This article contains information about products that may be harmful to your health.

15 (часть А)

26 May 2020
15 (часть А)

Рассеянный свет, падающий с потолка, равномерно освещал помещение, в котором находились трое человек. Стол, стоявший посреди комнаты, был прикручен к полу, как и один из стульев. На этом стуле сидел человек, одной рукой прикованный к столу наручниками. Позади сидящего человека стояли два полицейских, вооруженных дубинками и электрошокерами. Несмотря на то, что под потолком было расположено открытое окно, защищенное двумя слоями решетки, в помещении стояла практически абсолютная тишина и только чуткое ухо могло расслышать тяжелое дыхание одного из полицейских.

- Ты здоров Чарли? - спросил один из них другого.
- Не совсем, горло саднит, и голова раскалывается, похоже, что ...

Но закончить свою фразу он не успел. Дверь открылась и в помещение вошел человек с папкой в руке. Зауженный однобортный пиджак и белоснежная сорочка указывали на его приверженность современной моде, хотя выглядел он много старше, чем послевоенное поколение. Это несоответствие вызывало некий гротеск и настораживало окружающих. Что можно было ожидать от такого микса?

- Детектив Меллоу, - представился он.

Человек сидящий на стуле слегка кивнул ему в ответ.

- Эммм..., -  детектив немного замялся, вглядываясь в то, что было написано на папке, и, наконец прочтя, с неким пренебрежением выдавил из себя
- ... Борис Жаккар, вы знаете, в чем вас обвиняют?

Приподняв голову, человек в наручниках некоторое время вглядывался в того, кто сидел напротив, а потом ответил:

- Я знаю, в чем меня обвиняют сэр и готов рассказать все как было.
- Почему вы решили признаться и прийти с повинной?

Детектив постепенно набирал обороты в беседе и, в некоторой степени, был разочарован тем, что в этот раз, возможно, ему не придется применять свои "навыки" вытягивания информации из подозреваемого. Хотя надежда все еще была. Дело было довольно резонансным и если история просочится в прессу, то имя детектива может сильно "вырасти" в значимости. А там и повышение по служебной лестнице. Засиделся он в лейтенантах, пора уже было переходить в чин капитана, но это повышение почему-то все время обходило его стороной, не смотря на его рвение и энтузиазм. Но теперь всё по-другому и, предчувствуя грядущие перемены, детектив старался не упустить из рук такую добычу.

- Я решил прийти с повинной, потому что..., -  сильный кашель не дал возможность закончить фразу и детектив попросил принести воды для подозреваемого. Откашлявшись, последний продолжил:
- ... Потому что произошло одно событие, после которого я потерял вкус к жизни и осознал, что такой человек как я не имеет права находиться в обществе нормальных людей.
- То есть вы пришли покаяться? - переспросил детектив, не скрывая улыбки.
- Вы напрасно иронизируете сэр, выслушав мой рассказ до конца, вы уже вряд ли пожелаете улыбаться.
- Что ж, тогда нам ничего не остается, как выслушать вашу версию! - театрально разводя руками в стороны, снова улыбнулся детектив, заметив при этом ухмылку на лицах, стоявших позади подозреваемого, полицейских.

Мое полное имя - Борис Этьен Жаккар, родился и вырос в Америке в семье французского рабочего и польской модистки. Ничем не отличаясь от остальных своих сверстников, я точно так же, как и все прожил свою жизнь: отслужил в армии, женился, устроился на работу. Вся моя жизнь прошла как по накатанной тропе, те же проблемы, те же вопросы. Дважды был женат, вторая жена подарила мне прекрасную девочку-ангелочка, которую мы назвали Эмили. Считая это подарком свыше за свои труды и праведную жизнь, я какое-то время был счастлив, действительно счастлив, несмотря на заботы и хлопоты. Пока в один прекрасный день жена не сообщила мне о том, что уходит и забирает дочь с собой. В чем я прогневил Господа не знаю, но после этого перестал ходить в церковь по воскресным дням и вскоре уехал далеко на север.

- Вы нам хотите рассказать всю свою жизнь? - спросил детектив, сняв свой пиджак и засучивая рукава.
- Нет сэр, уже подхожу к самой сути. Вы задали вопрос "почему?", я думаю мой рассказ поможет вам понять причины моих поступков. С вашего позволения я продолжу?

Усевшись поудобнее на свой стул, детектив молча сделал жест рукой, предлагая продолжать дальше.

Спустя одиннадцать лет я вернулся в Штаты. Подзаработав немного денег, решил открыть небольшое кафе. Сбор документации и прочая волокита отняли у меня почти год и вот наконец в один прекрасный день мое кафе открылось и стало набирать небольшую, но всё же популярность. Какое-то время казалось, что удача снова возвращается ко мне. Я стал посещать церковь, участвовал в благотворительных мероприятиях. Снял небольшой домик неподалеку. И вот как-то раз, почувствовав себя увереннее, отправился к своей семье. Мне очень хотелось увидеть свою дочь, ведь ей на тот момент должно было исполниться пятнадцать лет, и она уже становилась совсем взрослой леди.

Но дом был пуст, жена и дочь переехали в другое место, а куда, мне так и не удалось узнать. Подавать в розыск на тот момент мне не пришло в голову, поэтому я просто вернулся в свое кафе в ужасном состоянии. В течении нескольких дней кафе было закрыто, ровно столько же был закрыт мой разум, подпитываемый изрядным количеством виски. Но все проходит, спустя три или четыре дня я пришел в себя и снова открыл свое заведение.

В тот день было много молодежи. Вообще в мое кафе часто заглядывала молодежь, вероятно потому, что по соседству располагался колледж, а других заведений, где можно было просто посидеть, попить кофе и пообщаться, не додумались открыть. За одним из столиков сидели двое девчушек, лет пятнадцати-шестнадцати и мило общались между собой. Увидев одну из них мне почему-то представилось, что моя дочь, мой ангелочек точно так же где-то сидит и мило общается со своими друзьями. Не выдержав, я подошел к ним и пожелал хорошего дня. Но они не ответили. Спросив не обидел ли я их чем-то получил в ответ пренебрежительное: "отстань старик". Старик? А ведь мне всего пятьдесят три года.

Продолжая игнорировать меня, они вдруг собрались и ушли, так и не сказав не слова. У выхода из кафе попрощались, отправившись каждая в своем направлении. Мне было весьма горько и обидно. Не знаю, что на меня нашло, но я отправился вслед за той, которая назвала меня стариком. Иначе как роковое стечение обстоятельств, я не могу назвать то, что происходило дальше. Гнев заполнял мою душу, затмевая голос разума. Она пошла как раз в сторону моего нового дома. Вы ведь помните, что я говорил о новом своем доме?

Подозреваемый замолчал ненадолго, собираясь мыслями и переводя дыхание. Отпив еще немного воды, спросил, нельзя ли здесь закурить? Ему разрешили, и он продолжил.

Почти у своего дома я остановил её, ухватив за руку, и потребовал извинений. Сначала она удивилась, но потом приняв надменное выражение лица стала грозить, что начнет кричать и подаст в суд. Я не хотел, чтобы она кричала, я лишь хотел, чтобы она извинилась за свое поведение. И как только она действительно решила закричать, я, не осознавая себя, сильно ударил кулаком ей по лицу. Упав навзничь, девушка потеряла сознание. Это произошло мгновенно, как бы, само собой. Я даже не успел осознать, что сотворил.

Что было потом помню весьма затруднительно, словно все происходило в тумане, но точно помню, что затащил ее в свой дом и запер дверь. Уложив на диван, остался ждать, когда она придет в себя. Злость исчезла, но на ее место пришел страх от содеянного. Понимая, что уже просто так не отделаться, я все же надеялся на какое-то чудо. Но чуда не произошло. Девушка пришла в себя и тут же начала кричать, призывая на помощь. Боже, выбора у меня не оставалось. Вторым ударом я снова отправил ее в нокаут и, понимая, что теперь у меня был только один путь, связал ее и отнес к себе в подвал.

На что я надеялся? Надежды не было, как, впрочем, не было и четкого понимания, что делать дальше.

Продолжение следует. часть Б