то спокойно шла по своим делам. Если кого-то видела, то либо пугалась настолько, что возвращалась, либо пугалась не сильно и ей хватало смелости продолжить свой путь, только не много поторопившись. 

Конечно, подобное поведение ребенка не осталось не замеченным. 

С детскими страхами надо бороться. Ребенок мог говорить отдельные слова: баба, мама, деда, дядя. И мы попытались выяснить что ее так пугает. Когда она не смогла пробежать мимо прихожей и вернулась на кухню, я у нее спросила: 

- Доча, кто там? 

- Баба. 

- А почему ты ее боишься? 

- УУУ... - ребенок руками показал, что ее пугают. 

- Так может баба хочет с тобой поиграть? Пойди дай ей конфетку. 

На эти мои слова дочь сильно замотала головой в отрицании, явно собираясь заплакать. Что ж с этим страхом ее примирить не удалось. Однако мое предложение не было забыто. И буквально через пару дней я вижу, как дочь по 

одной игрушке носит в прихожую и явно предлагает кому то их взять. При этом она подает игрушку, игрушка падает на пол, а дочь сердится, поднимает игрушку и снова подает. Игрушка снова падает. Тогда дочь бежит в комнату за другой игрушкой (видимо предполагая, что эта игрушка не понравилась). И действие повторяется. Я у нее спрашиваю: 

- Ты с кем играешь? С бабой? 

Дочь не много испуганно оглядывается. После чего успокаивается и машет головой в отрицании, показывая пальцем в пустоту: 

- Дядя. 

После этого она уже не пробегала мимо прихожей, а либо испуганно 

возвращалась, либо спокойно проходила мимо, иногда останавливаясь и зовя 

кого-то с собой. Из разговоров с ребенком мы сделали вывод, что в прихожей 

обитает два невидимых для нас существа: баба и дядя. При этом с дядей она 

подружилась и он приходил к ней в комнату поиграть. А баба ее очень пугала. И когда баба пыталась пройти в комнату за моим ребенком. Дочь захлопывала дверь комнаты, и била ладошкой по полу (там где щель между дверью и полом), крича: "Уди! Уди!". Со временем ребенок начал говорить более понятно и в ее 

речи появились фразы. Последний раз, когда дочь кого-то видела в нашей квартире был следующий. 

Я заметила, что ребенок опять играет с кем то невидимым и 

спросила: 

- С кем ты играешь? 

- С дядей. 

- А спроси как этого дядю зовут, - предложила я, сообразив, 

что теперь, когда ребенок может более менее говорить, то можно наладить и 

диалог через ребенка. 

- Как тебя зовут?, - обращается дочь в пустоту комнаты. 

- Как, как?, - переспрашивает она пустоту, явно не поняв 

ответ с первого раза. 

- А... понятно..., - и обращается ко мне: 

- Петр Ильич. 

Сказать, что я была шокирована - это не сказать ни чего. Мы все видели, что дочь видит то, чего не видим мы. Но, откровенно говоря, все таки думали, что это ее воображение, выдумки. И, когда я предложила пообщаться с дядей, я не ожидала увидеть реального диалога с невидимым собеседником. И уж тем более не ожидала услышать в ответ имя отчество, да еще и столь не распространенное. Не обращаемся мы в семье по имени отчеству и ребенка этому не учили. В садик она еще не ходила. Не могла она выдумать редкое имя-отчество в ответ на то, что я спросила только имя. И не мудрено, что с первого раза она не поняла как зовут того самого дядю. 

- Спроси: а сколько ему лет?, опомнилась я, решив продолжить диалог с невидимым. 

- Его нет, - ответила дочь, разводя руками. 

Больше ребенок не видела ни дядю, ни бабу. Видимо подобное вмешательство с моей стороны им не понравилось и они пришли к выводу, что пора им и от ребенка прятаться. 

С тех пор прошло много времени, моя дочь уже ходит в третий класс. И хотя эту историю трудно забыть на днях я вновь вспомнила, про бабу, которая так сильно пугала мою дочь. Что-то меня разбудило, не знаю что, но что-то точно резко выдернуло меня из сна. Такое состояние, когда ты спишь и громкий звук или что еще прорывается сквозь сон, и ты прямо подскакиваешь на кровати, мгновенно открывая глаза и пытаясь понять что случилось. Так и было со мной что-то нарушило мой сон, я моментально открыла глаза, прислушиваясь к тишине в квартире. Звуков никаких не было... На первый взгляд все вроде нормально. Но только на первый. Я пытаюсь повернуть голову, чтобы осмотреться в комнате, но мне это удается лишь совсем чуть-чуть. Вот оно! Я не могу пошевелиться. Меня сковал страх. Страх? 

Что же не так? Чего я боюсь? Напрягаюсь... и мне удается повернуть голову 

набок. Возле моей кровати стоит силуэт. Силуэт явно принадлежит пожилому 

человеку. Не высокий рост, не выше полутора метров, хотя даже не много ниже. Сильная сутулость, как будто даже с горбом, хотя это вряд ли. Скорее все же фигура скрючена под тяжестью лет, потому и не высокий рост. Она повернута ко мне спиной. И на нее накинута шаль, большая шаль, бабушка в нее завернута с головы и до... колена точно, а ниже я ее не вижу. Мне очень хорошо удалось разглядеть ее со спины, потому как за окном время от времени проезжают машины и свет фар освещает мою комнату. Так она стояла спиной ко мне, слегка пошатываясь (как обычно люди качаются, когда очень долго стоят на одном месте), не обращая на меня никакого внимания. А я в это время, рассматривая ее, со всей силой боролась со своим оцепенением, пытаясь пошевелить хотя бы рукой. И мне удалось поднять свою правую руку, вернее только часть руки: локоть оставался на матрасе, а кисть и лучевую кость мне удалось поднять вверх. И, слегка переместив руку в сторону, я ее опустила. Кисть легла прямо на спину бабушки, я ощутила под пальцами ворс шали. Собравшись с силами я выдавила из себя: 

- "Кто ты?". Фигура начала поворачиваться, поворачивалась она медленно, 

маленькими шажками переставляя свои ноги. Так как оцепенение с меня так и не спало и я не могла контролировать свое тело, то при первом же движении силуэта, моя рука соскользнула с шали и беспомощно упала на кровать. Раз... И никого нет возле моей кровати, я полностью контролирую свое тело. Я села, осмотрела комнату. За окном все так же проезжали машины, освещая ее. Все было спокойно. В квартире стояла тишина, все спали и никого посторонних не наблюдалось. Легла обратно, не много повертевшись, уснула. Утром, вспоминая ночные события, я пришла к выводу, что мне посчастливилось увидеть ту самую бабушку, которая так пугала мою дочь. Силуэт то ее все таки пугающий. Такими у нас изображают бабу Ягу в сказках и мультиках, только она не в лохмотьях, а в шали.