Кузьмин Павел Семенович – капитан подводного «Варяга»

6 June 2020
Кузьмин Павел Семенович – капитан подводного «Варяга»

В Санкт-Петербурге, в Кировском районе, там, где в годы Великой Отечественной войны проходил западный рубеж обороны, есть улица Подводника Кузьмина. Капитан-лейтенант Кузьмин Павел Семенович вместе со своим экипажем подводной лодки «Щ-408» вписал одну из самых ярких, героических страниц в историю Балтийского флота.

Будущий подводник родился 2 января 1914 г. в г. Орджоникидзе. В детстве с родителями переехал во Владикавказ. После окончания 10 классов школы работал на городской электростанции машинистом котельной. Службу в ВМФ начал в 1933 г. С 1938 г., после окончания с отличием ВМУ им. Фрунзе, Павел Кузьмин служил штурманом на подводных лодках. Затем окончил Высшие спецкурсы командного состава при учебном отряде подводного плавания им. Кирова и в октябре 1940 г. получил назначение помощником командира подводной лодки «С-9», участвовал в нескольких боевых походах. В октябре 1941 г. Кузьмину было присвоено звание капитан-лейтенанта, а 24 октября он получил назначение на должность командира подводной лодки «Щ-408». Лодка ещё не была достроена, и спустить её со стапелей удалось лишь в мае 1943 года. 18 мая 1943 года из военно-морской базы на острове Лавенсари лодка ушла в свой первый и последний поход. Она погибла при попытке прорыва на оперативный простор после боя с немецкими катерами.
Весной 1943 года советский подводный флот настойчиво искал пути выхода в Балтийское море через систему заграждений противника. Финский залив был перегорожен противолодочной сетью с диаметром ячеек 1 метр. Кроме того, было поставлено множество минных полей. В результате выход в Балтику стал для советских подлодок почти невозможным. Но перерезать снабжение Германии железной рудой из Скандинавии было очень важно, поэтому было принято решение попытаться прорвать заградительные рубежи пятью советскими подлодками.

Подвиг экипажа подводной лодки "Щ-408". Художник И. Родионов
Подвиг экипажа подводной лодки "Щ-408". Художник И. Родионов

Щ-408 смогла пройти первую линию противолодочных заграждений, но потом, из-за утечки масла или топлива, ее заметили с финского самолета, а кроме того, получилось так, что курсы одной возвращавшейся подлодки Щ-303 и шедшей вперед Щ-408 почти пересеклись около острова Вайндло. На хвосте у Щ-303 сидели противолодочные корабли гитлеровцев. В результате три катера начали преследовать Щ-408. На о. Гогланд и на южном берегу залива были установлены также немцами самые мощные по тем временам гидроакустические станции.

А лодка продолжала форсировать противолодочный рубеж и вошла в минное поле. Несколько раз в отсеках слышалось шуршание и скрежет минрепов от трения о корпус подводной лодки. Через трое суток, к вечеру 22 мая, подводная лодка прошла через Гогландский противолодочный рубеж и в районе маяка Вайндло (на о. Гогланд) всплыла для зарядки аккумуляторных батарей и вентилирования отсеков. Как только заработал дизель, подводную лодку снова засекли противолодочные катера и пытались атаковать ее. Лодка срочно погрузилась и ушла на рабочую глубину. Сбросив несколько глубинных бомб, катера застопорили ход и начали ждать, когда лодка вынуждена будет обнаружить себя, пытаясь всплыть.

Долгих трое суток продолжалась эта «игра в кошки-мышки». Лодка практически все время находилась вод водой, пытаясь в ночное время всплыть и подзарядить аккумуляторную батарею. Катера тут же обнаруживали ее, вынуждая уйти под воду. Плотность аккумуляторных батарей падала, в отсеках катастрофически не хватало кислорода. Подвсплыв на перископную глубину, капитан-лейтенант Кузьмин успел предать радиограмму в адрес главного командного пункта: «Атакован силами ПЛО, имею повреждения. Противник не дает заряжаться. Прошу выслать авиацию. Мое место Вайндло». Увы, но штурмовики были перехвачены противником и после воздушного боя, потеряв два самолета, вернулись на аэродром.

Экспонаты музея, посвященного подвигу "Балтийского Варяга"
Экспонаты музея, посвященного подвигу "Балтийского Варяга"

Перед капитан-лейтенантом Павлом Кузьминым стал нелегкий выбор: погибнуть, сдаться в плен или дать артиллерийский бой. Командир решил идти на прорыв в надводном положении. Щ-408 всплыла и атаковала врага. Бой был неравным, так как каждое немецкое судно было вооружено 75-мм орудием и тремя 20-мм автоматами «Эрликон». Противопоставить им советские подводники могли лишь два 45-мм орудия. В неравной артиллерийской дуэли, которая длилась больше двух часов, «Щ-408» уничтожила два катера, но и сама получила повреждения, от которых, потеряв плавучесть, погрузилась и легла на грунт. Герои-подводники боролись до последней минуты, но не спустили советского Военно-морского флага перед врагом. Балтийцы повторили легендарный подвиг экипажа крейсера «Варяг». Подводная лодка ушла на дно с гордо развевающимся военно-морским флагом, что со времен Цусимы означало: «Погибаю, но не сдаюсь!» Противник, не имея точных сведений о том, затонула ли лодка из-за повреждений, или вновь скрылась на дне, продолжал бомбить место погружения глубинными бомбами.

Двое суток под ударами глубинных бомб под водой велась мужественная борьба моряков за спасение корабля и экипажа. После гибели «Щ-408» не было в советском ВМФ человека, который не знал бы о подвиге экипажа этой лодки. Не случайно за «Щ-408» укрепилось уважительное название подводного «Варяга».

В 2016 году Щ-408 нашли на глубине 72 метра. Лодка лежит на дне почти на ровном киле, с приподнятой кормой, оба орудия находятся в боевом положении, развернуты на левый борт, где как раз находились немецкие корабли. Командирский перископ остался в поднятом состоянии, рубочный и аварийные люки закрыты, в рубке лежит командирский ППШ.

Подробности последнего боя подводной лодки «Щ-408» стали известны только после выхода Финляндии из войны и получили широкую известность, как в ВМС СССР так и ВМС Великобритании. В 1944 году эдиктом короля Великобритании и Северной Ирландии Георга VI капитан-лейтенанту П. С. Кузьмину было присвоено звание почётного офицера ордена Британской империи V степени с вручением знака члена ордена посмертно.

Русские и советские моряки, в отличие от многих других, сдаче в плен предпочитали гибель. А в истории прославленных подводных сил «Кригсмарине» нет ни одного подобного случая. Советские балтийские краснофлотцы предпочли погибнуть, но не сдаться в позорный плен!